Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 7.11.1976: Лена, какого хрена?


7.11.1976: Лена, какого хрена?

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

» участники эпизода
Goddard Mulciber, Priscilla Mulciber, Philip Jugson
» время и место действия
7 ноября 1976, воскресенье, 13.30; Дарем, викторианский особняк Мальсиберов чуть за городом
» краткое описание эпизода
Здравствуйте, дорогие жена и папа моего друга. Расскажите мне, пожалуйста, где мой друг. А не сможете - я вам это запомню и припомню.

0

2

Филипп аппарировал буквально в половине километра от дома Мальсиберов и дальше направился пешком. Британия встретила его той ещё мерзостью и сыростью: и хотя погода в последние дни установилась ничего себе так, Джагсон всё никак не мог свыкнуться с мыслью, что теперь придётся носить тёплую мантию, да ещё и заказывать себе что-то с вшитым заклинанием удержания тепла на всякий морозный случай, когда их окончательно засыпет снегом. В конце концов, морозить свою любимую задницу в его планы не входило, а за годы в Южной Америке он привык к немного другим климатическим условиям. И холодам в немного другое время.
Он окончательно возненавидел ноябрьскую зиму, когда добрёл до дома Мальсиберов: и чёрт их дёрнул селиться на севере, у самого драккл-бы-его-побрал моря, когда для освоения открыта вся страна. Неудивительно, что по предварительным данным Мальсибер сбежал в путешествие по Канаде: даст Мерлин, там он стал умнее и выбрал ту часть, что ближе к основным Штатам, а не к Аляске.

Дом у Мальсиберов был что надо: добротный дом этак столетней давности постройки, насквозь пропитанный магией. Именно в таких домах, по мнению самого Джагсона, должны были жить настоящие волшебники, но никак не в тех сарайках, в которых зачастую ему приходилось навещать своих жертв. Крохотные домишки, ютящиеся по соседству с маггловскими свинарниками, магия в которых задерживалась ровно настолько, чтобы закончить произнесённое носителем палочки заклинание, а потом торопливо испариться, посчитав, что в этом месте делать ей точно нечего. В таких домах нельзя было растить маленьких волшебников: из них тогда получаются самые натуральные магглы, пусть и с умением махать большой деревянной палкой, прикупленной у Олливандера или у другого дельца, гоняющегося за галлеонами и продающего чудо магического производства всем подряд.

Погружённый в свои мысли, он остановился у дома, с несколько секунд обождав, не появится ли кто-то из хозяев навстречу, на всякий случай посмотрел в окна, выглядывая любопытные лица, но никого не увидел. Джагсон догадывался, что сигнальные чары, которыми обычно увлекались подобные семейства, давно известили обитателей дома о госте. Если, конечно, они совсем не идиоты, эти Мальсиберы, но о самом Мальсибере он всегда был достаточно высокого мнения. Впрочем, всё могло очень быстро измениться, судя по тому, как быстро пропал с радаров его старый добрый боевой товарищ. Он постучал в дверь и чуть тряхнул тёмными кудрями на голове. Что ж, пора забыть всё, что ему уже успели рассказать о произошедшем, и очень искренне удивляться попытке побега от надоевшей рутины в старой доброй магической Британии.

Джагсон натянул на лицо самую очаровательную улыбку и заговорил первым, не дав появившемуся на пороге хозяину высказать вслух немой вопрос:
— Добрый день, мне нужен господин Мальсибер. Он дома?

+5

3

Мистер Мальсибер-старший горделиво восседал на кресле в мрачной гостиной фамильного особняка, всего сто десять лет назад построенного на месте старого колониального дома, который тоже стоял около ста пятидесяти лет, заменив собой каменный замок в архитектурном стиле начала правления королевы Елизаветы. Пожалуй, хозяин дома и сам дом как нельзя лучше подходили друг другу – торжественные, суровые, достойные.

Портил дело, как ни странно, ветер, который в это время года особливо сильно гулял по северу старушки Англии. Годдард Мальсибер даже сожалел, что нельзя было придумать какой-нибудь способ греть дом без магии, потому что, несмотря на сильнейшее силовое поле, чары тепла приходилось обновлять чуть ли не ежечасно. Поэтому камины там, где они были, и печи-секретки топились дровами, как в старые добрые времена.

«Ежедневный Пророк» в руках у мужчины не радовал глаз простого обывателя, коим Годдард никогда не был. Посему волшебник саркастически усмехался каждый раз, когда видел занимательные заголовки вроде «Четыре Трупа Магглов в Сити: Преступник Гуляет на Свободе». Министр Магии ничего не может поделать, и его личный консультант по вопросам образования лишь деланно разводит руками, рекомендуя усилить школьный курс защиты от тёмных искусств – то бишь, трудоустроить немыразимца-невестку. Вот сейчас её рожа не отсвечивала в гостиной, и жизнь была почти прекрасна. Домовик в этом доме никогда не попадался на глаза ни хозяевам, ни тем более их гостям, которые пожелали нагрянуть.

Тук-тук-тук.

Викторианский дверной молоток в форме скорпикоры в профиль шевелил волшебник, который пришёл без намерения совершить нечто противозаконное – такая уж была магия на доме, пропускавшая много кого. Коротко хохотнув над тем, что сейчас дверь пришлому чужаку откроет сам хозяин дома, мистер Мальсибер двинулся в небольшую прихожую. Всё в этом доме относилось к середине прошлого века: особняк в Дареме представлял собой настоящую, как это говорят магглы… Машину времени.

За дверью уже торчал мужчина средних лет, можно даже сказать, красивый. Знатоком мужских морд и пенисов старший Мальсибер не был, но чётко представлял себе, что такое «он красив». Так говорили, в частности, о нём – да-да, до сих пор. Хозяин дома вежливо осведомился у него, сохраняя лукавый огонёк в ещё ярких голубых глазах:
– Добрый день, молодой человек. А вы, так уж вышло, с ним разговариваете. Вас не затруднит назваться? Возраст перевалил за полных семь десятков, и я вполне смог, как видите, забыть, как к Вам обращаться.
[icon]http://funkyimg.com/i/2CDYb.png[/icon][nick]Goddard Mulciber[/nick][status]Убийца - дворецкий[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ГОДДАРД МАЛЬСИБЕР, 74</b></a><br>Глава Международного Бюро магического законодательства<br>[/info]

+6

4

Джагсон изобразил неподдельное удивление, а потом, точно вспомнив, едва не хлопнул себя ладонью по лбу, мол, дурак же я, дурак. Конечно, он был в курсе, кто встретит его на пороге: точнее, ожидал, что это будут либо отец, либо жена, которая, по последним данным, проводила большую часть своего времени в Хогвартсе. Хорошо устроилась, нечего сказать...
— Вы, должно быть, его отец, мистер Мальсибер-старший. Простите, не признал, — любезно начал Филипп, лёгким кивком головы засвидетельствовав своё почтение. — Джагсон. Филипп Джагсон. Не имел чести быть знакомым с вами лично, но очень рад, наконец, вас встретить.
Конечно, он прекрасно жил все свои тридцать с хвостом лет без этого знакомства, но правила, приличия... В конце концов, его лучший друг Мальсибер наверняка упоминал об отце — может, даже в лестном ключе? Филипп решил, что будет стараться держать нейтральную позицию и стараться быть дружелюбным, по-крайней мере, до тех пор, пока это может помочь ему узнать то, что он хочет узнать. А дальше... Дальше хоть трава не расти.

— Могу я поговорить с вашим сыном? Я без приглашения, но он наверняка будет мне рад. Старые друзья, — и выглядел он при этом достаточно расслабленно и развязно, чтобы понять — да, конечно, сотню лет уже дружили и по переписке делились последними новостями. На деле Джагсон понятия не имел, есть ли у Мальсибера дети или того хуже внуки: вроде как был как минимум один, раз уж у него есть жена, но ни имени, ни тем более пола он не мог припомнить, слишком ненужной казалась эта информация по сравнению с тем, что сам Мальсибер куда-то отчалил и не выходил на связь уже довольно давно.

+3

5

- Так и есть, мистер Джагсон. Я его отец, - просто ответил Годдард, разглядывая пришедшего по душу его сына мужчину. Молодой, из тех, что считают себя красавцами, нарочито небрежно обходясь с внешностью. Тёмные волосы вьются, как будто бы от того, что в Дареме дождливо и ветрено, или от того, что в головах у таких молодых людей слишком много мыслей. По школе у сына таких друзей не было - ну, или отцом мистер Мальсибер-старший был плохим, раз не помнил. Да вздор. Он всегда был отличным отцом. Даже свёкром был первоклассным, жена сына ещё жива, и вряд ли падёт жертвой его гнева.
- Впрочем, что же нам стоять на пороге. Проходите, мистер Джагсон, приглашаю, - мужчина посторонился, лукаво усмехнулся и пропустил гостя в дом, под своды викторианского стиля, по-вампирски тяжёлого и похожего на склеп. В этом доме ничего светлее серого не держали, но периодически попадалось и бордо, благородно оттенявшее чёрные тяжёлые гардины и серебро фамильных канделябров. Пропустив гостя в гостиную, Годдард дважды хлопнул в ладоши с задержкой. Шторы медленно разъехались, пустив внутрь дневной свет, ничуть не скрасивший обстановку и не сделавший дом ни на йоту легче. Прямо в воздухе, между кресел с высокими спинками, повис большой и изящный чайник с двумя чашками по бокам.
- Или желаете огневиски, мистер Джагсон? В любом случае, неужели вы, его друг, не в курсе, где сейчас находится мой сын?
Годдард разговаривал крайне вежливо, но что-то в его голосе было несвойственным для пожилого мужчины. Неуместное веселье, наверное. Или сарказм, почти ирландский. Мистер Мальсибер взял одну из чашек, подождал, пока она наполнится вкуснейшим напитком, и только тогда устроился в одном из кресел, приглашая мистера Джагсона сделать то же самое.
[icon]http://funkyimg.com/i/2CDYb.png[/icon][nick]Goddard Mulciber[/nick][status]Убийца - дворецкий[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ГОДДАРД МАЛЬСИБЕР, 74</b></a><br>Глава Международного Бюро магического законодательства<br>[/info]

+3

6

— Благодарю, — Филипп вошёл в дом Мальсиберов, где до этого никогда не бывал. Да и не принято было у товарищей по делам пожирательским расхаживать друг к другу в гости: часто они даже не знали фамилий друг друга, а то и имён. Некоторые "члены" организации не знали даже лиц тех, кто был на особенном счету у Лорда, потому что не надо было всякой швали знать такую ценную информацию. Информацию, которая могла стоить не просто проваленной операции, а целого проваленного дела жизни. Не самое лучшее начало карьеры в подпольно-революционной организации.
Они прошли в гостиную, где хозяин, проведя несложные процедуры, впустил в комнату свет и предложил гостю сесть. Джагсону сошла бы и полутьма: ему нравилось чувство неопределённости, которое возникало, когда незнакомые друг другу люди оказывались в полутёмном замкнутом пространстве один на один. Никогда не знаешь, чего ожидать и ожидать ли... Впрочем, он был уверен, случись что, он с лёгкостью одолеет старика. Впрочем, ничего не случится: не сейчас. Может быть, позже.

— Не откажусь, — произнёс он, хотя время было едва послеобеденное. Огневиски — особенно хороший огневиски — Джагсон любил и ценил, настало время проверить, какие запасы хранятся в подвалах у Мальсиберов.
Ожидания его, впрочем, оправдались: огневиски оказался по-настоящему обжигающим и по-настоящему огневиски, чего часто не хватало многим "ценителям" крепкого напитка. Он сделал глоток и отставил стакан в сторону на ручку кресла, приняв максимально непринуждённую и свободную позу. Ему не о чем было волноваться, а вот старику — может быть.
— Видите ли, мистер Мальсибер, — начал Джагсон, едва ли не ухмыляясь от того факта, что сейчас ни на йоту не соврёт, — я буквально только что вернулся после долгого отсутствия. Я несколько лет жил заграницей, сов не напасёшься.
И действительно, именно этим он обычно оправдывал отсутствие весточек для матери и отца.
— Вернулся буквально только что и решил проведать старого друга. На моё последнее письмо он не ответил, но, возможно, сова просто потерялась в пути.
Или её никто не отправлял.
— Так где он? Надеюсь, он здоров, — произнёс он почти обеспокоенно, потому что когда ещё представится возможность изобразить из себя заботливого друга.

+3

7

"Алкоголик", - припечатал мысленно Годдард, всё так же лукаво улыбаясь и внимательно созерцая посетителя. Нет, на школьного друга мистер Джагсон не походил: сыну мистера Мальсибера не далее, чем в августе исполнился пятьдесят один год. Впрочем, сейчас мужчины втирали в свои моськи разнообразные продукты производства мадам Примпирнелль, которые он заказывал в подарок для Присциллы. Возможно, Джагсон просто не был исключением.
- Простите, мистер Джагсон, я совершенно не помню вас среди школьных друзей сына. Не затруднит ли вас рассказать старику, где же вы познакомились? Просто старческое любопытство, не более, не сочтите за чрезмерное нарушение приватности.
Годдард спокойно повёл волшебной палочкой, подзывая к себе бутыль с добрым Огденовским виски, котрая закончила обслуживать гостя, и заставил её чуть-чуть капнуть в чашку с его травяным чаем. Возраст, конечно, уже не тот, чтобы предаваться алкоголизму и разврату, но и не тот, в котором положено отказывать себе в радостях жизни вроде этого чудного золотистого напитка с прекрасными нотками древесного запаха.
- А письма есть. Их получает миссис Мальсибер, а потом отправляет тем, кому они адресованы. Всё просто. В Канаде не так много возможностей отсылать послания всем и сразу. Стало быть, вам их просто не передали?
[icon]http://funkyimg.com/i/2CDYb.png[/icon][nick]Goddard Mulciber[/nick][status]Убийца - дворецкий[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ГОДДАРД МАЛЬСИБЕР, 74</b></a><br>Глава Международного Бюро магического законодательства<br>[/info]

+3

8

— Естественно. Я младше, мы не пересекались в школе, — честно признался Филипп. В конце концов, по его лицу и так было прекрасно заметно, что в ровесники пятидесятилетнему Мальсиберу он не годился. — Мы познакомились позже, на одном из рождественских приёмов. Потом посещали один и тот же джентльменский клуб. Частенько мы вместе играли... — очень весело играли в догонялки и прятки с глупыми магглами и дурными головами, которые вдруг решали, что умнее их Господина. Может быть, Мальсибер скоро сам окажется на месте этих идиотов, такими-то темпами, заодно и деда с женой своих прихватит. — Шахматы, криббедж. Иногда вместе охотились, это, знаете ли, большое увлечение у мужчин моей семьи, ваш сын в своё время этим весьма заинтересовался.
Видел бы ты, дедуля, с какой физиномией люди, подобные твоему сыну, убивали маггловские отродья. Слезла бы с лица эта ухмылочка-улыбочка.
— Стало быть так, — согласился Джагсон. Конечно, он сам прекрасно знал, как работает совиная почта через континенты (слава Мерлину, он тоже был в Америке, только южнее), однако ситуация казалась ему весьма подозрительной. Даже для того, чтобы дать весточку друзьям, не обязательно было посылать письма через родственников: очевидно, что-то шло не так. Возможно, тем самым Мальсибер хотел отгородиться от обвинений: мол, отправлял все письма через жену и не мог же я написать, что я по субботам жру смерть вместо завтрака?
— Возможно, миссис Мальсибер забыла отправить моё письмо. Или получила его обратно, — начал Джагсон спокойно. — Могу я как-то связаться с ней?
Можно, по-крайней мере, переговорить с этой тёткой. Окажется поразговорчивее — будет молодцом.

+3

9

Годдард продолжал ухмыляться, разглядывая гостя так, как будто мистер Джагсон рассказывал ему не о дружбе с его сыном и не о занятиях, которые нравились мужчинам, а, скажем, о том, как в "Три метлы" зашли как-то раз русалка, гоблин и сквиб. Естественно, о том, что такое делают мужчины, когда собираются в шумные или не очень компании, Мальсибер-старший знал. Знал он и о том, что зачастую такие компании оказываются организованными группировками для вершения каких-нибудь не очень законных, но крайне полезных дел.
- Возможно. Не припомню, чтобы Присцилла когда-нибудь забывала хоть что-нибудь, но и на гоблина найдётся утраченный галлеон. Впрочем, лучше вам самому поинтересоваться у неё, где корреспонденция. Она забирала почту пару недель назад из Хогсмида, потому что сейчас работает в Хогвартсе. Сегодня она дома. Вам вниз, молодой человек, - Годдард встал с кресла, указывая на дверку справа от камина, которая вела вниз, в лабораторию и кабинет Присциллы, прятавшейся от дневного света. Самым увлекательным было то, что Присцилла, не будучи урождённой Мальсибер, каким-то образом модифицировала магию дома так, что в подвал теперь никто, кроме неё, попасть не мог. То есть, кусок дома как бы признавал в ней свою хозяйку, которая была вольна делать, что пожелает нужным. Мистер Мальсибер постучал в дверь, которая, естественно, была заперта не на простую "Алохомору". Своевольная стерва, а?
- Присцилла! У нас в гостях мистер Джагсон. По душу моего сына, - тихо сказал Годдард двери, которая и не подумала открыться. Гостей его невестка не любила в высшей степени, впрочем, он сам тоже не лез с объятиями к тем, кто их посещал. Несмотря на это, мистер Мальсибер-старший неплохо относился к светским приёмам и даже посещал их: он знал Малфоев, старшего и младшего, был в курсе, кто такие Лестрейнджи и Роули, и даже папашу Джагсона, который пришёл в гости к другу, тоже знал.
- Подождите здесь, мистер Джагсон. Я думаю, либо дверь откроется, либо Присцилла сама поднимется к вам. Она учёная, и у неё есть некие опыты, которые нельзя прерывать. Она делает всё, чтобы чистокровное магическое сообщество оставалось таковым, - не без тени гордости заявил Мальсибер, тем не менее не зная сути опытов и тайны экспериментов. Присцилла просто говорила, что изучает магию крови и рода. В эти сказки бабушек верил мало кто, конечно, и от невестки ожидались весомые доказательства. Впрочем, Годдард никогда не прекращал лукаво прищуривать глаза и усмехаться просто так. Для профилактики.
[icon]http://funkyimg.com/i/2CDYb.png[/icon][nick]Goddard Mulciber[/nick][status]Убийца - дворецкий[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ГОДДАРД МАЛЬСИБЕР, 74</b></a><br>Глава Международного Бюро магического законодательства<br>[/info]

+3

10

Мадам Мальсибер имела уши везде - причём, практически буквально. Особняк Мальсиберов, конечно, был местом особенным: здесь нельзя было и чихнуть так, чтобы хозяева об этом не узнали. О том, чтобы зайти к Мальсиберам инкогнито, речи идти не могло. Нет, конечно, миссис Мальсибер никогда не подглядывала в душе за старческими телесами обнажённого свёкра, да и мало интересовалась его делами, но магия, магия! Эта старая подруга делала своё дело. А потому о приходе мистера Филиппа Джагсона Присцилла знала с того момента, как его рука коснулась дверного молотка - и его не отшвырнуло ко всем Мерлиновым тёщам подальше от дома.
Тем временем, женщина весьма шустро передвигалась по домашней лаборатории, рисуя прямо посреди неё генеалогическое древо. В воздухе, так, чтобы оно светилось и выделяло ей нужные связи. Вот ветвь французских Мальсиберов начинает светиться красно-сине-белым, и где-то тихо играет "Марсельеза". Всё-таки чувство юмора у женщины присутствовало: вот её собственная связь с мужем, над которой тихо-тихо, если тронуть её волшебной палочкой, играл "Похоронный марш" отца нашего Шопена. Стук сверху раздался громко - и снова спасибо магии. Лаборатория принадлежала ей, никто не смел сюда входить, даже на свой страх и риск. По душу мужа. Ха-ха... Это мужчина сильно ошибся дверью. Миль этак на тысячу - или сколько там до министерского подвала?
- Добрый день, - безразлично вышла к гостю Присцилла, не потрудившись избавиться от белой рабочей робы, напоминавшей халат целителя в Мунго. Судя по идиотскому виду мужниного дружка, ему бы следовало туда обратиться: лет тридцати пяти, со зверской мордой вечно голодного бомжа, хотя одет дорого. Глупое лицо, пустые глаза. Никак, сектант какой?
- Чем могу помочь? Письма от мистера Мальсибера придут через неделю, в воскресенье. Будет вам весточка - оставьте визитку, перешлю и вам. Есть, что оставить - отправляйте на моё имя сюда, в Министерство или в Хогвартс.
Женщина пожала плечами и развернулась на выход, назад в лабораторию, открывая дверь туда и готовясь спуститься туда, откуда пришла, но медля, чтобы соблюсти хоть какие-то приличия, вдруг этот тип что-нибудь скажет ещё?
[nick]Priscilla Mulciber[/nick][status]тоталитаризм, жара, июль[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ПРИСЦИЛЛА МАЛЬСИБЕР, 42</b></a><br>Преподаватель ЗОТИ, невыразимец<br>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2CDYc.png[/icon]

+3

11

Джагсон хотел бы ещё что-то сказать, но мистер Мальсибер решил, что достаточно с него объясняться с гостем и решил вызвать на свет божий третье действующее лицо. Филипп с интересом ждал, кто же появится из подвала, в который — бубубу! — никому нельзя заходить и из которого, очевидно, потом вылезали самые страшные кошмары обитателей этого дома. Такая таинственность Джагсона смешила: ну что они там могут делать, эти учёные, мешать навоз с кучей клея?
Но цель была, конечно, благая, и Джагсон кивнул. Немножко даже с уважением. Но какая ещё могла быть цель у настоящего здравомыслящего волшебника?
Он поднялся с места, готовясь встретить жену своего подельника, и даже придумывал, как он с ней заговорит и чем попытается очаровать, как вдруг...
Как вдруг в свете гостиной появилась она.
Филипп, если честно, откровенно позавидовал Мальсиберу, который заблаговременно свалил к чертям драконьим, увидев его прелестнейшую жёнушку. И даже немножко по-мужски его понял. Конечно, нечего было ожидать от такого остолопа женитьбы на королеве, но эту красоту он ещё нескоро забудет. Кислая физиономия, прямо демонстрирующая всё отношение миссис Мальсибер ко всему живому, разве что не плевала в Филиппа ядом, и на том большое вам спасибо, было приятно поболтать.
— Погодите, погодите, миссис Мальсибер, — Джагсон сделал осторожный шаг по направлению к женщине и двери, но не стал прикасаться к ней (к двери; к женщине бы даже не подумал), опасаясь, что хитрые защитные механизмы его тут же сотрут в порошок. Да и невежливо как-то было отгораживать путь.
— Если вы не против, ещё пара вопросов... Слишком уж неудовлетворено моё любопытство.
Джагсон улыбнулся, пытаясь быть вежливым и галантным. Физиономия миссис отбивала желание жить напрочь. Как дементор, право слово.
— Меня зовут Филипп Джагсон, я друг вашего мужа. Как я уже объяснил вашему свёкру, мы какое-то время не выходили на связь, я тоже не был в стране. Однако есть вопросы, которые мне бы хотелось решить с ним лично, они довольно срочные... Мистер Мальсибер, он не писал, когда собирается вернуться? И не выходит на связь через камины?
Конечно, такие вопросы, которые они могли бы решить между собой, не могли решаться через почту. Тем более, через третьи руки.

+2

12

Присцилла открыто усмехнулась, когда мистер Джагсон шагнул вперёд, разумно не дотрагиваясь ни до двери, ни до неё самой. Она внимательно смотрела и слушала, разглядывая его тем самым взглядом, которым обычно смотрят на кучу драконьего навоза, решительно сильно воняющую посреди двора: с отвращением. Впрочем, у мужа была целая куча тупорылых знакомых, не понимавших английского языка. В чём проблема? Грамматика не та, время не то поставлено? Сказано же: пишите письма мелким почерком, передавайте мне. Мистер Мальсибер в Ка-на-де. Там он и останется, пока будет нужен для исследований, потом погибнет, если Присцилле будет лень населять его голову ложными воспоминаниями. Какая печаль, испепелил дракон! Соблюдайте технику безопасности, не играйте с огнём.
- Можете задать даже больше пары вопросов, мистер Джагсон. Не вы первый, - вежливо заговорила Присцилла, с трудом подавив желание говорить громче и медленнее. И правда, тупорылый Джагсон.
- Вся проблема в том, что мой муж, как я уже и сказала, свяжется в воскресенье. Он находится в Канаде, куда уехал три года назад изучать особо редкие виды драконов - ледяных, в частности, и костяных. Географически его небольшая уединённая база находится на границе Саскачевана и Нунавута, - снисходительно, не стесняясь интеллектуального превосходства над гостем, пояснила Присцилла, неприятно доставай волшебную палочку и постукивая ей по двери. На двери появилась карта планеты The Мля, так сказать, которая, сделав пару оборотов вокруг своей оси, повиновалась следующему движению Присциллы, приблизив Канаду. Потом женщина постучала по карте палочкой, и на ней проявились административные границы провинций. Ещё одно постукивание - и высветилась точка, где, предположительно, находился мистер Мальсибер. Ха-ха-ха.
- Приблизительно здесь находится станция, на которой в одиночку работает мой супруг. В ней нет ни камина, ни совятни - это бы спровоцировало и местные племена эскимосов, и самих драконов. Как видно из представленных материалов, ближайший крупный город находится в Манитобе. Виннипег. Расстояния там как от Шотландии до Франции. Как вы думаете, мистер Джагсон... Возможно ли мистеру Мальсиберу отвлекаться на долгое время, чтобы поболтать с другом, когда на кону исследования грандиозного масштаба?
Присцилла заговорила тише. Всё на алтарь науки. Много лет назад именно это стремление к новому свело их с мужем. А потом развело, ха-ха.
- Я была у него летом, четыре дня. Даже такой срок затормозил его эксперименты, но, поверьте, он жив, хотя и похудел. Министерство в курсе, что он там.
В Канаде женщина и правда была. Чтобы знать, о чём врёт другим. Она пожала плечами, будто подтверждая свои слова этим непринуждённым жестом.
[nick]Priscilla Mulciber[/nick][status]тоталитаризм, жара, июль[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ПРИСЦИЛЛА МАЛЬСИБЕР, 42</b></a><br>Преподаватель ЗОТИ, невыразимец<br>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2CDYc.png[/icon]

+2

13

Понятно. Ничего они ему не скажут. Скорее всего семейство покрывало Мальсибера — слишком уж складно выглядела ложь. Джагсон был уверен в том, что ложь: ни одному здравомыслящему Пожирателю Смерти не пришло бы в голову покидать страну без прямого распоряжения Лорда. Навряд ли Мальсибер искал помощи в их благородном деле среди эскимосов. Великаны Джагсона были полностью согласованы с высшим командованием, все здраво рассудили, что отправиться в Южную Америку будет куда выгоднее общему делу, чем торчать в Туманном Альбионе, где ничего не происходило. До сих пор — как и пять лет назад.
Джагсон злился. Злился, что Мальсиберы не говорят ему правды — хотя, конечно, и сам бы не сказал. Его раздражала сложившаяся ситуация, в которой он оказывался как будто в дураках, а этого он терпеть не мог. Мальсибер, костяной дракон раздери его на части, пытался сбежать, теперь он начинал подозревать это ещё более явно, чем прежде. Сбежать от ответственности, сбежать от возложенных на себя обязательств. Человек, который слишком много на себя взял, решил избавиться от своих соратников где-то в Канаде, на границе, мать их, провинций. Джагсон был уверен, что нет там никакого Мальсибера, а всё это — прикрытие, чтобы показать, что он и не думал скрываться. На самом деле Мальсибер может быть где угодно, да хоть в подвале собственного поместья, ждущий, пока Джагсон уйдёт, чтобы выползти на свет. Как таракан. Тараканов надо давить.
Джагсон выдавил улыбку.
— Что ж, спасибо за столь подробный ответ, миссис Мальсибер, — произнёс он, но каждое вежливое слово выходило с трудом. — Видимо, мне действительно не удастся переговорить с ним лично. Жаль. Боюсь, он понесёт некоторые убытки... Но невелика потеря.
Правильно, жизни такие идиоты недостойны, так что невелика.
— Интересно, что мистер Мальсибер работает один... — произнёс он как бы невзначай. — Я не специалист, но мне казалось, что для подобных исследований необходима как минимум команда.
В одиночку с драконами не справиться, это любой школьник расскажет. Прикрытие Мальсибера хотя и выглядело ладно скроенным, на деле трещало в некоторых местах. Джагсон был уверен: миссис Мальсибер опишет место весьма подробно, если её спросить, но в наше время продажных начальников всегда можно раздобыть нелегальный портал...
Впрочем, Роули бы уже знал об этом. Надо будет поговорить с Роули.

+2

14

- Мой муж изучает повадки драконов, а не укрощает их. Это длительный и трудоёмкий процесс, к тому же, требующий секретности и концентрации. Командой учёных драконов укрощают. В нашем же случае речь идёт об изучении их жизни, которые принесут пользу магическому сообществу, - снисходительно пояснила Присцилла, пожимая плечами. О том, что дружок её муженька - тот ещё тупорылый кретин, не способный, видимо, сесть на метлу с правильного конца, уже можно было и не догадываться: мистер Джагсон говорил очевидности, выдавая их за странности. К этому Присцилла была готова ещё тогда, когда отправляла суженого в кому, в вегетативное состояние, поддерживаемое редкими выводами из него для написания писем и прочей корреспонденции с дальнейшей зачисткой памяти и прочими оборонительно-фортификационными чарами. А Джагсон даже начинал ей нравиться: он напоминал дошкольничка, которому добрая мамочка поясняла, что такое "таблица умножения".
- Убытки ничто по сравнению с теми открытиями, которые принесёт его отсутствие, - тихо добавила женщина, благодарная своей семье за то, что у неё был бесконечный источник чистой крови в распоряжении для опытов и экспериментов. - Поверьте мне, мистер Джагсон. В случае успеха всё магическое сообщество будет ждать настоящая революция.
[nick]Priscilla Mulciber[/nick][status]тоталитаризм, жара, июль[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ПРИСЦИЛЛА МАЛЬСИБЕР, 42</b></a><br>Преподаватель ЗОТИ, невыразимец<br>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2CDYc.png[/icon]

+2

15

Наставительный тон училки заставлял Джагсона разве что глаза не закатить, но приходилось держать лицо. Он пожал плечами. Революция ждёт магический мир Англии тут, в собственно Англии, откуда Мальсибер так позорно сбежал. Он усмехнулся себе под нос: открытие, тоже мне. Большим открытием должен был быть выигрыш в войне и выпинывание магглокровок вон из их неродного мира, а не какие-то там драконьи повадки.
Нашли, что изучать.
— Охотно верю, — произнёс Джагсон вместо того, чтобы достать палочку и заставить всю эту безумную семейку поплясать под его дудку. — Тогда не смею вас больше задерживать, спасибо за информацию. Воскресенья, да? Буду ждать, если и мне что-нибудь придёт.
Как же, придёт. Посылочка с сюрпризом.
Джагсон распрощался с семейством и покинул дом Мальсиберов без информации, за которой пришёл. Раздражение пришлось снять уже потом: здесь он вроде как был очередным чистокровным пройдохой, которому не положено было пытать хозяев в их же собственном доме.

0


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 7.11.1976: Лена, какого хрена?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC