Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Архив » Лорейн Булстроуд [перенесено]


Лорейн Булстроуд [перенесено]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Фамилия и имя персонажа, прозвища и титулы.
Лорейн Оливия Булстроуд.
Лорри — домашнее прозвище, изредка используемое близкими.
2. Возраст, дата рождения.
23 года.
16.08.1953.

3. Занятость, год выпуска, лояльность, членство в организациях.
Выпуск Рейвенкло 1971.
Целитель госпиталя св. Мунго, отдел недугов от заклятий.
Лояльна своей семье в тайне не особо разделяя идеологии набирающей силы организации в масках, не раз столкнувшись на работе с последствиями их работы.

4. Биографические сведения, жизнеописание.
• Место жительства: Вудкрофт, Глостершир. В связи с грядущим браком скоро будет вынуждена покинуть отчий дом.
• Чистота крови: чистокровна.

Лорри всего четыре и она самый счастливый ребенок утопающей в зелени затишной деревеньки Вудкрофт.
Она знает, что Булстроуд очень древний род, хотя конечно, не такой древний как прочие. И что быть чистокровным почетно, хотя и накладывает определенные обязанности, о чем часто твердят взрослые. Знает, что когда-то их старый-престарый предок — папа с почетом говорит, затягиваясь трубкой: "мой пра-прадед", — владел поместьем в графстве Ланкашир, но "пошел по миру" из-за магглов. Верно, из-за этого папа не любит не волшебников.
В них же, говорит отец, течет кровь аристократов, кто бы что ни думал. И Лорри верит, хотя старший брат, первый друг и верный соратник по прогулкам в Лесу Дина — восхитительным приключением для маленькой девочки — говорит, что у аристократов должны быть поместье и большой капитал. Ей приходиться спросить отца, что такое "капитал", а позже нахмурившись, решить, что брат, верно, ошибся, когда объяснения сходятся на богатстве.
Булстроуды — богаты для четырехлетнего ребенка. У них чудесный дом с фасадом оплетенным плющом, пускай совершенно не тянущий на старинное поместье. Это даже хорошо — брат, корча страшные рожицы, часто рассказывает, что в поместьях живут призраки. У них сад с качелей-лавочкой; Лорри раскаивается сильно-сильно, спрыгивая с самой высоты, смеясь мгновению полета. У них чудесная и крепкая семья, пусть родители часто бывают строгими, говоря, что она должна вести себя как леди, а не сорванец.
Лорри хочется наморщить нос, сказать, что это скучно, но она только кивает головой и старательно ведет себя как леди, подражая матери остаток дня. Это не весело, но, похоже, нравится родителям, которых она слишком любит, чтобы капризничать.
Лорри почти шесть и она с братом возвращается домой из гостей, куда их отправили еще вчера вечером: мама неожиданно схватилась за круглый живот, и сморщилась, словно от боли, бросив отцу "зови повитух".
Она знает, что дома их ждет новый член семьи, и ей полагается радоваться, но на деле, цепляясь за руку брата, почти дрожит от страха, поднимаясь по лестнице на второй этаж. Все ли хорошо с мамой? Ей, похоже, было очень больно.
Лорри стоит у колыбели, сосредоточенно рассматривая спящего малыша — розового и сморщенного, похожего на соседа старика Райли. И когда она спрашивает мать, откинувшуюся на подушки в кровати, отчего так, та лишь улыбается: "вы с братом тоже не была очаровательными в первый день, но посмотрите на себя сейчас".
Она немного  беспокоится, что это маленькое существо перетянет на себя все внимание родителей, и хотя ревновать дурной тон, ничего не может с собой поделать. Особенно когда проснувшегося младенца передают в руки матери, нежно прижавшей к себе сына, спровадив старших детей из комнаты. Но когда тихцом пробирается к колыбели на второй день, стараясь не разбудить ни его, ни уснувшую мать, и малыш неожиданно просыпается уставившись на пришлую не издав ни звука, пока у нее от страха быть разоблаченной сердце уходит в пятки, не улыбнуться ему совершенно невозможно. Лорри думает, что не о чем беспокоиться — она тоже будет любить его и заботиться, и тогда внимания хватит всем.
Проходит не так много времени, прежде чем их дом снова оглашает крик новорожденного и на этот раз, идя к колыбели, чтобы познакомиться с сестричкой, Лорри не боится и вовсе не ревнует. Она надеется, что старшего брата, за которым она очень скучает, отпустят из Хогвартса по  такому поводу. Она надеется, что с сестрой они однажды станут подругами.
Лорри — Лорейн, как все чаще называют ее — восемь, и она забыла, когда в последний раз беззаботно гуляла в Лесу Дин. Успокаивает себя тем, что в нем все равно скучно без старшего брата. Да и дома забот слишком много: ее учеба, дабы в Хогвартс не ехать необразованной, помощь матери. Лорейн часто поднимается по ночам, пробираясь в детскую, где снова крик: она знает, что стоит разреветься одному из погодок — второй подхватит мгновенно. Шикает на уставшую мать: "Я присмотрю", уже перестав удивляться как такие маленькие существа, способны устраивать столько шума.
Из дома совершено незаметно пропадают интересные беседы за обеденным столом: все чаще обсуждают политику, работу отца и ценовой взлет. Пропадают сдержанные проявления любви: мать больше не расчесывает ей волосы щеткой, тепло поводя по голове, реже улыбается. Она, прежде называющая свою любовь к шитью "хобби", теперь мало, что шьет для себя или близких — все ее творения расходятся между подругами, и порой Лорейн кажется, что мама немного стыдится, когда ее подруги платят за них. Отец и вовсе все чаще пропадает на работе, возвращаясь совершенно уставшим, и больше не объясняет ей долго и терпеливо непонятное. Учит, крадя время у отдыха, но Лорейн чувствует, что ему это в тягость.
В доме становиться серо и пасмурно, даже когда за окном солнце пробивается сквозь зелень буков Вудкрофта. Иногда становится чуть веселей, когда из Франции прибывает погостить на пару дней прабабушка, которую мама очень не любит за недостойное легкомыслие, вызывающее тайный восторг в Лорейн. Но, увы, кокетка родственница, очаровавшая даже склочного старика Райли, никогда не задерживается надолго.
Лорейн совершенно не хотела подслушивать ссору родителей, раньше времени зайдя из сада в дом, хотя собиралась дать им время отдохнуть: погодки замерзли и их следует переодеть. Родители ссорятся, не срываясь на крик, за плотно запертыми дверьми, но ей удается разобрать достаточно, чтобы понять — причина отвратительна в своей банальности: деньги, которых практически не хватает.
Видящей богатство в ином Лорейн слишком тяжело понимать подобное, и чуть страшно, когда вспоминает рассказы отца о предке с поместьем в графстве Ланкашир, пошедшем по миру. Она совершенно не хочет подобного, потому что теперь знает: "пойти по миру" вовсе не значит путешествия.
Но — благодарна. Благодарна настолько, насколько вообще способен быть благодарным ребенок уставшим родителям, которым, похоже, тоже страшно, но они все еще пытаются улучшить положение. И пытается ответить им тем же, по мере своих сил.
Она обучается наукам в промежутках между попытками научиться готовить, приглядывает за погодками, обучая детским премудростям, пока у мамы очередная клиентка. Пытается перенять на себя ту часть хлопот, что держала на себе мать, надеясь, что однажды все станет как прежде, постепенно безропотно забирая львиную долю хлопот по хозяйству. И старательно ведет себя как леди, забыв о шалостях, прыжках с качели или прогулках по Лесу Дина в одиночестве, забирая с собой погодок. Лорейн не желает доставлять еще больше хлопот родителям, даже если самой чуточку тяжело и немного завидно беззаботным сверстникам. И незаметно для себя взрослеет раньше срока, лишаясь детской непосредственности.
Лорейн одиннадцать. На платформе 9 ¾ она мельком провожает взглядом девочку своего возраста в чудесной мантии: в той самой, которая ей так понравилась в витрине магазине мадам Малкин, но она не осмелилась сказать об этом отцу, зная, что слишком дорога. И тут же чуть строго сводит брови, коря себя за недостойный укол даже не зависти — неловкости и сожаления: мать сшила очень красивую мантию, пускай и не из дорогого материала.
Она почти не волнуется о том, что ждет ее в школе Хогвартс; была рада, получив наконец-то долгожданное письмо — старший снова будет рядом. Но волнения о доме и остающихся в нем хватает с лихвой: управятся ли? не будет ли слишком тяжело матери?  как не тосковать по младшим, заботясь о которых слишком привязалась?
Лорейн старается вести себя подобающе, как наставляли родители: сдержанно и вежливо. Она все еще слишком неопытна, чтобы понять — ей стоило к чертям послать сдержанность, хотя бы ослабить ее ради младших: забота не всегда эквивалент любви.
В Хогвартсе ее определяют на Рейвенкло и завлеченная окружившим ее волшебством школы, Лорейн почти забывает о тоске. За ней закрепляется репутация собранной, целеустремленной и ответственной ученицы и когда профессор Флитвик в очередной раз хвалит ее, ей немного неловко: она не привыкла слышать подобное в свой адрес.
У нее множество знакомых — разные факультеты, разные курсы. Лорейн уверенно поддерживает беседы, внимательно и вдумчиво слушает собеседников, подчас выступая жилеткой или советницей и, в общем-то, из нее была бы довольно неплохая подруга.
Но почти нет друзей. И причина в ней, слишком плохо идущей на сближение, слишком взрослой для своих лет, не умеющей просто веселиться без оглядки на последствия.
Непреложные истины, подчерпнутые в "Справочнике чистокровных волшебников", скормленные ей родителями и родственниками, пошатнулись, не было еще и двенадцати. Кровь не всегда гарант благородства. Чистокровные не всегда оказываются образчиками добродетелей и приятными личностями; не обладающие ветвистым семейным древом часто показывают себя удивительно достойными, теми которых она бы с удовольствием назвала другом, но не способна из-за десятков предрассудков, хорошо помня, как бы к этому отнеслись родители. Она совершенно не знает, что делать с новым знанием, и предпочитает держаться вежливо со всеми. И не привязываться ни к кому.
Лорейн исправно пишет письма домой — учтивые и вежливые, между безукоризненно ровных строк пытаясь спрятать заботу. Она возвращается домой на каникулы, и боится признаться даже себе, насколько холодно-серым в своей сдержанности стал родной дом. И что младшие отдаляются.
Время идет слишком быстро в Хогвартсе, вдали от серости дома, которую уже не разбавить ни солнцем Вудкрофта, ни редкими визитами прабабушки-кокетки.
Лорейн становиться любимицей профессора Флитвика, почетным участником клуба Слизней, той самой девчонкой, которая объяснит "на пальцах" для сокурсников пропущенный или непонятный материал, поможет на тестах, даст списать домашнее задание и подставит плечо.
Лорейн оканчивает последний курс, и уже точно знает, как выгодней использовать свои навыки, подав документы на прохождение стажировки целителя. На балу у нее не самое дорогое платье, но пошито мамой, и ей даже думать не хочется, во сколько оно обошлось, и сколько ночей мать не спала ради него. И уж подавно, сколько стоит ювелирный гарнитур — серебро с иолитами, подаренный прабабкой. Она говорила, что передается от матери к старшей дочери, и раз уж у нее сплошь сыновья пусть достанется ей: "не невесткам же вручать".
Лорейн двадцать. Стажировка выжимает все силы. Она корпит над конспектами ночами, зная, что просто обязана достичь высот. Не из тщеславия — в Мунго отлично платят и она обязана получить в нем хорошее место.
Это станет отличным подспорьем родным.
У нее за спиной пара недо-романов, завершившихся едва ли парой свиданий, и мать серьезно опасается, что дочь уготована судьба старой девы. На рынке чистокровных невест Лорейн совсем не лакомый кусочек, невзирая на личные качества: за ней слишком мало приданного для хорошей — чистокровной — партии. Но ее, в отличие от матери, идея остаться "старой девой", бросившей жизнь на алтарь карьеры, не пугает. Лорейн уже знает, как построить свою жизнь.
Лорейн двадцать два и она подающий большие надежды младший целитель в Мунго. Платят действительно достойно, ей удается часть отдавать родителям, и часть откладывать: как надеется — на приданное погодок, которое если совместить с родительскими может облегчить им вопрос брака. Она чувствует себя чуть свободней, уверенней став на ноги. Отец тоже ходит в приподнятом настроении: его вложение обещает стать прибыльным.
Серость возвращается, ввинчиваясь в виски, когда впервые на ее памяти пьяный отец, отрешенно рассказывает: вложение в торговлю редкими ингредиентами не оправдало себя. Экспедицию-сборщиков сожрали где-то в северной Африке вместе с оборудованием, партнер, опасаясь кредиторов, исчез без следа.
Они могут лишиться дома, если в течение полугода не выплатят сумму, от которой кружится голова. От процентов, которые озвучивает отец, становится трудно дышать.
Лорейн рада, что погодки в школе, что не видят всего этого. Ей ужасно хочется разреветься от усталости, страха и обиды, особенно когда всегда сдержанная мама нервно кусает губы, задавая десятки вопросов; особенно смотря на опустившиеся плечи отца, не поднимающего взгляд.
Но это не решение.
Когда Лорейн на следующий день несет к ростовщику ювелирный гарнитур, ей стыдно и очень жаль расставаться с ним, надетым лишь раз. Она бы хотела убедить себя, что удастся выкупить. И должно быть в какой-то мере, убедила, если не продает, но знает — ей никогда не хватит средств, чтобы успеть вовремя. Боится думать, что скажет прабабке, так распорядившись реликвией, но знает, что вырученных средств хватит перекрыть, по крайней мере, первый взнос кредиторам.
На работе она берет дополнительную смену.
Лорейн двадцать три, и у нее чувство, словно она слишком сильно раскачалась на качели в саду, не спрыгнув, но сорвавшись вниз: вот-вот расшибется. Отец не прячет взгляда, слишком радостного как для человека только что продавшего дочь. Мать вне себя от радости, даже не сдерживая по обыкновению эмоции — Рабастан Лестрейндж, выходец одного из самых влиятельных семейств, просил ее руки.
Впрочем, "просил" слишком уж высокопарно и самонадеянно — заключил сделку с отцом. Она, чувствующая, что земля вот-вот уйдет из под ног, даже не спрашивает, как отцу удалось свестись с ним, зачем вообще Лестрейнджу понадобилось обращать свой взор на их непритязательное семейство, погрязшее в долгах и проблемах. И более того — выплачивать их долг единым махом. Впору вздохнуть свободней — проблемы решены, но дышать отчаянно тяжело.
Ее согласия, в общем-то, не требуется — мужчины уже ударили по рукам, определяя ее судьбу, — но Лорейн весьма формально дает его, сумев улыбнуться соответствующе моменту и изобразить радость с гордостью, пока в душе леденеет от ужаса и ставшей вдруг непомерной усталости.

5. Характерные черты, сведения о личности, интересные факты.

• Мечты, стремления: благополучие семьи — первостепенно и непоколебимо. Карьерный рост, как возможность реализовать себя. Мечтает создать оранжерею с орхидеями, полностью отдавая себе отчет, что на заботу о них времени попросту нет. А так же желает побывать в Венеции и выучить итальянский язык.
• Страхи: боится привязаться к кому-либо из "нечистых" зная, что итог подобного душевная боль. Страх бросить тень на семью. Ныне с тревогой думает о будущем с пометкой "миссис Лестрейндж".
• Привычки, интересные факты:
• Любит мятный чай и кофе. Последнее как непосредственно употребление, так и ритуал приготовления, зная множество рецептов.
• Занимаясь зельеварением, отдает себя процессу целиком и полностью. И это единственное время, когда ее можно застать в небрежном виде: выпавшая из прически прядь, росчерк на щеке, пыль ингредиентов на убранстве. "Единственное", конечно, помимо авральных моментов в работе, где определенно бывает не до внешнего вида.
• Лучший способ "прочистить" голову — прогулки по Лесу Дина, из которых она часто возвращается с охапками цветов: частично для услады эстетического чувства, частично из прагматизма — новые ингредиенты. И расклад Таро или рун, более не для предсказаний, хотя в этом довольно неплоха, а ради мелкой моторики помогающей привести в порядок мысли.
• Лорейн может позволить себе чуть приподнять машкеру сдержанности лишь в общение с детьми. Вполне может затеять с ними игры, спеть дурашливую песенку или скорчить мордашку, отвлекая в процессе лечения.
• Прабабка говорила, что по ее настоянию девушку назвали в честь Девы Рейна из старой германской легенды. Подрастая, Лорейн относилась к подобному объяснению со скептицизмом, не усматривая никакого сходства, но любовь к легенде, часто рассказываемой любимой родственницей осталась.

Лорейн — скромная, изящная гордость, которую не стоит путать с гордыней и тщеславием — чертами отталкивающими, и совершенно не присущими Булстроуд. В ней преобладает прагматизм, склоняющий прислушиваться к разуму в обход сердца и чувств, подчиненность долгу и семье, трудолюбие и острый, пытливый ум, стремящийся подмечать детали.
Но "преобладает" не значит, что в ней нет места мягкой чувственности. Просто эта черта так и не раскрылась в должной мере, оставшись под ворохом личностного контроля.
Ей нравиться слушать музыку, пробуждающую эмоции, она восторгается живописью, окружает себя цветами. Она любит ухаживать за собственным телом, используя собственноручно приготовленные  масла и лосьоны, нежиться в горячей ванной, прогоняя усталость насыщенного дня. Порой может побаловать себя бокалом легкого вина, и с удовольствием помогает матери подбирать кружева и ленты для очередного творенья портного искусства, заказанного прихотливой клиенткой; такого, которого никогда не было у нее самой.
Лорейн обладает поистине женской интуицией позволяющей предвосхищать желания дорогих для нее людей, угадывать их эмоции на глубоком уровне, она получает удовольствие, становясь теплом и поддержкой для других. Взамен ожидая малого — тактичного отношения к себе. Она должно быть мила в своей неприхотливости и учтивости, лишенная инфантильности и капризов, но сама весьма смущается и чувствует себя неловко, стоит кому-либо обмолвиться о подобном.
Подчас Лорейн ловит себя на эфемерной тоске о незнакомом ей, том о чем, млея, переговариваются ее сверстницы: эмоциях, затмевающих голос разума, порывистых, столь изумительных в своей опрометчивости поступках, лишенных оглядки на репутацию, чужое мнение и долг перед семьей. Она порой хотела бы стать легкой и беспечной, сбросить впившиеся глубоко в кожу машкеры сдержанности и выверенности, наверстать то, что упустила, оставаясь всегда примерной, всегда "истинной леди" как учила мать, совершить что-то безумное и бездумное.
Но цена мимолетной прихоти слишком велика.
Жертвенность в отношении семьи, ее собственное решение слишком рано примерять на себя личину взрослой, добровольно лишив себя детства, замкнув всю жизнь на родных, нисколько не сделала жертвой ее самой, только укрепив стальной стержень прошивший нрав Лорейн. Она глубоко неконфликтный человек, не любящий криков и ругани, и если все же выпадет неприятность ввязаться в оные, оружием использует всю ту же вежливость и сметливость ума, не позволяя властвовать над собой гневу и раздражению от неприятной ситуации.
Как и многие желает лучшего: достатка, комфорта, успеха. Но, не тратя времени на грезы или ожидания подходящего момента, улыбку Судьбы или помощи извне, шагает к тому самому лучшему, используя то, что имеет на данный момент в своем распоряжении.
Единственное, в чем истинно свободна — ее мысли. Тщательно спрятанные, бережно хранимые, принадлежащие только ей, не проявляющиеся ни в тоне, ни в вежливой улыбке на излучинах губ. И Лорейн не стремиться сделать их достоянием общественности, слишком хорошо осознавая, что многие из них сочтут крамольными, недостойными и, возможно, опасными.
Булстроуд отнюдь не близка концепция идеи "чистокровность превыше всего", во всяком случае, не столь неукоснительно. Но, как и говорилось ранее, она придерживается стоического нейтралитета в суждениях, стремясь не делить мир на черное и белое.
Только как бы то ни было, во главе всего — ее семья. Сколь сочувствующе она не относилась бы к судьбе тех, кто проходит через ее руки, пострадав от идеологов чистокровности, но именно о семье, ее стабильности и безопасности Лорейн будет думать в первую очередь, как бы тяжело подчас это не давалось. И видит Мерлин — Булстроуд не знает и сама, на что готова пойти ради нее.

6. Внешние данные, отличительные особенности.
• Рост/вес: 1,63/50
• Телосложение:  тип фигуры близок к астенику.
• Цвет кожи: светлая.
• Цвет/длина волос: темная шатенка, волосы прямые, длиной ниже лопаток.
• Цвет/форма глаз: карие.
• Отличительные особенности: —
• Выбранная внешность: Аделаида Кейн.
В одежде предпочитает классику и сдержанные цвета. Гардероб вовсе не от именитых дизайнеров, но Лорейн строго относиться к его опрятности. Низкий рост компенсирует небольшим устойчивым каблучком, хотя на работе всегда в удобных балетках.

7. Способности, навыки, умения.

• Стремись получить диплом целителя, сдала проходные экзамены (трансфигурация, заклинания, гербологию, зельеварение) с пометкой "превосходно". ЗоТИ — "выше ожидаемого".
• Аппация и невербальные заклинания — обычный уровень.
• В последний раз садилась на метлу еще в школе, при задаче экзамена. Ныне уверенна, что загонит ее на нее только абсолютная, тотальная безвыходность.
• Толковый колдомедик, постоянно совершенствующий свои навыки. Подчас интересуется и маггловской медициной, впрочем, никому о том не говорит, опасаясь осуждения.
• Уверенно справляется с домашним хозяйством.
• Как и многие выходцы Рейвенкло, считает, что ум — лучшая защита, постоянно оттачивая его новыми знаниями.
• Благодаря прабабке немного знает французский язык.

8. Артефакты, имущество, питомцы.
ВП - вишневое дерево и перо феникса, 11.5 дюймов, не гнется.
Много книг, по большей части научных, среди которых затерялся сборник зелий доставшийся бабушки по материнской линии.
Ювелирный гарнитур — серьги и колье (серебро с иолитами). Имущество в теории, так как сдала его ростовщикам, дабы погасить часть долгов с растущими процентами отца. 

9. Дополнительный пункт для дополнительных дополнений.
Связь — лс.
Планы на игру: поставить Лорейн перед выбором между долгом и зовом сердца. Заставить ее раскрыться как личность, а не придаток собственной семьи.

Отредактировано Lorraine (2018-04-17 19:57:25)

+6

2

Мне все нравится)

0

3

Добрый вечер! Спасибо за такую подробную и очень интересную анкету, было приятно почитать, да и персонаж у вас вышел очень объёмный (: Уверена, всем уже не терпится с вами сыграть.

Однако, пара мелких уточнений:

Lorraine написал(а):

Схожая ситуация с патронусом — призванный ею на экзаменах защитник обладал весьма зыбкой формой, в котором с трудом угадывалась некая птица.

Патронуса в школе до этого года не давали на ЗОТИ, в нынешнем году это была целиком инициатива профессора Мальсибер. Да и на экзаменах, насколько я помню, Гарри демонстрировал патронуса как дополнительное задание по просьбе экзаменаторов. Поэтому в этом пункте нужно либо обосновать, где Лорейн выучила это заклинание, либо убрать его совсем, если оно не нужно.

Lorraine написал(а):

После окончания школы прошла стажировку на целителя, впоследствии устроившись в госпиталь св. Мунго, отдел недугов от заклинаний.

Это скорее пояснение для вас: у нас стажировка целителей проходит на базе Мунго, почитать можно тут, но там кратко. В общем-то, два года общей подготовки, потом два года на базе выбранного отделения. Поясняю, потому что не уверена, что мы думаем об одном и том же)

Ещё большая просьба к вам обратить внимание на -ться/-тся, оно нестрашно, просто пару раз глаз зацепился.
Ииии спасибо! По сути, как только разберёмся с патронусом, выдам вам пароль от профиля. А пока пойду почищу его от следов предыдущего владельца )

0

4

Lily Evans написал(а):

Спасибо. И за замечания об очепятках — отдельная благодарность. Многое действительна пропустила, каюсь.
Что нашла в ошибках — исправила. Патронус убрала вовсе. Трудоустройство тоже выправила, дабы не было лишних нестыковок.)

0

5

Отлично и спасибо! Добро пожаловать на Карту, ура-ура!
Профиль: Lorraine Bulstrode, пароль — символы вашей почты до знака @, можете обживаться. Анкету я сейчас перенесу, а этот профиль удалим потом.

0


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Архив » Лорейн Булстроуд [перенесено]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC