Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 31.10.1976: Adventure time


31.10.1976: Adventure time

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

» участники эпизода
Лили Эванс, Джеймс Поттер.
» время и место действия
31 октября 1976 года (воскресенье), 23:00, гостиная Гриффиндора —> 3 этаж, пустой кабинет —> 8 этаж, Выручай-комната.
» краткое описание эпизода
Лили стоило сразу подумать, что игра в «правду или действие» и выбор действия навлекут на неё неприятности. И, конечно же, навлекли: в одном из классов осталось любимое перо одного из студентов, и именно сейчас Лили предстоит  сходить за ней и вернуться обратно. И угадайте, какой именно Джеймс отправится с ней в это небольшое путешествие...

0

2

Лили приложила руку ко лбу и медленно досчитала до пяти.
Серьёзно?!
Нет, какой... гриндилоу её дёрнул вообще влезть в эту дурацкую игру и выбрать действие, потому что «будет весело»! Весело, очень весело! «Ладно, прекрати, — успокаивала она себя. — Всё не так плохо. Просто нужно погулять по школе в ночь, когда преподаватели наверняка бдят и ждут, когда какая-нибудь глупышка вроде тебя отправится гулять. Да всё нормально будет, ну». Не то что бы Лили Эванс боялась, что её поймают и пожурят, но и опускаться в глазах преподавателей не хотелось. Репутация у неё была неплохая, и Лили не хотела её портить: с другой стороны, отказавшись сейчас, она навеки останется в истории факультета трусишкой Эванс.
Этого она себе тоже позволить не могла.
— Можешь выбрать кого-нибудь себе в партнёры, — милостиво предложил спорщик и ухмыльнулся. Лили оглядела играющих. Ей нужен был кто-то, кто сможет вернуть её на место в целости и сохранности, кто-то, кто в курсе про замок и кто точно не побоится нарушать правила, потому что у него этих нарушений...
Улыбающееся лицо Джеймса Поттера бросилось ей в глаза последним, и Лили, сама не веря, что делает это, отчётливо произнесла:
— Поттер. Со мной пойдёт Поттер.
В конце концов, доверяться Блэку — себя не уважать, а вытаскивать на подобные мероприятия Питера или Римуса казалось ей совсем подлым. Их, возможно, и так заставляют безобразничать под дулом пистолета... или Лили надо просто меньше верить в людей.
Отойдя к двери, провожаемые взглядами однокурсников и товарищей по факультету, они остановились. Лили посмотрела на Джеймса со всей серьёзностью:
— Мне нужно, чтобы ты помог мне. Я не хочу попасться, я не хочу потерять факультетские баллы, я хочу просто забрать это дурацкое перо и вернуться обратно. Без шума, без дурацких историй, без приключений. Вы всё время туда-сюда шастаете, поэтому ты лучший кандидат, да? Ну так что, поможешь?
И в голосе её прозвучала надежда.

+3

3

Похоже, этот Хэллоуин решил стать для Джека вторым днём рождения, и доказательством тому служил простой факт, что Лили Эванс решила в кои-то веки почтить своим присутствием вечерние гриффиндорские посиделки. Более того, сидела хоть и не рядом, но достаточно близко, чтобы Джеймс мог видеть каждый отблеск свечей, гуляющий по её и без того огненным волосам.
Самое время объявить это мгновение прекрасным и навсегда запечатлеть в памяти. Запах тыкв, в которых догорают свечи, мягкий красно-золотой бархат гриффиндорской гостиной, смех друзей. И Лили.
Джеймс зажмурил было глаза, чтобы насладиться моментом, но вдруг Судьба решила подкинуть ещё один подарок на его совсем не своевременный день рождения.
"Правда или действие" давно стала традиционной игрой гриффиндорцев. Ходили слухи, что много веков назад сам Годрик увидел, как в неё играют магглы, и в тот же вечер научил своих воспитанников. Но, что греха таить, слухи эти были форсированы исключительно Джеймсом и Сириусом, а игру они подглядели у каких-то первокурсников года три назад. Хотя, надо отдать должное, с тех пор "Правда или действие" действительно стала своеобразной традицией. Опять же, не без помощи Мародёров.
За эти годы Джеймс уже чего только не рассказывал и не делал. Его уже не удивляли задания пролететь на метле мимо окон декана Хафлпаффа, он совершенно спокойно кидал навозные бомбы в кладовку Филча и лишь скучающе вздыхал, когда товарищи отправляли его купаться вместе с гигантским кальмаром. Сириус, конечно, иногда мог удивить, но вот остальные ведущие были банальны и на столь раскрепощённого юношу, как Джеймс, не производили ровным счётом никакого впечатления. А вот то, с какими лицами выполняли эту банальщину новоприбывшие, веселило неизменно.
То ли звёзды сошли с орбит (или что там у них, надо будет уточнить у Лунатика), то ли гриндилоу решил трагически погибнуть где-то на своём болоте, но Лили Эванс, во-первых, выбрала действие и, во-вторых, выбрала Джеймса. Два столь неразумных поступка подряд - крайне непохоже на неё. Но Сохатый решил не дожидаться окончания действия Оборотного зелья, если это и было оно, и ловить удачу за хвост.
Он мгновенно вскочил на ночи, церемонно поклонился и протянул Лили руку.
- Слушаюсь и повинуюсь, - отчеканил он, с трудом скрывая улыбку. Особенно усердно взлохматил волосы. Поправил очки. - Дама будет доставлена без приключений, шума и дурацких историй.
Неужто кто-то подлил ему в тыквенный сок зелье Жидкой удачи? Если так, то как долго оно будет действовать? В любом случае, нельзя терять ни минуты - хорошее настроение Лили может закончиться ещё быстрее.
Быстрый взмах палочки - потёртый пергамент Карты послушно приплыл в руки, и Джеймс убрал его во внутренний карман мантии. Существование Карты Мародёры не афишировали, но и не делали из неё совершенно секретную тайну. Если понадобиться - Сохатый, конечно, перестрахуется, сверившись с местоположением профессоров, но в ближайшие планы нечестная игра не входила. Именно поэтому свёрток с мантией-невидимкой остался в спальне.
Портрет Полной Дамы нехотя отодвинулся. Джеймс пропустил Лили вперёд, а сам обернулся, чтобы послать загадавшему воздушный поцелуй.

+3

4

Лили закатила глаза, мол, whatever, и быстрым движением преодолела порог гостиной, оказавшись в зоне действия комендантского часа. Школа была пустой и тихой — как и положено в одиннадцать вечера после отбоя. Она взглянула на часики на руке и вздохнула. Ну, по-крайней мере, может быть преподаватели уже разошлись... И они не наткнутся на Флитвика или Дамблдора, которые как раз собирались спать после утомительного перебирания бумажек.
Лили проглотила сомнения и направилась к лестницам.
— Lumos, — шепнула она, зажигая огонёк на палочке. Потом, на всякий случай, посмотрела на Джеймса: одобрит, нет? В плане нарушения школьных правил ради сиюминутных желаний спорщиков она была не мастаком, может, лучше было идти в темноте? Но, в конце концов, так можно было наткнуться на что-нибудь, да хоть на ту же миссис Норрис! а потом долго и мучительно падать по лестнице со сломанной в нескольких местах ногой...
Бррр.
— Нам нужен третий этаж, а потом обратно, — произнесла она тихо, опуская палочку чуть ниже, чтобы был виден пол, но не светило во все стороны. — Может, есть какие-то секретные ходы, я не знаю? Я знаю только один на четвёртом... У тебя, кажется, есть карта Хогвартса, да? Может, там что есть?
Она остановилась и прислушалась. Звук собственного шепчущего голоса казался громом среди тишины школьных коридоров, и Лили удивляло, почему вся профессура ещё не появилась здесь и не отчитала нерадивых студентов за нарушение комендантского часа. Ну, наверное, тогда она сможет забыть о посещениях собраний газеты и будет отмывать трофеи вместе с Поттером... Какое счастье, боже мой...
— Ладно, я разболталась. Будем молчать. Нас могут услышать, — произнесла она едва слышно и приложила палец к губам. А потом всем видом изобразила, мол, давай, направляй меня, специалист по ночным гуляниям!

+3

5

Сколько раз Поттер гулял после отбоя - не счесть. Сколько раз попадался и сколько котлов вымыл на отработках - тоже. Правда, с возрастом в деле избегания подобных коллапсов он стал абсолютным асом, вот только обычно ночные путешествия совершались под мантией-невидимкой и с Картой наготове.
Сегодня особенно сильно не хотелось ударить в грязь лицом. Едва за спиной затворился недовольно ворчащий портрет, Джеймс весь обратился в слух. Тёплое дерево волшебной палочки пульсировало в руке. Он не спешил прибегать к Люмосу - и без света помнил все закоулки родной башни. А вот Лили, похоже, в топографии была не столь сильна, и уже через пару мгновений лестничный пролёт осветил дрожащий огонёк.
Поттер бросил снисходительный взгляд. Эванс выглядела чрезвычайно выбитой из колеи. Более несуразно, пожалуй, смотрелся бы только гиппогриф в лондонской подземке.
"Лили Эванс нарушает правила" - эти слова, видит Мерлин, были для Сохатого настоящей усладой.
  Джеймс перегнулся через перила, окинул взглядом обозримые коридоры. Удостоверившись, что он и Лили - единственные не спящие обитатели замка и никаких злобных кошек под ногами не предвидется, Поттер удовлетворённо кивнул. Упоминание Карты... Извините, карты - вот так, без должного уважения - заставило его усмехнуться. Уж что-то, а тайные ходы он помнил наизусть. Карта же могла оказаться куда более полезна. Догадывалась ли Лили о её свойствах? Могла ли предположить, какой силы волшебство связывало каждый атом этого старинного пергамента?
Какое-то время здравый смысл, звучащий в голове неизменно голосом Лунатика, боролся с поттеровским тщеславием и щегольством. Время это оказалось чрезвычайно непродолжительным, и вот Сохатый уже касается палочкой Карты Мародёров.
- Торжественно клянусь, что замышляю только шалость, - таинственно произносит он и лукаво поднимает глаза на Эванс, в то время как по бумаге расползаются артерии коридоров, кабинетов и лестниц.
Сохатый жестом подозвал Лили. В свете её палочки вынырнули из темноты совсем не многочисленные точки, блуждающие по замку. Филч - на четвёртом этаже, его облезлая кошка - в холле возле Большого Зала. Кое-где нехотя ползали факультетские старосты.
Джеймс торжествующе взглянул на Лили. Рука победоносно взлетела к волосам. Смог впечатлить? За расконспирацию Сириус, конечно, по головке не погладит, но и Поттер уже давно предупреждал его о своих планах рано или поздно делить с мисс Эванс не только Карту Мародёров, но и всю свою дальнейшую жизнь. 
- Нам туда. Погаси палочку. Глаза скоро привыкнут в темноте, а пока дай руку.
Не дожидаясь согласия, Джеймс сжал в ладони её тёплые пальцы. Бесшумно ступая, юркнул в один из боковых коридоров - правила ночных рейдов предписывали всячески избегать больших лестниц, которые, как известно, отличались изрядной непредсказуемостью. Чуть дальше была лестница поскромнее, и Джеймс направился именно к ней. Через пару минут стало намного проще различать окружающую обстановку, и, спустившись на два этажа, он остановился возле небольшой картины, изображающей лихую наездницу на драконе.
- Здесь есть потайной ход, - прошептал Сохатый, мельком поглядывая на суетную точку с именем Аргуса Филча, которая в данный момент скользила по направлению к гостиной Хаффлпаффа. - Это лестница, ведущая прямо на третий этаж. Нужно подуть на вот этот камень, - Джеймс аккуратно коснулся палочкой стены под картиной. И перевёл взгляд на Лили, всем своим видом демонстрируя, что желает увеличить степень её причастности к этой ночной прогулке. - Откроешь?

+3

6

Лили ахнула, когда Джеймс развернул перед ней карту, и тут же зажала рот ладошкой.
— Это... что?! — не выдержала она, разглядывая, как собственное имя топчется рядом с именем Джеймса посреди того самого коридора на карте Хогвартса. Имена других обитателей замка тоже были здесь: вот в гостиной ребята собрались, вот в кабинете директора профессор Дамблдор сидит — работает, наверное, вот...
— Это... — и больше Лили ничего сказать так и не смогла, глядя на Джеймса огромными от удивления глазами. Где он взял такую штуку? Нужно будет поподробнее его об этом расспросить, магия тут нехилая...
Лили послушно погасила палочку, всё ещё под впечатлением от увиденного, и несколько раз моргнула, пытаясь привыкнуть к темноте, как и было сказано. Поттер, впрочем, церемониться не стал: Лили сначала что-то невразумительно вякнула, а потом смирилась с тем, что идти по тёмным коридорам за кем-то куда как проще, чем самой. Да и вообще, она сама попросила его помочь. Издав тяжёлый и тихий вздох себе под нос, она не стала вырывать ладошку из тёплой руки Джеймса и последовала за ним. Молча. Потому что тшш, тшш, мы тут правила нарушаем, а не на прогулку вышли!
Хеллоуинская ночь — это что-то с чем-то. Может, в Лили Эванс вселилась неизвестная ей ведьма, если она бегает по ночному Хогвартсу за ручку с Джеймсом Поттером?
Когда они спустились к двери с потайным ходом, Лили старательно запоминала обстановку, которую могла различить в темноте ночи. Все эти таинственные ходы, которые мальчишки наверняка использовали, чтобы не попадаться профессорам по ночам... Неужели дело было не только в их ловкости, но и в том, что у них была эта карта, где были изображены не только все тёмные закоулки замка, но и имена всех его обитателей? Лили бы и себе, пожалуй, не отказалась получить такую карту, несмотря на то, что она никогда не стремилась гулять после комендантского часа без особой нужды.

— Что, прямо подуть на камень? — недоверчиво спросила она, но, наткнувшись на взгляд Джеймса, послушно подошла ближе и старательно дунула. И ничего не произошло.
Она оглянулась на Джеймса то ли в поисках поддержки, то ли чтобы выразить своё недовольство такими шуточками, но тут за её спиной с лёгким открылся тайный коридор.
— Я не устаю тебе поражаться, — произнесла Лили, дотрагиваясь руками до стены вокруг разверзнувшегося прохода. Стена выглядела... обычной. Совершенно обычной стеной, мимо которой они ходили каждый день, когда бежали на лекции или опаздывали на собрания клубов. Хогвартс, конечно, был полон загадок, и Лили не сомневалась, что она не знала и толики из них, но за пять лет замок стал ей уже почти родным и начинало казаться...
Да ничего ты не знаешь обо всём этом, Лили Эванс.
По проходу они шли недолго, но практически как по пересечённой местности: Лили приходилось разрешать Джеймсу помочь себе, потому что к таким, даже мелким, преградам она не была готова. Конечно, сначала Лили начала было отнекиваться, но потом, вспомнив, как ей хочется побыстрее оказаться в своей гостиной...
Они выбрались из хода прямо на третьем этаже, но в другом крыле.
— Здесь уже просто по коридору или ещё есть, где срезать? — спросила она шёпотом, и этим вопросом совершенно однозначно подтвердила лидерство Джеймса Поттера в этой вылазке.

+2

7

Карта Мародёров Лили впечатлила, причём весьма. Мерлиновы панталоны, да она порой впечатляла самого Джеймса! В моменты таких впечатлений он особо остро чувствовал свою неземную крутость. Нет, Карта, конечно, не была его сугубо личным творением, но сам факт причастности к настолько гениальной вещи уже давал Сохатому лишний повод считать себя гением.
Поттер усмехнулся, заметив, с каким удивлением смотрят на него огромные изумрудные глаза. Не ожидала такого? Думала, всё, на что он способен - подвешивать грязнуль вверх тормашками да бросать летающие мячики в кольца?
Шальная мысль промелькнула в голове со скоростью снитча. А что, если сказать ей об анимагии? О том, что он, тот-самый-несносный-Поттер, умеет перекидываться в оленя с той же лёгкостью, с которой соплохвосты пожирают листья салата? На сколько пунктов поднимется он в её глазах?
К счастью, крамольный снитч быстро перехватил мысленный Лунатик. Мысленный Сохатый погрозил ему мысленным кулаком и мысленно проинформировал, что рано или поздно им придётся-таки вполне не мысленно открыть Лили главную из тайну.
Рано или поздно - но обязательно.
- Это, между прочим, авторская работа, - не удержался он от тихого комментария. Шёпот разносился по коридорам похлеще ора громовещателя. - Мы её не покупали.
Послав Лили красноречивый взгляд, который должен был договорить всё за него, Джеймс не стал скрывать гордую улыбку.
Это вам не навозные бомбы в сортиры засовывать.
Через пару минут, когда перед ним разверзся тайный ход, Сохатый первым шагнул в него. Он ни на секунду не отпускал руку Лили, наслаждаясь каждой секундой её доверия. На короткий миг он зажёг палочку, чтобы свериться с положением завхоза и старост, после чего вынырнул из-за портьеры на третьем этаже.
- Всегда есть, где срезать, - философски прошептал Джеймс, мельком оглядываясь по сторонам. - Просто чаще всего мы не знаем, где именно.
Справа посапывал, опершись на посох, изображённый на большом гобелене седовласый мужчина. Из закрытых окон тянуло ноябрьским сквозняком. Где-то вдалеке мерно капала вода.
- Слушай, Эванс, - Сохатый обернулся. - А что мне за это будет? Может, я бы хотел сейчас смотреть, как Питер на спор ест сахарных тараканов? А ты меня правила заставляешь нарушать - какой мне с этого прок?

+2

8

Эванс тяжело вздохнула, потому что не верила своему счастью, когда речь об этом не зашла ещё там, наверху, в гостиной. И, может быть, тогда у неё ещё была бы возможность отказаться от подобной авантюры, но теперь, почти у цели... Да. Лили Эванс попала в рабство к Джеймсу Поттеру.
— А что ты хочешь? — подозрительно спросила Лили. — Домашка по древним рунам не сойдёт, да?
Она усмехнулась и притормозила, выглядывая из-за угла. Карта, конечно, показывала, что на этаже никого не было, а Филч с кошкой и вовсе обитали от них совершенно в другом месте замка, но ей всё равно так было спокойнее. Да и несколько лишних секунд на размышление над темой «что от меня может потребовать Джеймс Поттер в ответ на мою абсолютно идиотскую просьбу, зачем я это сделала» никогда не помешают.

Они подошли к нужному классу в молчании (Эванс приложила палец к губам, призывая не нарушать тишину), и Лили открыла запертую на ключ дверь заклинанием. Они скользнули внутрь и, прикрыв за собой дверь, Лили наконец смогла вздохнуть спокойно. Перо нашлось быстро: лежало на последней парте рядом с нарисованным на ней человечком, отплясывающим канкан. «Кому-то попадёт за такие художества», — подумала Лили и, схватив перо, быстрым движением убрала его в карман мантии. Потом повернулась к Джеймсу: разговор всё-таки придётся возобновить.
— Хорошо. Ты оказал мне услугу, я должна тебе отплатить. Только не что-то... личное, — попросила Лили, зная, что с Поттера станется вытребовать себе поцелуй на глазах всего честного Хогвартса, а ей пока что хотелось оставить подобные жесты исключительной прерогативой для тех, кого она сама пожелает поцеловать. — Хогсмид?
Она поинтересовалась без особенной надежды на успех: ей казалось, что если уж просить, так что-нибудь более существенное, а походы в Хогсмид, когда они и так там пересекаются по сто раз на дню, спасибо небольшим размерам деревушки, к таким не относились. Но скорое приближение хогсмидовской субботы по-крайней мере могло значить, что при большом желании, Поттер выйдет в свет с Эванс, а это уж она могла пережить, даже если все вокруг потом задразнят её за то, что сдалась неприступная крепость без особенного боя, не прошло и десяти лет.

Ну да, Лили не могла не замечать попыток Джеймса обратить на себя её внимание, но пока ещё не была уверена, что хочет его обращать. Поттер был неплохим парнем, он многим нравился и при ближайшем рассмотрении никогда не отказывал в помощи, но... Но Лили всё ещё отходила от того периода, когда для них — там, давно, в прошлой жизни — четвёрка неразлучных товарищей были просто группой вечно выпендривающихся придурков. И хотя Лили всегда старалась защитить однокурсников, рассказывая, как они так или иначе помогли кому-то жить в этом мире, до определённого момента она сама в это не слишком верила. Сейчас, наверное, верила больше: только привычка пока оставалась привычкой.

Она оперлась на парту спиной и внимательно посмотрела на Джеймса.

+3

9

Джеймс снисходительно позволял Лили идти впереди, выглядывать из-за углов и вообще вести себя так, словно они были не проспорившими студентами, а всемирно известными ворами в законе во время очередной вылазки. Карта Мародёров никогда не врала, но Сохатый не мог осудить Лили за недоверие к куску старого пергамента. Он сам порой не мог поверить, что десяток заклинаний, да пара флаконов чернил могут превратить бумагу в панацею от злобного завхоза.
Коридорное путешествие закончилось открывающим заклинанием. Джеймс зашёл в кабинет вслед за Лили. В глубине души он хотел, чтобы не было на задней парте никакого пера, чтобы их ночная вылазка продолжилась и дала ему шанс в очередной раз блеснуть смекалкой и эрудицией. Он бы обязательно что-то придумал - и в гостиной их чествовали бы куда громче, чем того же Питера, запихнувшего в рот хоть пятьдесят сахарных тараканов.
К сожалению, эта часть квеста закончилась через пару секунд, когда перо легло в руку Лили. Но её триумф, похоже, в значительной мере охлаждала возможная расплата с ночным проводником.
Зато Джеймс был рад. Он подошёл к задней парте, вытянул из кармана палочку. Положил руку рядом с нарисованным человечком и, слегка подпитывая его магией, позволил переместиться на кожу. Человечек вскидывал ногу в редуцированном канкане.
- Домашка по древним рунам не сойдёт, - запоздало подтвердил Джеймс, заставляя человечка перемещаться по его пальцам вслед за волшебной палочкой. Рисунок этот был нарисовал то ли им самим, то ли Бродягой около года назад и состоял по сути из тех же чар, что двигали именные точки по Карте Мародёров.
- Хогсмид?
Джеймс прощурился, разглядывая костяшки своих пальцев. С одной стороны, совместный поход в Хогсмид - это то, на что Лили раньше никогда не соглашалась. С другой - чем будет этот поход без "чего-то личного"? Пойдут выбирать перья для СОВ? Слушать байки о Визжащей хижине? Купят по мороженому и будут обсуждать треклятые Руны?
Джеймс стоял на развилке - рискнуть замахнуться на большее или довольствоваться малым. Он искоса взглянул на Лили, задумчиво взъерошил волосы. Сама возможность подобного выбора была в какой-то мере оскорбительна для самого Джеймса Поттера. Уж кто-кто, а он не привык довольствоваться малым!
- Окей, Хогсмид, - выдохнул он, уже слыша смех Бродяги, когда тот узнает об этом решении. - Только маршрут выбираю я, а ты не споришь. По рукам?
Джеймс протянул для пожатия руку, на которой замер уже готовый к прыжку человечек, успевший обзавестись букетом нарисованных цветов.
- А ещё обратно ведёшь ты, - добавил Поттер неожиданно для самого себя и протянул Лили Карту Мародёров.

+3

10

— Спасибо, — почти неслышно произнесла она, пряча улыбку. Облегчение от того, что ей не придётся делать ещё что-то... несвойственное ей, накрыло Лили с головой, и она только сильнее сжала перо в кармане мантии — да пусть бы оно и сломалось к чёртовой матери, она не обещала доставить его в целости! Джеймс протянул руку, и Лили пожала её, скрепляя договор. Хогсмид, значит. Маршрут выбирает Поттер, ну не может же он придумать что-то совершенно отвратительное. В конце концов, после сегодняшнего маленького приключения ей есть, о чём расспросить его наедине, так можно воспользоваться случаем и задать тысячу и один вопрос про карту, которую он сам — САМ! — сделал.
— По рукам, — ответила она и, разжав рукопожатие, осторожно пальцем тронула человечка, перескочившего на её ладонь. Тот картинно раскланялся и вскоре снова вернулся на место своего обитания на парте. Лили усмехнулась себе под нос: несмотря на всю свою безалаберность, Джеймс Поттер оказывался талантливым малым, и каждый раз, когда Лили узнавала о нём что-то новое за последний год, ей начинало казаться, что раньше с ней учился какой-то совсем другой Поттер. Может быть, она просто не потрудилась узнать его получше.

Они вышли из класса: Лили с картой в руках, Джеймс рядом. По старому пергаменту медленно перемещались точки с именами студентов и преподавателей, и даже кошка с Пивзом были на ней. Лили решила, что прибережёт все вопросы на потом, а пока внимательно оглядывала карту, пытаясь сообразить, как им добраться обратно. Опасности поблизости пока не было: это не могло не радовать, в конце концов, в первый раз геройствовать куда проще, когда рядом нет ни одного антагониста. На всякий случай Лили искала одобрения своего провожатого, но к тому моменту, как они выбрались из тайного хода на своём этаже, она уже чувствовала себя достаточно уверенно.
— Как в каком-то шпионском кино, — тихо произнесла она, вспоминая все те фильмы про Джеймса Бонда, которые они с мамой постоянно смотрели на каникулах, от совместных просмотров которых папа старательно открещивался, а Туни... Ну, Туни просто старательно задирала нос, что она-то ходила в кино на самую настоящую премьеру, а младшенькая Эванс опять всё пропустила с этим своим Гобвардсом.
— Да и вообще... Могу понять, почему это затягивает.
Видимо, как курение: интересно, значит ли это, что Лили теперь тоже подсядет на ночные похождения по спящему замку?

На всякий случай Эванс сверилась с картой, но, недостаточно опытная, сделала это слишком поздно.
— Мне кажется, Филч идёт сюда, — произнесла она тихо, показывая пальцем на движущуюся точку с именем завхоза. — Надо поторопиться. Это потому, что я запнулась в этом ходе?
Видимо, запнулась действительно шумно. Да и синяка на ноге не избежать...
До гостиной оставалось всего-ничего, они легко преодолеют это расстояние, стоит только ускорить шаг; зайдут, как самые настоящие победители, осталось только назвать пароль Полной Даме. Похрапывающей, спящей Полной Даме, которая проснётся, как только назвать ей пароль. Или ткнуть пальцем в холст. Проснётся же, да?..

— Джеймс! Джеймс, что будет делать, куда...? — зашептала Лили громко, понимая, что никуда. Полная Дама продолжала похрапывать и отказывалась реагировать даже на вспышки щекоточных заклинаний, только причмокивая во сне. Лили плюнула, Джеймс, видимо, тоже: придётся прятаться где-то в замке.
Назначенная главной и не успев обдумать, что она-то тут как раз не самая умная в данный момент, она схватила Джеймса за руку и потащила за собой в другое крыло. Впрочем, делать этого явно не стоило, не подумав: перед ними образовался тупик, и только картина с троллями, танцующими балет. Кто вообще придумал эту ерунду, какие тролли, какой балет, чёрт возьми, их сейчас поймают! Точка с миссис Норрис медленно приближалась к ним, отрезая путь к отступлению, за ней чуть дальше следовал Филч... Почему сначала не посмотреть на карту, а потом бежать в тупик, Лили?!

Лили запаниковала. Сильно. Она металась мимо стены напротив картины, пытаясь придумать выход из положения, в голове стучало «нам нужно место, где прячутся, где прячут вещи, тайное место, о котором никто не знает». Она схватилась за голову и готова была уже отправиться навстречу отработкам, но тут услышала тихий скрип: и в стене появилась небольшая дверь, которой прежде там, конечно же, не было. Но времени размышлять о таких превратностях судьбы у них не было совершенно.
— Скорее, — скомандовала она Джеймсу, и они оба скрылись от чутких глаз завхоза и его кошки в комнате, от пола до потолка наполненной всевозможными вещами.

+2

11

Лили охотно пожала его руку, и Джеймс почувствовал, как тронулся лёд, всё это время крепчавший между ними. Её заинтересовала Карта, заинтересовал он, она даже не отказалась пойти в Хогсмид по его маршруту - чем не чудо? Блэк, конечно, его на смех поднимет за эти целомудренные ухаживания, но Сохатый, похоже, был по-настоящему счастлив.
  Лили выскользнула из класса. Джеймс шёл позади, стараясь хоть какую-то часть своего внимания переключить с планирования будущего похода на происходящие в данный момент. Коридоры декорациями скользили мимо, едва различимо шелестели шаги, а мысли Поттера парили где-то далеко. Он даже не заметил, как они миновали потайной ход и оказались лицом к лицу с финалом сегодняшнего ночного похода.
Джеймс, с лица которого уже давно не сходила улыбка, улыбнулся ещё сильнее. Сегодня не только Лили увидела нового Поттера, но и Поттер увидел новую Лили. Не скучную заучку, цыкающую на него за каждое сказанное на уроке слово. Не колючую подругу Снейпа. Не далёкую мечту, давно и надолго завладевшую его сознанием. Это Лили была другой. Настолько другой, что при взгляде на неё Джеймс чувствовал, как подкашиваются колени.
Видит Мерлин, вселенная решила дать Сохатому ещё немного времени, чтобы насладиться обществом Лили-нарушающей-правила. Полная Дама, давно грозившаяся прекратить пропускать Мародёров по ночам, решила сдержать своё обещание именно сегодня. Её храп только картинно усиливался от заклинаний Лили, и та, похоже, начала паниковать.
И снова Джеймс встал перед выбором: взять инициативу в свои руки (что раньше никогда не приводило к положительному результату) либо покориться обстоятельствам и дать мисс Эванс полную свободу действий. Отработок Сохатый уже давно не боялся, поэтому лишь потыкал для вида палочкой спящий портрет, а после помчался за Лили.
Она бежала по коридорам, норовя угодить в тот самый тупик, который столько раз стоил Мародёрам вымытых котлов и вычищенных до блеска трофеев. Но рыжие волосы метались уже далеко впереди - Поттер, хоть и был спортсменом, куда быстрее перемещался в воздухе, нежели на земле - и окрикивать её было бы всё равно, что добровольно положить голову на плаху.
Через пару секунд Эванс поняла, что дело дрянь, и начала хаотично метаться по коридору. Стук её шагов множился о стены, и теперь, вероятно, все дежурящие старосты мчались к ним навстречу.
- Тсс, - Джеймс в два прыжка оказался рядом с девушкой и обхватил её за плечи. Эхо ещё несколько мгновений летало о стены к стене. - Не паникуй...
Он хотел было сказать что-то про отработки, что это не так страшно, что факультетские баллы будет легко вернуть на уроках. Что она не виновата, что...
Скрип, раздавшийся за спиной, заставил Поттера вскинуться и ткнуть палочкой в сторону... двери?!
Не оставляя времени на раздумья, Лили шмыгнула внутрь. Джеймс последовал за ней, и, как только за их спинами закрылась дверь, под потолком вспыхнули десятки ламп, лампочек и люстр. 
Поттер почти услышал, как упала на пол его челюсть.
- Где мы? - только и смог вымолвить он, оглядывая горы заполняющих комнату вещей, мерцающие в свете осветительных приборов.
Поттер посмотрел на Лили. Та, кажется, была удивлена не меньше его. Но, Мерлин всемогущий, как волшебно переливались блики на её огненных волосах!
- Я здесь никогда не был...

+2

12

— Я тоже, — глухо отозвалась Лили, оглядывая чудесное место. Но ведь рядом не было никакой двери, не было, пока она не повернулась на тихий звук! Значит, дверь появилась там в самый необходимый момент, тогда, когда была нужна гриффиндорцам больше всего? Но это не имеет никакого смысла... Впрочем, в Хогвартсе было много чудесных вещей, о которых Лили или не знала, или не задумывалась: возможно, эта самая дверь была одним из таких чудес, которые ей ещё пока не доводилось видеть. 
— Я думала, это ты её открыл, — произнесла она осторожно, поглядывая на Джеймса. Однако выражение его лица явно подтверждало, что никаких дверей он не открывал, да и вообще находится тут впервые в своей жизни. Лили выдохнула и ещё раз глубоко вдохнула. Ничего себе новости.
Поддавшись быстрой мысли, она резким движением развернула карту, которая всё ещё была у неё в руках, и оглядела место, где находились точки с именами. Однако их на карте не было! Точки с их именами просто исчезли, оставив Филча и его кошку бродить неподалёку, видимо, не удосужившись найти себе кого-то для подпитки от их страха и разочарования в собственной неспособности спрятаться.
— Интересно, — произнесла она, осторожно пальцем проводя по тому месту, где по идее должна была находиться комната, и где её не было. И их с Джеймсом не было, точно они сами исчезли из Хогвартса.
— Ты сам рисовал карту? Это бы объяснило, почему тут нет этой комнаты... — она задумчиво свернула артефакт и отдала его Джеймсу. — Или, может быть, мы вообще сейчас не в Хогвартсе. Хотя это звучит бредово. Но если бы эта комната работала по принципу портала или исчезающего шкафа...
Она прошла вперёд вдоль полок и шкафов со всякими безделицами, осторожно провела пальцами по корешкам толстых фолиантов — пыльных, точно никто не прикасался к ним десятки лет — и остановилась напротив бюста какого-то волшебника.
— Здесь столько места, — произнесла она удивлённо, — и куча всего. Надеюсь, мы не вторглись в чью-то личную сокровищницу, а то сильно рискуем.
Она хихикнула, припоминая сказку про Аладдина.
— Надо поискать волшебную лампу, — сказала она. Всё это было странно, но аналогии со сказками и легендами несказанно веселили: может быть, именно на такую сокровищницу когда-то и наткнулся тот самый мальчишка, посланный коварным визирем на верную смерть?

+1

13

- Не я.
Джеймс даже смог отвлечься от игры свечных бликов в волосах спутницы - столько вокруг было всякого, аж глаза разбегались. Стеллажи, шкафы, комоды, серванты, просто кучи вещей, наваленные на пол. Книги, побрякушки, мётлы, куски статуй и откровенный хлам - всё это заставляло руки чесаться в предвкушении.
Пока Поттер любовался окружением, Лили уже развернула Карту. Действительно, этой комнаты там не было. А откуда ей было взяться? Сохатый заглянул через плечо Лили и убедился, что точки с их именами с пергамента пропали. Зато Филч рыскал совсем рядом, но через пару мгновений заскользил в сторону гриффиндорской гостиной.
Хогвартс, Хогвартс, ты не перестаёшь удивлять.
Джеймс мог без лишней скромности сказать, что перечитал гору книг про замок. При составлении Карты в библиотеке ночевал не только Римус, но и остальные Мародёры - и именно благодаря этим бессонным ночам и были найдены большинство тайников Хогвартса. Однако каждая новая находка заставляла сомневаться, действительно ли все тайные ходы, секретные лазы и незаметные на первый взгляд закоулки, нанесённые на Карту, можно было назвать громким словом "большинство".
- Рисовал не я один, - Сохатый всё ещё стоял почти вплотную к Лили, сомнамбулически разглядывая пустое место, на которое указывал её палец. - Но про эту комнату мы не знали. Она может быть порталом, но это нужно проверять.
Лили отдала Карту и пошла на разведку. Похоже, не у одного Джеймса чесались руки.
Сохатый двинулся вслед за ней, жадно пожирая глазами окружающий их хлам. Лили остановилась около груды вещей. Мерлиновы кальсоны, да нужны века, чтобы такая огромная комната настолько заросла вещами!
- Не думаю, что это сокровищница, - Поттер легонько щёлкнул по носу бюст какого-то знаменитого мага. Поднял пару разбросанный вокруг книг, мазнув взглядом по названиям. Провёл пальцем по железке, отдалённо напоминающей половинчатую корону с большим камнем в центре. - Один хлам.
Разглядывая вещи, Джеймс шаг за шагом всё дальше углублялся в помещение. Пусть мысль Лили о портале и не была абсолютной ерундой, но он был почти уверен, что они находятся в Хогвартсе. Об этом напоминали и повсеместно разбросанные учебники, и старая мебель, которой были обставлены все кабинета замка. Кажется, вдалеке даже блестела горсть изумрудов - таких же, которые отсчитывали баллы Слизерина в факультетских часах.
- Лампу? Зачем?

+2

14

Видимо, они рисовали эту карту всей своей неразлучной четвёркой. Впрочем, это как-то больше походило на правду, чем если бы Джеймс Поттер втихаря лазил по библиотекам, укромным уголкам замка и прочим таинственным местечкам, любовно отрисовывая каждый поворот и таинственно умалчивая о цели своей деятельности, когда друзья вдруг решали спросить, а что, собственно, происходит?
— У некоторых странные представления о сокровищах. Мама говорит, что бабушка, когда уже совсем плоха была, постоянно таскала в дом вещи с помоек и сопротивлялась, когда их выносили обратно... — она замолчала. — Но не знаю, есть ли такое у магов. Наверное, тоже есть, только в более позднем возрасте.
Хотя Лили пока не была знатоком колдомедицины и с точностью сказать, страдают ли маги маггловскими болезнями, но предполагала, что раз уж они все генетически были людьми, то должны. В конце концов, сам Джеймс носил очки, а очки — это уже эдакий поклон в сторону маггловской близорукости.
Она хихикнула. Конечно, и это тоже было от магглов.
— Сказка такая, — пояснила она, — про мальчишку, он нашёл сокровищницу и там была волшебная лампа. В лампе жил джинн и мог исполнить три его желания.
В детстве родители часто рассказывали дочерям какие-то совершенно свои истории: отец зачитывал куски своей диссертации, мама — любимые книжки, но оба сходились во мнении, что сказки всех народов мира просто обязаны отложиться на подкорке у дочек. Лили слышала тысячи их, разных: потом они с Петунией делились мыслями о том, как бы поступили они на месте храбрых и не очень героев, и у Лили до сих пор иногда сжималось сердце, когда она думала, что теперь у неё-то есть небольшая возможность это сделать, а вот у Туни... Впрочем, своей войной сестра полностью уничтожала любые зачатки жалости в Лили. Ей хотелось отгородиться, не заметить, чтобы снова не вступать в открытый конфликт и не напрашиваться со своим сочувствием.
Жаль, что избранным магглам не проводят экскурсии по Хогвартсу.
Они продолжали обход, останавливаясь то у одной безделицы, то у другой. Лили даже опустилась на колени перед одним кованым сундуком, однако тот не поддался без ключа, а искать его в такой куче всевозможных безделиц было абсолютно бессмысленно. Потянувшись за одной из пыльных книг, стоящих на полке, она случайно бросила взгляд на стоящие рядом часы.   
— Ого! Уже за полночь. Мне кажется, нам пора возвращаться...

Они вышли из комнаты в молчании: дверь за их спинами исчезла, когда Лили обернулась посмотреть с самого угла. Судя по движению точек на карте, им ничто не грозило, поэтому нарушители спокойно вернулись в гостиную: Полная Дама отреагировала после нескольких попыток добудиться весьма недовольным и сонным голосом, однако впустила их внутрь.
В гостиной ребята уже расходились, однако спорщик не спешил подниматься к себе, видимо, ожидая, как они с Джеймсом появятся под конвоем декана или завхоза... Лукавый блеск в его глазах потух, стоило Лили достать из кармана перо.
В общем-то, она победила. И это было отличное чувство.

Она тоже решила отправиться спать: завтра первым уроком была трансфигурация, которую Лили отчаянно не хотела проспать. Уже поднимаясь к спальням, она обернулась, чтобы выразить благодарность человеку, который помог ей сегодня испытать маленький триумф.
— Спасибо за помощь. Спокойной ночи и... до завтра, — она коротко махнула Джеймсу на прощание и поспешила в комнату. Щёки слегка запылали румянцем.

+2


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 31.10.1976: Adventure time


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC