Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 7.12.1976: А вот и вы!


7.12.1976: А вот и вы!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

» участники эпизода
Esther Goldstein, Rodolphus Lestrange
» время и место действия
7.12.1976, после 18.00, холл Министерства Магии
» краткое описание эпизода
Вторая встреча Эстер Голдштейн и Рудольфуса Лестрейнджа, продолжение предыдущего разговора.

+1

2

В атриуме было шумно и многолюдно: то и дело открывались створки лифтов, выпуская чиновников, спешивших по окончании рабочего дня поскорее добраться домой; отовсюду доносились обрывки разговоров и на прощание брошенных фраз; в служебных каминах с тихим шипением вспыхивало зеленоватое магическое пламя, уносившее волшебников из здания министерства.
Рудольфус, стараясь по пути не ввязывать в лишние разговоры, поднялся со своего уровня в общий зал и направился к очереди, выстроившейся к одному из каминов, когда почувствовал лёгкое дуновение ветерка, слабо коснувшееся его волос, пробежавшееся по голове и замершее где-то в области лба.
Эстер.
Рудольфус резко остановился и поспешно огляделся по сторонам, одновременно укрепляя защиту разума. На этот раз необычный дар девушки не застиг его врасплох  (намного проще держать все под контролем, когда знаешь, чего и кого следует опасаться), однако дополнительно оградить свои мысли и воспоминания от чужого посягательства все же не мешало: кто мог знать, чему научилась Эстер за месяц, прошедший с их случайной встречи.
"Странно, что она так ничего и не ответила", - вглядываясь в суетившуюся вокруг толпу, подумал Лестрейндж, удивляясь не только тому, что девушка не сообщила ему о своем решении, но и тому, что за все это время они так ни разу случайно и не встретились, хотя, например, с Винсентом из отдела тайн он сталкивался в атриуме чуть ли не каждый день.
"Возможно, она меня избегает", - предположил Рудольфус, всматриваясь в лица проходивших мимо волшебников.
Ощущение того, что кто-то пытается пробиться через его защиту усилилось, а, значит, Эстер находилась где-то совсем близко.
Сосредоточившись, Рудольфус сумел определить направление, откуда исходило постороннее влияние, и направился в ту сторону, вскоре заметив и саму виновницу массовой ментальной атаки. К счастью, девушка была одна, без бдительного сопровождения своих параноидальных наставников.
- Добрый вечер, мисс Голдштейн! Вы обдумали мое предложение? - поздоровавшись, спросил Лестрейндж, проявив нормальное для стирателей памяти любопытство. Ему вообще нравилось казаться нормальным. Это помогало прятать свою настоящую сущность.

+2

3

После разговора с миссис Вэнс Эстер и в самом деле не хотела встречаться с Рудольфусом Лестрейнджем, и поскольку в Министерстве она появлялась лишь дважды в неделю, большого труда это не составляло. Почему она предпочла избегать его? Наверное, подсознательно девушка опасалась вновь попасть под его обаяние, счесть привлекательным. Могло ли повлечь то за собой нечто действительно опасное — кто знает, однако юная волшебница решила, что лучше всего будет последовать совету, данному наставницей.
Кто знает, что на уме у этого мужчины. К слову, это тоже было одной из причин, по которой Голдштейн больше не хотела разговаривать с мистером Лестрейнджем: она не хотела, чтобы он снова её обманул.

За время, прошедшее с их разговоров, Эстер успела вновь побывать на задании и вот-вот должна была начать учиться окклюменции — за всем этим воспоминания о странном знакомстве немного истёрлись.
А предложение о переходе, похоже, было не всерьёз, и это девушку немного настораживало: что тогда он хотел выяснить, для чего говорил комплименты? Да, разбираться в людях, не применяя легиллименцию, у мисс Голдштейн выходило из рук вон плохо. И хотя миссис Вэнс сказала, что нужно учиться распознавать ложь без способности, девушка пыталась просто избегать такой необходимости.
И до поры до времени ей это удавалось: пока мистер Лестрейндж вдруг не настиг её в атриуме. Волшебница, погружённая в свои размышления, вздрогнула и резко вскинула взгляд на мужчину.
Ничего не случилось. Вообще. И в первые мгновения Эстер как будто бы сама в это не верила.
Точно земля должна была разверзнуться! Да, не так страшна эта встреча, как мисс Голдштейн воображала. Нет, разумеется, за прошедшей месяц мистер Лестрейндж не растерял внешней привлекательности, но теперь волшебница постоянно напоминала себе, что не должна обращать на это внимание, и что он вообще женат.
Последнее, впрочем, не запрещало на него смотреть другим женщинам.
Но почему она не почувствовала, что он закрыл своё сознание? На самом деле, в последнее время в сознании Эстер всплывало намного меньше мусора из чужих мыслей, но даже хорошо, что девушка пока того не замечала: снова разволновалась бы, пытаясь удержаться в этом состоянии — пришлось бы начинать сначала.
А ей и без того предстояло очень много работать над своей самооценкой. И не только.
— Добрый вечер, мистер Лестрейндж, — у девушки даже глаза расширились от удивления, с каким спокойствием она говорит. Хотя неясно, чего она вообще ждала: ей ведь даже не приходилось особенно всерьёз рассматривать идею перейти в другой отдел. — Да, я обдумала. Спасибо Вам за предложение, но я хотела бы остаться в аврорате, — эта фраза тоже далась куда легче, чем Эстер думала.
Что же, по крайней мере предложение было настоящим: надо будет сказать миссис Вэнс, что в том разговоре действительно не было ничего страшного и предосудительного.
Наставница, правда, особо в том не сомневалась, а вот самой Голдштейн не помешало бы хорошенько вбить это себе в голову.

+1

4

Эстер отказалась весьма предсказуемо и ожидаемо. Было бы удивительно, если бы авроры, всем известные параноики, согласились отпустить свою уникальную стажерку в другое подразделение, к тому же по приглашению того, кого подозревали в хранении запрещенных артефактов и, Мерлин знает, еще в каких прегрешениях.
Рудольфусу было интересно, успели ли старшие товарищи наплести девушке каких-то небылиц про него самого и его семью, советовалась ли она с коллегами, со своей бабушкой или приняла решение самостоятельно, как большая девочка. Жаль, что он не мог разрешить все терзавшие его вопросы, просто заглянув в ее воспоминания. Жаль, очень жаль.
– Печально, что Вы все же решили отказаться. У нас Вас бы ждало большое будущее, да и работа была бы намного безопаснее, – спокойно произнес Рудольфус, продолжая играть роль законопослушного стирателя памяти, всего-то и пытавшегося переманить у авроров талантливую волшебницу, хотя в действительности не испытывал ни малейшего желания даже находиться в одном отделе с той, кто со временем могла превратиться в серьезную угрозу для всех Пожирателей Смерти. Оставалось лишь надеяться, что преступники, с которыми почти каждый день приходилось иметь дело аврорам, доберутся до девчонки достаточно быстро. – Я даже успел поговорить о Вас со своим начальником. Он был очень заинтересован, – нисколько не соврав, добавил Лестрейндж, не преминувший сразу же доложить о своей неожиданной находке не только Темному лорду, но и главе стирателей, к счастью, не ставшему заниматься эти вопросом лично.
– Позвольте спросить, чем вызван ваш отказ? Почему вы приняли такое решение? – осторожно поинтересовался Рудольфус. – Только давайте отойдем в сторону или поговорим где-то еще, а то мы мешаем людям, – он кивнул на седовласого мужчину, поспешно обошедшего их по широкой дуге. – Холл Министерства Магии в этот час не самое удачное место для бесед, – пояснил он, внимательно глядя на девушку.

+2

5

Безопаснее.
Безопаснее ли? Эстер машинально тряхнула головой, чтобы отбросить с лица прядь волос. Она по-прежнему не знает, из каких побуждений мистер Лестрейндж предлагал ей перейти к стирателям. Слишком низкая самооценка девушки не позволяла ей осознать, что она действительно могла быть там полезна, но всё же ей решительно не хотелось верить, будто мужчина не был с ней искренним, а на уме у него было нечто дурное.
На этот раз в его обществе волшебница себя чувствовала, как рыба без воды: его загадочность теперь не казалась очаровательной — таинственность и вовсе нагоняла жути. Да, мисс Голдштейн преувеличивала, разумеется: умей Рудольфус Лстрейндж читать мысли, его сейчас определённо позабавил бы собственный портрет, нарисованный воображением девушки.
Она смотрела на волшебника, толком не зная, что ответить и, конечно, злилась за это но себя. Миссис Вэнс наверняка бы сказала, что вопрос дурацкий: предложение странное, и в отказе нет вообще. Ничего. Необычного.
Но миссис Вэнс здесь тоже нет, и хотя она велела Эстер, если что, позвать их с миссис Медоуз на помощь, волшебница прекрасно понимала, как глупо будет сейчас это сделать: мистер Лестрейндж с ней вежлив, говорит о делах, ни о чём больше. Мисс Голдштейн понятия не имела, как отказаться от его приглашения, чтобы он не обиделся. Конечно, это было важно — как иначе?
— Ну... хорошо, мистер Лестрейндж, — девушка решила потянуть время, видимо, надеясь сочинить стройную историю. Всё, что приходило на ум, звучало бы жалким оправданием, а уж оправдываться ей точно не в чем.
А ещё она не знала, куда именно им стоит отойти: снова в кафе? Нет, это будет совсем неприлично.
Эстер выглядела очень озадаченной.

+1

6

Девушка выглядела так, словно весь этот разговор ей был очень неприятен. Слишком уж категоричный отказ, последовавшее за ним подозрительно долгое молчание, наводившее на мысль о том, что Эстер пыталась придумать какую-нибудь вразумительную историю для своего оправдания, и скомканное согласие, будто бы Рудольфус приглашал ее посетить с ним бордель, а не просил объяснить принятое решение, - все свидетельствовало о том, что с мисс Голдштейн кто-то поговорил, выставив его, Рудольфуса Лестрейнджа, личность не в самом выгодном свете. Да и не вязалось как-то поведение Эстер с тем, как она реагировала на его слова при первой встрече. И куда только подевалось наивное смущение?
«Интересно, ей рассказали о Белле, репутации моей семьи или о чем-то еще?» - не сводя с девушки пристального, изучающего взгляда, подумал мужчина, стараясь оставаться невозмутимым и максимально вежливым, хотя происходивший между ними диалог тяготил его ничуть не меньше, чем Эстер.
- Тогда давайте отойдем в сторону, - указав рукой куда-то в сторону одной из каменных стен холла, спокойно предложил Рудольфус, решив на этот раз не приглашать девушку в кафе, парк или любое другое место, находившееся вне стен Министерства Магии. Искушение позлить авроров, уделив уж слишком много внимания их юной подопечной, конечно, было велико, но он прекрасно понимал, что сейчас было не самое подходящее время злить тех, кто и так мечтал запереть его в Азкабане. И это только за то, что какой-то домовой эльф решил сдохнуть в его банковском хранилище.
- Вы так и не ответили мне, почему решили остаться в Аврорате, - отойдя в сторону к стене, где они уже не могли мешать спешившим поскорее покинуть здание министерским служащим, напомнил Лестрейндж, размышляя над тем, как обернуть беседу в свою пользу. Уговаривать девчонку принять его «искреннее» предложение или переманивать ее в свой отдел он не собирался, но и оставлять все вот так, как оно было, тоже не хотел. Вышло бы идеально, если бы удалось зародить в душе Эстер недоверие, заставить сомневаться в человеке, что посмел вразумить ее, себе самой, сделанном выборе или собственной профессии.
- Я не хочу отговаривать Вас, но мне хотелось бы узнать, почему вы приняли именно такое решение, - осторожно пояснил Рудольфус, пытаясь показать, что не планировал ничего дурного. А ведь так оно и было в действительности. Никакого конкретного плана в отношении одаренной девушки у него не было. По крайней мере, пока…

+2

7

Самое ужасное (разумеется, по мнению Эстер) было то, что разговор с Рудольфусом Лестрейнджем вовсе не был ей неприятен — напротив. Мужчина повторил предложение, а значит тогда, в их первую встречу, говорил искренне и действительно хотел бы видеть её в своём отделе.
Это, конечно, не могло не льстить: девушка всё ещё не привыкла, что её способность может кого-то восхищать. Да, было бы определённо лучше, не ограничься миссис Вэнс словом «мутный» при описании мистера Лестрейнджа. Нет, юная волшебница, разумеется, твёрдо намеревалась послушать совета наставницы, однако из соображения другого: что он женат. Но это ведь не запрещает с ним разговаривать, правда? Особенно, в таком людном месте, как Атриум? Она не знала, как незаметно ускользнуть, но что важнее — не хотела. Хотя и непонятно, на что вообще могла рассчитывать, общаясь с этим человеком: не потому, что тот был в браке — просто он старше и опытнее.
О чём ему беседовать с девчонкой? Больше он её никогда не окликнет, наверное.
«Я не хочу показаться невежливой,» — подумала Эстер и кивнула в ответ на предложение отойти в сторону. Ей по-прежнему не под силу угадывать, что на уме у людей, чьи мысли для неё были точно закрытая книга, но любимое наставление Аластора Грюма мало-помалу въедалось ей в мозг.
Постоянная бдительность.
Даже если Рудольфус Лестрейндж не желает ей зла, миссис Вэнс не стала бы зря говорить. Ведь не стала бы? Она всегда хорошо относилась к Голдштейн, и юная волшебница доверяла им с миссис Медоуз. По-своему они заменили ей мать (но не бабушку Куинни, естественно: просто по возрасту они были ближе), и девушка была привязана к ним крепче, чем, возможно, сама могла подозревать.
Но что же ответить новому знакомому? Эстер была уже не рада, что столкнулась с ним месяц назад, что попыталась прочесть его мысли... Или рада? В памяти всплыло, как он расхваливал её способность к легиллименции. Неуверенной поступью она приблизилась к мужчине, как будто гадая про себя, на какое расстояние дозволено приближаться к женатым.
А что? Никто ей этого не объяснял.
— Мне нравится работа авроров, мистер Лестрейндж, — негромко, но уверенно ответила волшебница: два задания, на которых ей довелось побывать, сделали своё дело: Эстер хорошо представляла теперь, что должна делать, когда выучится. — И наставницы очень хорошие. Мне очень нравится с ними работать, — девушка собралась было сказать их имена, но в последний момент передумала.

+1

8

Эстер нравилась ее смертельно опасная, утомительная и зачастую неблагодарная работа. Это звучало альтруистически мило и по-детски наивно. Рудольфусу было трудно представить, что молодой, достаточно хорошенькой, чтобы удачно выйти замуж, девушке могло нравиться охотиться за преступниками, которые так и норовили запустить в своих преследователей каким-нибудь малоприятным и, возможно, травмирующим заклятием. Это уже было чем-то из разряда мазохизма и прочих извращений, которыми с сомнительным удовольствием страдали некоторые маги.
Конечно, в Аврорате были и другие женщины. Например, загадочные наставницы Эстер, имя которых девушка предусмотрительно не назвала, но их Рудольфус считал бракованным товаром, выбравшим подобную работу то ли от неумения найти что-то лучше, то ли от изощренного чувства справедливости, мешавшего заняться им более подходившими женщинам делами.
- Что ж… - задумчиво протянул Лестрейндж, не зная, что ответить на весь этот альтруистический бред девушки, видимо, еще ни разу не попадавшей в настоящую переделку, не участвовавшей в бою, где не только можно потерять какую-нибудь очень или не очень нужную часть тела, но и погибнуть. – Тогда Вас можно поздравить, далеко не каждому волшебнику удается найти свое место в жизни. Это очень ценно, - доброжелательно добавил он, стараясь не думать о том, что будет, когда Эстер столкнется со всеми малоприятными особенностями работы авроров. Рудольфус вообще пытался не думать, полностью сосредоточившись на беседе и защите своего разума от чужого воздействия.
- Если Вы все же измените свое решение и захотите попробовать что-то другое, то отправьте мне сову. Я всегда буду рад видеть Вас в моем отделе, - улыбнувшись, осторожно произнес он, пытаясь нащупать тонкую грань между подозрительной навязчивостью и дежурной вежливостью. – До свидания, мисс Гролдштейн. Был рад Вас видеть, - попрощался Рудольфус и направился к очереди из выстроившихся к камину министерских чиновников.
Он чувствовал себя одновременно огорченным и довольным. Было досадно, что девчонка так гордилась своими старшими товарищами, безоговорочно принимая их сторону, но радостно, что ему не придется видеть ее каждый день, тратя лишние силы на защиту своих и чужих секретов.

+2


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 7.12.1976: А вот и вы!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC