Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Настоящее » 3.12.1976: Неожиданная находка


3.12.1976: Неожиданная находка

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

» участники эпизода
Амелия Боунс, Джозеф Эйвери.
» время и место действия
3.12.1976, около 10:00, штаб-квартира хит-визардов, кабинет Амелии Боунс.
» краткое описание эпизода
Отдел мистера Эйвери завладевает артефактом, пропавшим из одного из хранилищ в Гринготтс. Самое время обсудить продвижение по делу и подумать о целесообразности сотрудничества.

0

2

Джозеф сидел, откинувшись на спинку стула, и задумчиво рассматривал лежавшую перед ним на столе резную деревянную шкатулку, инкрустированную тонкими пластинами из слоновой кости и перламутра. Простая, с незатейливым узором, она не была ничем примечательна, кроме одной интересной особенности: уже несколько поколений она передавалась в семье Эйвери вместе с другими фамильными безделушками и почти месяц назад была украдена из хранилища в Гринготтсе, когда-то самом надежном банке мира, но теперь, после произошедшего скандального ограбления, утратившего этот престижный статус.
Ах да! У шкатулки было и еще одно уникальное свойство. Она умела показывать истории, «оживлять» персонажей магических сказок, заставляя их бестелесными призраками носиться вокруг, делая все то, что происходило с ними в волшебных легендах.
Дети Джозефа, когда они были еще совсем несмышлеными малышами, могли часами сидеть, с открытыми ртами наблюдая за бесконечной пляской сменявших друг друга видений. Но магглы, к которым по недоразумению попала эта вещь, конечно же, не оценили ее столь замечательное свойство и устроили беспричинную панику, с криками и воплями выбегая из здания, в одночасье превратившееся в некоторое подобие кинотеатра, где герои сказок наперебой пытались поведать неблагодарным зрителям свои истории. Поднятый переполох и заверение одного из зевак, что его пытался сожрать появившийся из ниоткуда котел, привлекли внимание волшебников, тут же вызвавших чуть ли не весь отдел магических происшествий и катастроф в полном составе. А было бы из-за чего переживать! Стоило захлопнуть крышку музыкальной шкатулки, как незапланированное представление тут же закончилось. Конечно, стирателям памяти и комитету по выработке объяснений пришлось потрудиться на славу, но в целом все прошло довольно легко: магглы частично забыли произошедшее, частично поверили в то, что это была реклама какого-то нового фильма (движущихся картинок, не имевших магического происхождения).
Джозеф нахмурился, провел указательным пальцем по гладкой платине, встроенной в стенку шкатулки, и вновь принялся просматривать отчеты устранявших последствия этого небольшого и совершенно безобидного происшествия работников. Расписавшись и поставив отметки о закрытии дела, он вызвал секретаря и велел передать паки в архив Министерства, а сам еще несколько минут сидел неподвижно, не сводя пристального взгляда с артефакта, думая над непредсказуемостью судьбы, неожиданно предоставившей ему столь удачный шанс исподволь влезть в засекреченное расследование хит-визардов.
Он так долго размышлял над тем, как можно было бы, не вызвав никаких подозрений, вмешаться в работу смежного подразделения, и тут такой подарок – зачарованный предмет, да еще и принадлежавший его собственной семье. Если существовали какие-то высшие силы, то у них точно было неплохое чувство юмора.
Джозеф моргнул, наконец оторвавшись от бессмысленного созерцания шкатулки и резким движением извлек из верхнего ящика стола чистый лист, на котором парой строк обозначил свою просьбу срочно встретиться с главой хит-визардов Амелий Боунс.
Через пару минут заколдованный бумажный самолетик уже проворно летел на второй уровень, спеша передать послание нужному адресату.
А еще через полчаса Джозеф Эйвери, спрятав найденную шкатулку в карман мантии и прихватив нужные для передачи артефакта бумаги, стучал в дверь кабинета Амелии.
- Доброе утро! – получив разрешение войти, едва переступив порог комнаты, поздоровался волшебник. – Я к вам по одному интересному делу, касающемуся и вас, и нас, - он плотно притворил дверь и подошел к письменному столу, бережно выложив на его поверхность артефакт. – Думаю, вы слышали о вчерашней заварушке. А причиной всему была она, шкатулка, украденная из моего хранилища. Думаю, это должно вас заинтересовать, - бесстрастным голосом добавил Эйвери, не обвиняя, не торжествуя, не радуясь, только равнодушно сообщая неоспоримый факт.

+1

3

Дел в отделе было невпроворот, впрочем, когда их было мало? Поэтому на просьбу встретиться Амелия сначала отреагировала не слишком довольно нахмуренным носом, однако потом снова пробежалась взглядом по строчкам и написала положительный ответ. Просто так главы подразделений по гостям не ходят, значит, это было что-то срочное. Может быть, насчёт вчерашнего? Есть повод вмешаться хит-визардам? Видимо, действительно что-то случилось. Поэтому пока мистер Эйвери ещё не появился на её пороге, Амелия убрала все особенно ценные бумаги со стола, остальные свернула и побросала, где придётся. Как готовиться к разговору, она не знала, поэтому просто ждала появления своего неожиданного гостя.
— Доброе утро, мистер Эйвери, — поздоровалась она с Джозефом Эйвери, серьёзным человеком ненамного старше её самой. Впрочем, иногда она чувствовала, что мало кому удавалось казаться ей старше, чем она, слишком сильно её работа влияла на ощущение собственного возраста. — Надеюсь, дело интересное больше, чем серьёзное.
Это навряд ли, в последнее время серьёзные и неприятные вещи сыпались, как из рога изобилия, и Амелия не позволила себе тяжело вздохнуть, только чтобы не выглядеть совсем уж некомпетентной. С этим расследованием они, хотя и нашли уже определённые улики и смогли, благодаря мистеру Бёрку, вернуть часть вещей их законным владельцам, всё-таки бродили в темноте, не в силах найти главного виновника всего происходящего. Это раздражало как общественность, так и высшее начальство.
Она кивнула, когда Джозеф намекнул, что дело всё-таки связано со вчерашним происшествием у магглов, Амелия слышала, но в подробности и тонкости, естественно, посвящена не была.
— Из вашего? — удивлённо переспросила она. Не каждый день слышишь, что беспорядок у магглов учинила безделица из хранилища одного из важных министерских чиновников. Впрочем, у магглов панику мог вызвать даже безобидный вредноскоп, который очень сильно напоминал им какой-то предмет их обихода, пока не начинал крутиться сам по себе и вовсю свистеть без видимых на то причин. Знали бы они.
— Надо же, — Амелия взглянула на шкатулку на её столе и взяла в руки палочку. — Вы позволите?
Шкатулка была красивой, инкрустированной камнями, но стоило её коснуться, как вокруг них сразу же заплясали герои магических сказок. Амелия едва заметно улыбнулась: вот значит что так сильно напугало магглов. Простаки, это ведь практически детская игрушка.
— Всё понятно, — она взмахнула палочкой, чтобы сказки успокоились и не мешали им дальше вести беседу. — Это очень любопытно. Сейчас мы оформим бумаги, думаю, через пару дней сможете получить свою шкатулку назад. Её стоит проверить ещё раз на что-нибудь лишнее, что мог наложить вор, хотя наверняка это уже сделали после того происшествия у магглов. И всё же, я настаиваю.
Она приманила к себе списки украденного, как раз тот, где было похищенное у семьи Эйвери. Шкатулка, конечно, значилась в списке, и её теперь можно было с чистой совестью оттуда вычёркивать. Пергаменты посыпались на стол, Амелия раскрывала их движениями палочки, на одном принялась записывать, при каких обстоятельствах состоялась передача им артефакта.
— Если хотите, можете нам копию отчёта направить с места, чтобы мы знали, как всё произошло, — предложила она. — Чтобы не задерживать вас сейчас, нам всё равно нужно это знать и внести в свои отчёты. У меня ещё будет пара вопросов о самой шкатулке, но постараюсь не затягивать слишком сильно. Или вам удобнее другое время?

+1

4

Кажется, Амелия была не очень довольна его неожиданным визитом. Впрочем, возможно, это ему всего лишь показалось. Джозеф никогда хорошо не разбирался в человеческих эмоциях и чувствах, а потому редко мог говорить о них со стопроцентной уверенностью, особенно когда дело касалось таких специфических людей, как авроры или хит-визарды. Периодически такая неспособность разобраться в других раздражала, совсем чуть-чуть.
Хотя в данной ситуации мнение Амелии о его пребывании в ее кабинете не имело значения. Он пришел к ней по важному делу, по рабочему вопросу – это оправдывало абсолютно все, даже его в другой ситуации, возможно, показавшееся бы подозрительным излишнее любопытство о том, как продвигалось расследование ограбления Гринготтса.
– Из моего, – невозмутимо подтвердил Джозеф, словно обнаруживать свои фамильные артефакты, некоторое время назад украденные из банковского хранилища, в маггловских домах было для него в порядке вещей. – Конечно, смотрите. Я не имею ничего против, – утвердительно кивнув, добавил он и, не дожидаясь приглашения, сел на стул, стоявший напротив рабочего стола миссис Боунс. Разговор затягивался, и мужчина решил, что так будет правильнее, к тому же он не собирался быстро покидать кабинет, хотел попытаться получить хоть какие-то ответы на интересовавшие его вопросы.
– Было бы неплохо, – наблюдая за тем, как Амелия взмахом волшебной палочки заставила исчезнуть светившиеся полупрозрачные фигуры, вырвавшиеся при открытии крышки из шкатулки, произнес Эйвери. – Это семейная реликвия. Не столько ценная в деньгах, сколько в связанных с ней воспоминаниях, – он нахмурился, пытаясь изобразить то ли задумчивость, то ли огорчение, то ли что-то еще из неподвластных его душе человеческих эмоций. – Разумеется, мой отдел проверил шкатулку, – вновь вернувшись к более привычной теме, подтвердил волшебник. – Ничего необычного обнаружено не было, но, думаю, что дополнительная предосторожность не помешает. Возможно, это как-то поможет вам, – медленно подбираясь к нужным вопросам, как ни в чем не бывало продолжил Джозеф. – Разумеется, я направлю вам копию отчета. Еще у нас есть воспоминания, извлеченные стирателями у маггла, которому кхм… некоторое время принадлежала моя шкатулка. Думаю, они тоже могут вас заинтересовать, – осторожно предположил он, стараясь казаться максимально компетентным и непредвзятым. – Да, я предпочел бы ответить на все вопросы сейчас, раз уж все равно спустился к вам.

+1

5

Амелия только кивала, не отрываясь от пергамента. Любое расследование требовало огромного количества бумажной работы, и многие новички хит-визарды, которые пришли в отдел за погонями, сложными загадками и прочими романтическими вещами, которых невесть где хватают, очень разочаровывались, когда приходилось корпеть над бумажками. Однако это была неотъемлемая часть их работы, и иногда правильно оформленные бумаги действительно экономили время и усилия, затраченные на расследования. Если бы многим стажёрам говорили сразу, что расследования на самом деле имеют мало общего с тем, что они читали в книжках, они бы не оставались и не втягивались в работу, это Амелия знала точно.
— Конечно, — согласилась она, когда мистер Эйвери заявил о ценности реликвии. — Шкатулка вернётся к вам в целости и сохранности, я обещаю.
Она внимательно посмотрела на мистера Эйвери, обдумывая вопросы и структурируя по полочкам, какой задать сначала, какой оставить на потом, какой пока приберечь — ответит, пока будет отвечать на другой. Шкатулку нужно было отправить на проверку, получить отчёт от стирателей, потом — скомпоновать финальный отчёт, выдать вещь, закрыть в папку к остальным находкам, которые так любезно предоставил мистер Бёрк. Старая-добрая отработанная схема.
— Да, воспоминания были бы полезны, — согласилась Амелия. — Попробуем установить личность похитителя, однако я не сомневаюсь, что прежде чем попасть к магглам, артефакты прошли через несколько инстанций. И всё же, накрыть точку сбыта будет полезно. В последнее время учащаются утечки в маггловский мир, ну вам и без меня это неплохо известно.
Магов, которые продавали в маггловский мир зачарованные вещи и артефакты, было куда больше, чем хотелось бы, и частенько они имели свои каналы выхода на маггловский рынок. Часто этими расследованиями занимался аврорат, так как многие вещи были не слишком легальными, однако и хит-визардам доставалась минутка славы. Сколько таких неудачливых сбытчиков они накрыли, за всю свою карьеру Амелия не смогла бы и назвать. И каждый первый думал, что он-то точно самый умный и никогда не попадётся. Увы. Над такими делами часто два департамента работали вместе: пока стиратели разбирались с ненужными заклинаниями, хит-визарды смотрели извлечённые ими воспоминания и направлялись по следу.
— Так, шкатулка, — Амелия бросила взгляд на артефакт. — На ней были наложены какие-то охранные заклинания? Или любые другие? Какая-то особая магия?

+1

6

– Да, конечно, надеюсь, они вам помогут, – спокойно произнес Джозеф, рассчитывая на абсолютно противоположный результат. Сам он не обнаружил в извлеченных из головы маггла воспоминаниях ничего ценного, за исключением смутного образа человека, принесшего волшебную шкатулку в дом. Будь воля Эйвери, то он стер бы и этот короткий обрывок, однако подобный поступок вызвал бы слишком много вопросов, а потому ему приходилось надеяться на недальновидность хит-визардов или феноменальную осмотрительность воров, сумевших до этого и Гринготтс благополучно обокрасть, и ускользнуть с места преступления никем не замеченными. – Все необходимые материалы вы можете получить в архиве. С нашей стороны дело уже закрыто, – пояснил мужчина, внешне безразлично наблюдая за тем, как Амелия что-то выискивала в развернутом на столе пергаменте. Ему очень хотелось бы узнать больше о ходе расследования, но разговор пока складывался таким образом, что задать нужные вопросы, не вызвав лишних подозрений, не представлялось возможным.
– На шкатулку не были наложены никакие охранные заклятия или какая-либо другая магия, не считая той, что заставляет ее иллюстрировать сказки барда Бидля. Я считал банк самым надежным местом, а потому не предпринял никаких дополнительных мер предосторожности. Хранилища гоблинов славились на всю Европу. Я даже предположить не мог, что кто-то сумеет взломать все их ловушки. Говорят, сейфы даже драконы охраняли, – Джозеф нахмурился и перевел мрачный взгляд на таким чудесным образом найденную шкатулку. Мысль о том, как увести беседу в нужном направлении, все еще упорно не приходила на ум.
– Вы думаете, вам удастся найти остальные артефакты? Поймать грабителей? – выдержав короткую паузу, поинтересовался он, все-таки решив, что эти вопросы будут достаточно уместными. В конце концов он имел полное право беспокоиться о судьбе если не похищенных денег, то семейных реликвий уж точно. Банальное желание вернуть свою собственность. Ничего более.

Отредактировано Joseph Avery (2018-05-31 00:16:31)

+1

7

Конечно же, все они считали банк Гринготтс безопасным местом, из которого невозможно ничего утянуть. Гоблины веками доказывали своё умение следить за золотом и драгоценностями, поэтому в рамках сотрудничества эта отрасль была доверена им. Однако что-то пошло не так — и всё-таки представители этого волшебного народца оказались обхитрены. Сами они этим фактом оказались тоже очень и очень недовольны.
— Вы, наверное, читали в газетах, соучастником преступления был гоблин, — почти меланхолично произнесла Амелия. — Боюсь, без помощи изнутри ограбление было бы не так просто осуществить. После этого, впрочем, готова поспорить, что гоблины найдут способ понадёжнее заставить своих сотрудников молчать в подобных ситуациях. Насколько я знаю, у них предательство своих — это преступление похуже, чем у волшебников.
Амелия вздохнула: если бы они действительно хорошенько подумали об этом заранее, может, и удалось бы избежать этого сложного и муторного дела. Конечно, большую часть драгоценностей удалось вернуть, но это всё случилось из-за небольшой удачи и помощи со стороны мистера Бёрка... Она нахмурилась своим мыслям. Ей совершенно не нравилось то, что было связано с этим делом, и пусть это не касалось её отдела, так как хит-визарды не были специалистами в тёмной магии, она оставалась единственным человеком у власти, который знал об этом. И при этом была связана обязательствами. Это с одной стороны угнетало, с другой — давало надежду на то, что она так или иначе сможет разобраться с тем, что происходит вокруг. На фоне этого потерянные артефакты были мелочью, хотя Амелия прекрасно понимала владельцев, которые потеряли доступ к фамильным и ценным вещам.
— Мы работаем над этим, мистер Эйвери, — Амелия дописала последнюю строку в пергаменте и подняла взгляд. — Должна признаться, что это дело не из простых, но мы делаем всё возможное, чтобы наказать виновных. Пока у нас есть версии, но я не могу сказать вам ничего конкретного в интересах следствия. Вы понимаете.
Она сухо улыбнулась. На самом деле следствие было в тупике настолько, насколько она бы и сама не поверила, чтобы ей сказали: толком ничего выудить у гоблина так и не удалось, оставалось только работать на рынки сбыта и пытаться размотать цепочку продавцов товара. Который уже и до маггловского мира умудрился дойти...
— В любом случае, не стоит беспокоиться. Я гарантирую, что мы сделаем всё возможное и что вещи вернутся к хозяевам.
Так или иначе — когда-нибудь.
— Ещё один вопрос, мистер Эйвери, — Амелия снова сжала в руке перо и провела над пергаментом, не касаясь бумаги, готовясь записывать ответ. — Уточняю на всякий случай. В вашем хранилище не было других охранных заклинаний, кроме заклинаний самого банка, верно?

+1

8

Не нравилось. Ему не нравилось все, что происходило в этой комнате. Невозможность повлиять на ход расследования или хотя бы узнать то, что удалось выведать хит-визардам, оставляла смутное чувство неудовлетворенности и едва ощутимое раздражение, которое он, однако, не мог высказать сидевшей напротив него женщине, безукоризненно выполнявшей свой долг.
Жалко, когда люди так четко следуют своим должностным инструкциям. Печально, когда их не в чем упрекнуть. Если только в медлительности, но в данном деле ее вряд ли можно было списать на допущенные ошибки или нечто подобное.
– Жаль, что все продвигается не так быстро, как хотелось бы, – перебрав в голове все варианты ответа и поняв, что «прицепиться» не к чему, наконец безэмоционально произнес Эйвери. – Увы, этого следовало ожидать. Думаю, это ограбление не только будет долго будоражить общественность, но и навсегда останется в анналах истории как одно из самых скандальных, – Джозеф нахмурился. – Я вам верю. Можете не беспокоиться, я не собирался обвинять вас в чем-то. К сожалению или к счастью, – он пожал плечами. – Я имею представление о том, через что порой приходится проходить хит-визардам, чтобы добраться до истины. А лишняя истерия вокруг этого дела только затруднит поиск преступников.
Он замолчал, пытаясь найти хоть какую-то зацепку, чтобы увести разговор в нужную сторону, но ничего так и не придумал, а потому был вынужден отвечать на заданные миссис Боунс вопросы.
– Я не накладывал никаких дополнительных защитных заклятий на свое хранилище. Было одно сигнальное, но оно охраняло артефакт, который воры оставили на месте. И то чары не были сняты, потому что я попросту забыл о них, а когда вспомнил, то решил ничего не менять, поскольку считал это бесполезной тратой времени. Все хотел при случае сделать это, но так и не успел. Через неделю после того, как я поместил в Гринготтс часть фамильных артефактов, банк обокрали, – он нахмурился еще больше. – Какая-то злая ирония. Я могу быть вам еще чем-то полезен? – мрачно поинтересовался он, с неудовольствием отметив, что разговор закончился слишком быстро и вовсе не так, как ему бы того хотелось.

+1

9

Ей тоже было жаль, но что можно было с этим делать? Амелия была не из тех начальников, которые требуют количество вместо результата, поэтому её подчинённые не получали головомойки за слишком малое количество улик. Она сама прорабатывала все версии, просматривала всё, что могла, помогала своим подчинённым, но ничего не могла поделать с тем, как медленно продвигается дело. Единственная вещь, которая дала делу ход, лежала только между ней и Карактакусом Бёрком, и вообще появилась практически случайно, совершенно точно не в ходе напряжённого расследования. Впрочем, не приди ей в голову пойти посоветоваться с крупным дельцом, вполне вероятно, что и ту часть артефактов, которые им удалось вернуть владельцам, они бы не увидели. Увы, она не была уверена, что у мистера Бёрка была причина идти на сотрудничество со следствием не в том случае, когда следствие само пришло на порог и попросило о помощи в обмен на информацию.
- Увы, - коротко согласилась Амелия. - Все силы сейчас брошены на работу над этим ограблением, но грабители, увы, были хорошо подготовлены. По-крайней мере, частично мы смогли обнаружить каналы сбыта артефактов. Я предполагаю, что через какое-то время остальная часть тоже появится в довольно предсказуемых местах.
Вроде чёрных рынков и маггловского мира. Не все грабители одинаково глупы: подождать немного, прежде чем сбывать товар, иногда было выигрышной тактикой. Если, конечно, за это время грабителя не успевали найти и приговорить к сроку.
- Спасибо, - поблагодарила она за ответ, делая последние пометки на пергаменте. - Мне очень жаль, мистер Эйвери.
Людяи, потерявшим фамильные реликвии, действительно можно было только посочувствовать. Амелия знала, что они чувствуют, и прекрасно их понимала, но выдать им ответ, которого они жаждали, увы, не могла. Только обещать, что сделает это так быстро, как только это возможно.
- Нет, пожалуй, это всё, - произнесла Амелия устало. - Если у вас нет ко мне вопросов, не смею вас больше задерживать. Благодарю за ваше участие, прикоснитесь палочкой здесь, пожалуйста.
И протянула пергамент.

0


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Настоящее » 3.12.1976: Неожиданная находка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC