Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 24.12.1973: Филч — похититель Рождества


24.12.1973: Филч — похититель Рождества

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

» участники эпизода
Северус Снейп, Лили Эванс, Уиллоу Росс, Аргус Филч (НПС).
» время и место действия
24 декабря 1973 года, Хогвартс.
» краткое описание эпизода
Когда Филч зверствует и требует отработку в Сочельник, студенты третьего курса просто никак не могут оставить такое безобразие безнаказанным. И не доказать несчастному, что Рождество — это не только когда студентам разрешают попозже лечь спать.

0

2

Лили застонала от несправедливости, в очередной раз.
— Как можно было поставить отработку на Сочельник? — в очередной раз спросила она у Сева. Вопрос был скорее риторическим, потому что ответа на него, конечно, быть не могло. У студентов так точно. А всё Филч с его дурацкими правилами! Не то чтобы Лили не уважала правила, но в самом деле, запрет на колдовство в коридорах был глупым, а то, что миссис Норрис оказалась поблизости и немножко попала в эпицентр событий, так то разве их вина? Нет, кошку было немного жалко. Но не сильно: она была противной и вообще-то ябедой, таких на Гриффиндоре не любили. А Лили и вовсе больше собак уважала, у неё как-то всегда только пёсики жили.
— Это просто издевательство над людьми, — подытожила она. На рождественских праздниках, как известно, волшебники не работать должны, а отдыхать, а им, видите ли, надо будет в Зале Славы прибираться! И вот стоило решить остаться на каникулы в школе, чтобы провести самое настоящее волшебное Рождество, со всеми чудесами, магией, с лучшим другом — и на тебе! Филч норовит всё испортить. Вот расскажешь родителям, не поверят, что дочь осталась, чтобы драить кубки. Поэтому настроение у Лили резко стало никаким, и она в основном злилась. Или расстраивалась. И немного ещё злилась на провидение в лице судьбы. Вот кто подослал им тогда в коридор миссис Норрис?
— Уиллоу, кстати, тоже попала на отработку и тоже двадцать четвёртого. Уиллоу Росс, — вспомнила Лили. Они уже успели обсудить несправедливость Филча в гостиной. — Так скоро половина школы будет драить кубки, а не праздновать...
Она остановилась недалеко от Большого Зала, чтобы поднять выпавшее из сумки перо.
— С этим нужно что-то делать, — решительно произнесла Лили и посмотрела на Сева.

+3

3

— Это Филч. С Филчем возможно все, — хмуро прокомментировал Северус. Он весьма хорошо понимал чувства Лили. От каникул они ждали сказочное настроение и, собственно, рождественскую сказку. А что получили взамен?
— Аргус Филч — изверг, — недовольно резюмировал слизеринец.
Не новость, конечно. Но в эти рождественские каникулы умудрился переплюнуть сам себя. Как вообще подобное могло прийти в голову — отработка в Сочельник? Снейп решительно не понимал, и негодовал вместе с Лили.
— И ведь ни одна кошка в ходе нашего магического эксперимента не пострадала!
Их небольшое... отступление от правил в любом случае не было соизмеримо с назначенным наказанием. Где справедливость? И куда смотрели преподаватели? Впрочем, Северус подозревал, что другие преподаватели, как и Директор, о произошедшем инциденте не знали. В противном случае, быть может, взыскание было бы куда мягче. Или его вовсе отменили бы... То была личная отместка Аргуса Филча, и уж он проследит, чтобы никто ничего не узнал.
Все же Северус искренне считал, что вездесущая кошка Филча получила по заслугам. Однако это не утешало.
— Уиллоу Росс? — переспросил. Никого с подобным именем Северус припомнить не смог. Из Гриффиндора он знал не так уж и много волшебников: собственно, Лили, ее подругу Мэри, и четверку ненавистных гриффиндорцев в лице Поттера, Блэка, Люпина и Петтигрю. Остальных он не запомнил, да и не стремился запоминать.
— Пусть будет Уиллоу Росс, — на мгновение скривившись, снисходительно разрешил слизеринец. Гриффиндорцев он недолюбливал за исключением одной рыжей особы, негодующей рядом. Впрочем, его предвзятое отношение к красно-золотому факультету — известный факт.
— Да, нужно, — согласился юный маг, напустив в свой голос серьезности. — Мы должны его наказать. Слизеринцев в Хогвартсе осталось довольно мало, а те, кто остался, вряд ли нарвутся на отработку. Объединим силы с Уиллоу? — с неохотой предложил будущий зельевар.
Северус почувствовал себя вдохновленным. Мысль отомстить Филчу была довольно-таки соблазнительной.
— И нам нужен хорошо продуманный план возмездия.

+3

4

Сев был полностью солидарен с Лили в оценках происходящего, и от этого становилось как-то ещё горше и обиднее. Будто бы они действительно заслужили! И за что? Лили солидарно поддакнула и кивнула, когда Северус вспомнил, что кошка вышла из инцидента живой и невредимой. Только, наверное, обиделась страшно. Но что уж тут попишешь? Она и так не любит никого.
— Наказать? Прямо так сразу... — засомневалась Лили, которой, несмотря на бурлящую внутри обиду от несправедливости, никого наказывать не хотелось. Их и так наказали, что же теперь, увеличивать кругозор наказаний в природе? С другой стороны, она сама секунду назад сказала: с этим нужно что-то делать. Как-то же можно выйти из сложившейся ситуации? Просто пойти и попросить передумать — это не к Филчу, Лили честно пыталась делать это раньше. Отработку не хотелось — тем более в Сочельник. Принести миссис Норрис в подарок красивую меховую мышку? А это мысль.
Она ухмыльнулась своим мыслям и огляделась. Они примостились у подоконника, пока она справлялась с сумкой и нервно перебирала учебники, чтобы ничего не вывалилось — с урока она уходила спешно и не успела всё как следует разложить. Ребята сновали вокруг в предпраздничной суете, и Лили снова стало обидно за несоразмерное вине наказание. Неожиданно мелькнуло знакомое лицо.
— Легка на помине. Уиллоу! — Лили махнула девчонке рукой, когда та скользнула по ней взглядом. — Мы как раз эту дурацкую отработку в Сочельник обсуждали. — Северус считает, что нам нужен план возмездия.
Она провела рукой по волосам.
— Продуманный, — продолжила, после секундной паузы. — Я подумывала нажаловаться МакГонагалл. Но он тогда ещё больше разозлится, ещё и котлы драить придётся до кучи...
Лили вздохнула и посмотрела на вдохновлённое лицо Северуса.
— Думаешь, всё-таки возмездие? — спросила она не особенно уверенно.

+3

5

Так не бывает.
В том смысле, что с кем-то случается, конечно, но не с ней, не с Уиллоу. Потому что попасть под наказание из отработки, да ещё и в Сочельник — это удивительно неприятная комбинация на неудачи.   
Да, она попала бладжером в окно. Да, если быть честной, весьма прицельно, потому что на спор попасть было делом чести. И окно завхозовской коморки явно было выбрано не случайно.  Но кто же знал, что Филч окажется в не нужное время в совершенно не подходящем для Уиллоу месте?
Наказание было заслуженным, отрицать это сложно, но… в Сочельник? Серьезно?
Душа теперь требовала если не возмездия, то хотя бы справедливости. Но стоит ли искать последнюю в поддержке декана? Здравый смысл подсказывал, что стоит, но слабоумие и отвага в унисон твердили о том, что тогда придется расстаться, насовсем или до новых худших времен, с планами мести. И Уиллоу откладывала жажду справедливости на потом.
С другой сторон, все могло ведь быть и хуже. Скажем, ей могли вытырнуть из команды, в которую она только осенью попала. 
Обернувшись на оклик и встретившись взглядом с Лили, Уилла пропустила спешивших первокурсников, в шумную стайку которых угодила, и подошла к подруге, стоявшей в компании из внешне вечно мрачного Северуса Снейпа. 
Слизеринца она знала, как весьма условную фигуру, с которой дружила Эванс. Ни больше, ни меньше.
— Обреченные на отработку приветствую тебя, — усмехнувшись, гриффиндорка поправила сумку на плече и, посмотрев на слизеринца, вежливо улыбнувшись добавила:
— Здравствуй.
То ли это было совпадением, то ли Филч поставил для себя целью назначить отработку в Сочельник как можно большему количеству студентов. Как ещё можно объяснить, что даже Лили Эванс, уважавшая правила школы, попалась этому скупердяю? Оглянувшись, словно их могли бы подслушивать, Уиллоу сосредоточенно кивнула на слова Лили о возмездии.
И кивнула снова на уточнение о продуманности.
Потому что кидаться сломя голову — это должен быть уже не их метод, несмотря на то, что хочется. А попадись они снова — кто знает, чем всё закончится? Как бы отработка в Сочельник не показалась им сказкой. 
— Жалоба не похожа на возмездие… — вдруг им тогда светит всестороннее признание их вины? И сама профессор сойдется во мнениях с Филчем и добавит котлы, чтобы её воспитанники полностью прочувствовали свою вину, во всех красках.
— Я за возмездие, — подкрепляя решительность улыбкой, — Только очень-очень-очень продуманное, чтобы не стало хуже, хотя вроде бы и некуда. Это ведь будет справедливо, да? Что если праздник испорчен у нас, то так должно быть и у него?

Отредактировано Willow Ross (2018-01-13 17:10:07)

+3

6

Снейп ухмыльнулся.
— Так сразу. Справедливость должна восторжествовать.
Северус весьма хорошо знал свою подругу, успел изучить в подробностях все нюансы ее истинного гриффиндорского характера. Ему даже было интересно, что все же в ней возобладает: обида на несправедливость или все же знаменитое гриффиндорское благородство, что заставило бы ее отречься от какого-либо плана в отношении пусть и не преподавателя, но хогвартсовского служащего. Северус даже мысленно окрестил возможность отомстить Филчу как «темная сторона».
Так склонится ли Лили к темной стороне или все же предпочтет остаться на привычной светлой? Слизеринец мысленно заключил пари сам с собой.
Присутствие сторонних лиц — особенно представителей красно-золотого факультета — Северуса не вдохновляло. Однако же он понимал, что чужая помощь могла бы быть очень кстати. Поэтому, когда Лили окликнула Уиллоу и призвала ее в их с Северусом тандем, слизеринец стоически промолчал и даже поздоровался в ответ:
— Здравствуй, Уиллоу.
И опасно сощурился:
— А о жалобе речи и не было.
Жаловаться Северус не любил, предпочитая разбираться с проблемами собственными силами. В этот раз следовало поступить точно таким же образом. Тем более, рядом находилась Лили, признание которой Снейпу хотелось заполучить. Цепляли же ее чем-то Поттер с Блэком, наверняка, своими безумными проделками. Так почему бы и Северусу не допустить немного… вольности?
— Думаю, все-таки возмездие, — подтвердил, медленно кивнув головой. — Это должно быть равноценное возмездие. Он нам испортил рождественский вечер. Филчу рождественский вечер — в том же понимании, что и для нас — испортить не удастся. На прошлое Рождество, насколько я помню, Филч не принимал никакого участия в торжестве, лишь брюзжал сильнее обычного, да зверствовал, цепляясь к привидениям, да младшекурсникам. Следовательно, нам стоит поступить ровным счетом наоборот. Устроим свой рождественский маскарад, а для Филча — форменный хаос? Для большей убедительности можно подлить Филчу зелье, вызывающее галлюцинации, — юный зельевар невольно оглянулся — а не подслушивает ли их кто.

Отредактировано Severus Snape (2018-01-13 13:24:18)

+3

7

Уиллоу тоже присоединилась к их компании, а ещё к мысли Северуса — возмездие должно осуществиться и точка. Лили всё ещё немного колебалась, однако... Уверенность друзей и общая несправедливость ситуации — стоило Лили подумать о том, как Филч наверняка радуется, что отправил студентов на отработку в самый главный праздник года, как ей вдруг становилось нехорошо и хотелось бросаться в бой — да ещё и мысль о том, что она тут не одна такая, с испорченным праздником, может быть, за два дня наберутся и другие, чего хуже, первокурсники! И тут уже чаша весов склонилась к возмездию.
— Ладно, вы правы, — вздохнула она. — Продуманный план возмездия. Кто-то должен показать Филчу, что он не прав.
— Нам уже терять нечего, — уныло отозвалась она, когда Уиллоу напомнила, что хуже им стать не должно. — Мы и так на отработке в Сочельник. Разве что оставит на Пасху, но до этого момента всегда можно передумать и поехать домой.
Лили облокотилась спиной на подоконник и внимательно смотрела на Сева, который, как и всегда, складно и логично излагал свой план. Планы у него обычно всегда такие были, Лили диву давалась. А ещё, конечно, включали в себя элемент, который удавался им обоим — зелья.
Филч и правда был эдаким Гринчем из детской сказки, мог попытаться пнуть ёлку, разворошить украшения и гору подарков под ней, испортить настроение своей руганью... И вот ещё отработка. Ну самый настоящий Гринч, разве что не на горе живёт!
— Хм, это мысль, — согласилась Лили, оглядываясь вслед за другом. — Как у Диккенса? На Скруджа Филч тоже похож.
И пояснила для Уиллоу:
— Это из маггловской книжки, там старик тоже пренебрегает Рождеством, а потом ему являются духи и показывают, как герой неправильно живёт. Он в конце берёт себя в руки и перевоспитывается. Нас, кстати, тоже трое, как и духов.
Она ухмыльнулась, раздумывая, что этакая театральная постановка и в самом деле поможет Филчу понять, что он поступает неправильно и несправедливо. Не зря она вспомнила Диккенса! Да и Гринч в конце концов понял, что Рождество — это не просто так...
— Решено, — вынесла свой вердикт Лили. — Нам нужно зелье. Нам Филч не поверит, может, поверит каким-нибудь духам или чему-нибудь ещё. Да хоть кошке своей.
Лили прыснула.
— Может, подобреет. Хотя бы чуть-чуть, — это уже с надеждой на лучшее в людях.

+3

8

На памяти Уиллоу не было в прошлые праздники того, чтобы Филч им радовался.
Он критичным взглядом оценивал украшенные ёлки, с пристрастием осматривал всё то, что приносилось из Хогсмида и как-то особенно кривился, когда кто-то говорил, что вот эта вот купленная вещь – будущий подарок.
От того слова Северуса были наполнены смыслом. Если этому брюзге так не нравится праздник и чужие радость и воодушевление, так почему бы не радоваться ему на зло? Это не вписывалось в понятие стандартного возмездия, но кто виноват, что это испортит старому желчному сквибу настроение лучше всего? И, вдруг, спасет их собственный рождественский настрой?
Помогать с зельем Уиллоу бы не рискнула — ей никогда не хватало для кропотливого процесса их приготовления терпения, но ведь и на одном лишь галлюциногене их план не закончится, верно? Нужно ещё продумать столько деталей! А времени так мало…
— Диккенс? — девочка не без интереса смотрит на сокурсницу, от которой получала не мало информации о таком интересном и неизведанном мире магглов. И Лили поясняет без дополнительных просьб про старика, перевоспитанием которого занялись мистические силы.
— Тогда решено? Возьмём эту идею за основу?
К тому же других у них пока что не было, а эта отвечала первоначальному требованию не скатываться до простого мерзкого вредительства, как Пивз.
— Если с Филчем заговорит его кошка, то успех нам точно обеспечен, — Уиллоу улыбается этой мысли, — думаю, он мечтает об этом. А потом она ему скажет, что заговорит с ним вновь, только когда он станет добрым и безупречно душевным человеком. И замолчит в итоге навсегда.
Выдержав драматичную паузу, Росс вздохнула. В перевоспитание их завхоза верилось с огромным трудом, скорее они ему добавят седых волос на лысеющей голове. Но… вдруг что-то получится?
— А что это были за духи? Они как наши призраки или другие? И показывали они тому старику что-то конкретное? И когда являлись: в любой момент или темной ночью и под тревожную музыку? — несмотря и на простое праздное любопытство к маггловской литературе, эти расспросы были подкреплены и необходимостью понять, что ещё им может понадобиться.
— Нам хватит одного лишь, — девочка опасливо оглянулась, повторяя заговорщический жест Северуса, — зелья, чтобы всё сделать? Или понадобиться что-то ещё, как думаете?

Отредактировано Willow Ross (2018-01-13 18:49:33)

+3

9

Конкретного зелья, вызывающее галлюцинации, Северус не знал, однако, не видел особой проблемы в недостатке своих знаний. И решил, что искать подобное зелье он не будет — достаточно взять обыкновенный состав, описанный в учебнике за первый курс, и прочитать список противопоказаний, и, соответственно, понять перебор или недобор какого ингредиента вызовет искомое помутнение рассудка. Своими мыслями слизеринец, разумеется, с рядом стоящими гриффиндорками делиться не собирался. Это будет его личной миссией, его личным сортом мести.
Лили таки склонилась к темной стороне, чему Северус был весьма рад.
За ними никто не наблюдал, даже рядом расположенные портреты были пусты. И все же Северус хорошо запомнил фразу одного из старшекурсников, что даже у стен Хогвартса есть уши — наверняка великий Дамблдор каким-то образом следит за происходящим в школе. Все-таки оживленные коридоры — не место для подобных разговоров.
Северус в пол уха внимал рассказу Лили о похитителе Рождества. О Гринче Диккенса он что-то когда-то уже слышал, вероятно, от самой Лили, но не был уверен. Сам слизеринец маггловской художественной литературой не увлекался. Хотя и должен был признать, что в словах Лили была определенная правда.
— Да, — Снейп кивнул. — Зелье с меня, с вас — все остальное.
Что имел ввиду под «все остальное», Северус и сам не знал. Устраивать подобные диверсии ему еще ни разу не приходилось. Тем более в компании с кем-то.
Необычное ощущение.
Уиллоу Росс задалась тем же вопросом, что и Северус мгновением ранее.
— Я точно не знаю, в каком образе явятся галлюцинации. Возможно, нам действительно придется подыграть — чтобы наверняка. Отсюда нам нужна какая-нибудь маскарадная одежда. Можно трансфигурировать. Далее я бы для большего нагнетания жути действительно добавил бы музыки. Но в музыке я не разбираюсь. Если у вас есть идеи, — он поочередно посмотрел сначала в глаза Лили, затем в глаза Уиллоу, — хорошо. Нет, значит, обойдемся. Помимо прочего предлагаю разыграть действо не где попало, а в одном конкретном помещении. Его, я думаю, как-то украсить тоже бы не помешало. У меня есть в избытке корень валерианы, поэтому заманить кошку Филча и, соответственно, Филча куда угодно не составит никакого труда.
Снейп снова огляделся.
— И думаю, все подробности обсуждать надо не здесь.

Отредактировано Severus Snape (2018-01-14 15:43:59)

+3

10

Лили даже стало жалко Филча, когда Уилла поделилась мыслью про кошку. Этакая духовная связь завхоза и животным не поддавалась объяснению, но Лили, если бы крепко задумалась или была на пару лет старше, поняла бы, что Филч просто безумно одинокий старик, а кошка — его единственный друг. Но сейчас Лили жёг огонь негодования и даже нетерпения — самую малость, честно-честно! — поэтому о таких тонкостях она не задумывалась. Как-то не вышло.
— Ну, не совсем так, — отозвалась она. — В книжке-то это метафора, конечно. Но они выглядели, как люди, так что почти как наши. Они... А, впрочем, я потом расскажу.
Она обратилась в слух, потому что действительно сюжет книжки сейчас был не главным. Они обсудят это, когда будут раздумывать, как украсить ту самую комнату, где и будет происходить их главное театральное действо.
— Ты прав, — согласилась Лили. — Пойдём в место потише.
Она подняла с подоконника сумку и направилась вниз, к подземельям, к классу зельеварения. Почему-то именно лаборатория давала ей ощущение спокойствия, может, потому что Слагхорн не особенно часто следил, что они с Северусом там делали, а давал им полную свободу действий, предпочитая собственную комнату. Оно и к лучшему. Заодно проводят Сева, а там пойдут выполнять свою часть миссии.
— В общем, мы можем сейчас разделиться, — предложила она. — Сев берёт на себя зелье, а мы с Уиллоу можем поискать место и разобраться с музыкой. Костюмы и правда придётся трансфигурировать, не выпустят же нас в Хогсмид, чтобы что-нибудь купить. Если только где-то в школе не спряталась гардеробная.
Она хихикнула, представляя себе, как кто-то старательно прячет где-то в недрах замка карнавальные костюмы, любовно убирает в чехлы и развешивает по вешалкам. Не то чтобы она не верила, что такое возможно... Наверное, даже наоборот. Хогвартс был волшебным местом, где всегда можно было найти что-то совершенно необычное и невероятное, такое, что и в голову бы не пришло искать. Это её всегда восхищало.
— Значит, сейчас разделимся. Встретимся здесь же, тут должно быть тихо и спокойно. У меня есть мысль насчёт помещения, на третьем этаже есть пустой класс, там обычно никого не бывает. В общем... Надо его проверить. Может нам подойти.

+3

11

— Совсем страх и совесть потеряли, — пожаловался Аргус Филч сидящей рядом на полу миссис Норрис. Немолодой мужчина лег на кушетку в своей спальне и с наслаждением вытянул ноги. Кошка тут же материализовалась на кушетке, укладываясь под теплый бок хозяина.
— Мау, — согласилась с репликой Аргуса.
— Маленькие изверги, — выругался Филч.
— Мр-р-р, — подтвердила миссис Норрис, тыкаясь прохладным кончиком носа в сгиб локтя правой руки хозяина.
День выдался действительно тяжелым. Парадоксально! Чем меньше в школе учащихся магии монстров — тем больше работы для Аргуса. Как будто бы мелкие вредители от отсутствия уроков, дисциплины, работы мозгов и большей частью контроля буквально ставили своей задачей извести Аргуса Филча. И хотя отлову весьма неплохо способствовала миссис Норрис, маленькие негодяи с каждым годом становились все сообразительнее и изворотливее, что усложняло итак непростую работу завхоза. А ведь Аргус уже не молод, чтобы бегать по коридорам, да и вообще заниматься какой бы то ни было физической нагрузкой.
— Розог на них не хватает!
Кошка промолчала, и Аргус счел это за знак согласия.
У него было не так много времени на отдых. Был поздний обед, и все ученики должны были находиться в Большом Зале, а, значит, их извечные шалости сведены к минимуму. Можно было и отдохнуть. Да и его — Аргуса — спальня, казалось, была единственным местом, куда не добрался удушливый аромат цитрусов, ванили и хвои. На цитрусы у Филча была аллергия, что позволяло вдвойне ненавидеть разлившийся по коридорам замка густой аромат. Даже в слизеринских подземельях оставшиеся на каникулы ученики были подвержены всеобщему рождественскому безумию. Аргус уже устал уничтожать развешанные по всему замку наколдованные венки, подобия ангелов, омерзительные «ветки поцелуев» и прочую сопутствующую атрибутику.
Аргус прикрыл глаза, убаюканный тихим, мерным урчанием миссис Норрис.
«Скорее бы закончились праздники…» — пронеслось в сознании прежде, чем Филч провалился в непродолжительную тревожную дрему.

[nick]Argus Filch[/nick][status]Доминируй, властвуй, порицай.[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Jo3n.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АРГУС ФИЛЧ, 52</b></a><br> Завхоз Хогвартса<br>[/info]

Отредактировано Metamorphmagus (2018-01-14 21:04:34)

+3

12

Терпение никогда не было сильной стороной Уиллоу, поэтому перейти к исполнению намеченного плана ей было проще и легче, чем продумывать его до мельчайших деталей. Да и времени у них не так уж и много, а подготовиться хочется, чтобы не оставлять всё на уровне экспромта и импровизации. 
— Да, давайте так и сделаем, — девочка мысленно подводит для себя черту всему ранее прозвучавшему. Место ещё нужно проверить, но идея Лили кажется хорошей. Ну кто из учеников в Сочельник будет заглядывать в учебный класс?
— Джуди, моей соседке по комнате, подарили месяц назад на День Рождения музыкальную шкатулку. Она маленькая, но умеет наигрывать около десяти разных мелодий. Если она её одолжит, то можно поколдовать с громкостью. Там и рождественские мелодии есть, — других мыслей, по крайней мере вот так, с ходу, для музыкального сопровождения затеи не находилось. Разве что заимствовать инструменты, которые использовались для хора. Но это придется делать уже без спроса — сложно будет объяснить профессору Флитвику зачем им нужны флейта или клавесин. 
— Мы тогда пойдем, нужно осмотреть класс и подобрать вещи для маскарада. Удачи, Северус, — нужна она зельевару или нет, Уиллоу не знала, но не пожелать не могла. И, взяв Лили за руку, девочка потянула её обратно к выходу из подземелья. Но не слишком торопливо, чтобы можно было обсудить пару нюансов в более спокойной обстановке.
— Мне кажется, в классе должно быть что-то с рождественской атрибутикой. Можно парту трансфигурировать в ель и нарядить. Но не слишком пёстро и ярко, думаю, хватит и свечей, которые могут быть единственным освещением. Таинственный полумрак пойдёт на пользу делу, как думаешь?
И заманить Филча в аудиторию не должно составить трудности, он будет бдеть этим вечером за порядком как никогда ранее.
— А какого эффекта мы хотим добиться? Думаю, что не страха, — их завхоз столько лет работает в этой школе, что эта затея кажется… ну, просто слишком. Во-первых, Уиллоу казалось, что запугать Аргуса Филча не так уж просто. По крайней мере не призраками уж точно, когда с ними бок о бок живешь столько лет. А во-вторых, пугать просто казалось уже чем-то за гранью. Возмездия хотелось, но не такого сорта.
— Разочарования?
А в чём? В своих воспитательных методах? Или в своей жизни?
— Или осознания ценности Рождества?
Получалось как-то сложно. И невероятно. Уиллоу даже понурилась, пытаясь чётко сформировать хотя бы у себя в голове ту цель, которой они должны достичь.
Для неё Рождество было праздником, тесно связанным с волшебством, но совершенно иного толка чем то, чему их учат в стенах Хогвартса. Это что-то доброе и нежное; время, проведённое в кругу семьи или друзей; ощущение тепла и уюта.
А что ей светит в итоге?
Драить кубки, которые спокойно пережили бы ещё парочку дней и без уборки. А потом, от усталости, останется только лечь спать, забыв и про вечер у камина, и про тепло, и про друзей. И даже праздничный ужин не спасет положения, потому что будет уже безразличен.
Так рождественское волшебство и иссякнет, не успев начаться.
— Какие нам нужны будут костюмы?

+3

13

Лили махнула Севу рукой и подмигнула — ну впереди такая шалость! Не то, что господа Мародёры, конечно, но Лили всегда считала себя доброй девочкой и до их злых шуток предпочитала не скатываться. Ну, если они черту не переходили, всё было хорошо, иногда даже весело... не то чтобы им нужно об этом знать.
Она дала Уиллоу себя увести и запоздало отреагировала:
— Шкатулка вполне подойдёт. У нас не так много времени на сочинение мелодий, так что заколдуем, как следует, и всё будет хорошо. Надеюсь, Джуди будет не против, если мы её позаимствуем. В школе наверняка где-нибудь и граммофоны найдутся... Или нет? Чем пользуются волшебники?
И, подумав, покачала головой:
— Это неважно, сейчас о деле!
Они торопливо шагали по направлению к тому классу, который в голове держала Лили, мысленно представляя, как его можно украсить. Она всегда помогала маме с украшением дома, поэтому примерно представляла, что можно сделать такого. Филч, правда, неизвестно из какой семьи был и что ему было привычно, но по опыту Лили омелы, венки и ель всё-таки объединяли два мира — волшебный и маггловский.
— Да, ель точно должна быть, — согласилась Лили. — Развесим венки, повесим омелу где-нибудь у двери... Романтично.
Она хихикнула, представляя Филча, ласково целующего миссис Норрис в мокрый нос.
— Носки для подарков... Волшебники вешают носки? Только положим в них уголь, как для детей, которые плохо себя вели. Свечи, да.
Они как раз вошли в нужный класс и Лили довольно улыбнулась.
— Мне кажется, вполне подойдёт. На всякий случай закроем двери, когда он окажется внутри, чтобы точно никто не побеспокоил.
Не стоило втягивать посторонних в их маленький план. Лили достала палочку и принялась колдовать гирлянды из еловых веток, шарики, свисающие с потолка, венки... Всё то, что было ей так знакомо, всё то, что делало Рождество самым настоящим прекрасным и волшебным праздником. Под ёлку не забыть подарки... Пустые, конечно. Настоящих Филч пока не заслужил.
— Думаю, — она вернулась к неотвеченному вопросу Уиллы, — Филчу нужно понять, как на самом деле важно Рождество и что он теряет, когда только брюзжит по поводу и без. Разочарования я бы точно не хотела, наоборот! Мы же это делаем не чтобы его позлить, а чтобы сделать его жизнь лучше, веселее, приятнее. Правда ведь?
Она улыбнулась, заканчивая с одной из стен и улыбнулась своему результату. Парты по мановению волшебной палочки уменьшились и заняли своё место в шкафу, пусть пока там постоят, будут только мешать.
— Что-то яркое, думаю. Не знаю, что за зелье будет делать Сев, но скорее всего видения от него будут так или иначе основываться на том, что человек видит перед собой. То есть мы должны быть одеты ярко, это по идее усилит эффект, — она задумчиво нанесла иней на окна заклинанием, подумала и убрала часть, а то слишком. — Ну и традиционно зелёное, красное... белое. Да?
Она подумала, что не хватает оленя Рудольфа и решила, что одну из парт можно будет всё-таки достать обратно и трансфигурировать.
— Так, шкатулка, костюмы, комната... Наверное, это всё? — она внимательно посмотрела на Уиллоу.

+3

14

Чувствуя диссонанс, Уилла хмурится и ещё раз прокручивает в голове то, как всё складывается.
Изначальное возмездие, требовавшее страха, ужаса и самого факта страшной мести превратилось во что-то… похожее на шалость. Но шалость добрую и полусказочную, потому что ничто не может быть в представлении Уиллоу злым, когда речь идёт о Рождестве.
Даже если к этому Рождеству добавить угрюмого Филча.
— Да, правда, — девочка кивнула на вопрос Лили уверенно, уже без всяких сомнений. Просто потому что даже пока они только готовятся к предстоящему настроение уже невольно повышается, несмотря на отработку вечером.
Трансфигурировав одну из парт до того, как Лили убрала остальные в шкаф, в широколапую раскидистую ель, Уиллоу обошла её по кругу, критичным взглядом осматривая получившийся результат. Не дурно! Наколдованная ёлка действительно получилась хорошей: высокая, пушистая, красивая и вся такая ладная, с пахучими иголочками и даже шишками, что от неё было трудно отвести взгляд.
И пока подруга украшала помещение девочка занялась зеленой красавицей, наколдовав маленькие тонкие свечки и звонкие бубенчики, наполнявшие тишину мелодичным перезвоном без всякого к ним прикосновения. Класс наполнился еловым запахом – в меру терпким, едва уловимым, совсем ненавязчивым. Очень лёгким.
И всё это напоминает о том, как хорошо на Сочельник дома. 
Рождественские каникулы были островком уюта и домашнего тепла среди череды наполненных учебой дней, что, просыпаясь утром и не встречая взглядом привычного красного полога кровати, отгораживающего её от остального пространства комнаты, не сразу верится, что она дома. И даже утренняя тишина дома в эти каникулы всегда другая – спокойная, размеренная, словно бы даже медленная. А потом с кухни доносится запах апельсинового пирога и не остаётся никаких сомнений, что всё это не сон.
И с этого начинается неторопливый предрождественский день. Такой, когда никуда не нужно, да и не хочется. Такой, чтобы в меру холодно, чтобы снег за окном и размеренная подготовка к приближающемуся празднику. И ещё столько всего нужно успеть – завернуть подарки, подписать открытки, украсить ёлку. Последнее они всегда делали вместе и практически без помощи магии. Уиллоу помнит, как папа, когда она была маленькая, сажал её себе на шею и она надевала игрушки на самые верхние ветки.
Они уже давно не встречают Рождество вот так, все вместе, словно одна семья, но это воспоминание всё равно согревает своим теплом. И от этого вроде бы и грустно, но вместе с тем светло.
Вспоминает ли что-нибудь Аргус Филч, когда видит зеленые ели и слышит рождественские мелодии?
Уиллоу зажмуривается, вспоминая как выглядели елочные игрушки у неё дома и начинает неторопливо их колдовать. Простые стеклянные шары, расписанные тонкими воздушными узорами, и внутри некоторых из них то плещется настоящая метель, то горят теплые разноцветные огни. Хрупкие и хрустальные, словно сделанные из льдинок, фигурки птиц и животных. Уилла с детства была влюблена в тонконогих оленей, непоседливо перескакивающих с одной мохнатой еловой лапы на другую, не желавших оставаться на одном месте и оставлявших за собой морозную паутинку инея.
А когда она заканчивает с ёлкой и оборачивается, сердце на секунду замирает в груди.
— Красиво… — класс, ещё недавно бывший одним из множества других одинаковых аудиторий, стал совершенно сказочным.
Профессор МакГонагалл могла бы гордиться ученицами своего факультета.
Наверное.
— Пойдём, заберём шкатулку и сделаем костюмы.
Путь до факультетской гостиной, наполненной приятной праздничной суетой, они преодолевают быстро и без приключений. Уилла торопливо поднимается по лестнице, ведущей к спальням девочек и заходит в свою комнату, опустевшую без соседок. Шкатулка Джуди стояла там, где хозяйка её оставила – на прикроватной тумбочке. И первым делом бережно взяв её в руки, девочка передала её Лили, а сама достала и разложила на кровати одежду. Задумчиво глядя на идеально черную школьную мантию, она взмахнула палочкой и та, повинуясь волшебству, преобразилась в красную пелерину с белоснежным узором из тонких искристых снежинок.
— Мы с тобой можем быть прямо как помощники Санты. Тебе какой больше цвет нравится? Красный или зеленый?

+3

15

Класс получился загляденье, и Лили ещё увеличила венки на стенах, чтобы выглядели больше и ярче. В целом, всё смотрелось очень даже хорошо, даже будто не для шалости и не для того, чтобы проучить Филча, а просто чтобы приятно было посидеть, обсудить... подраить кубки хотя бы под ёлкой. Всё лучше, чем торчать в холодном коридоре, хотя бы какое-то рождественское настроение. Она вздохнула и убрала палочку. Уиллоу как закончила со своей частью.
— Как красиво! — повторила свою мысль вслух Лили, вслед за Уиллой. — Филч просто обязан оценить.
Она улыбнулась и пошла вслед за Уиллоу прочь из класса, наверх, в гриффиндорские спальни. На всякий случай она закрыла кабинет, чтобы раньше времени к сюрпризу никто не притронулся, ну и чтобы любопытные первокурсники не растащили их любовно сделанные украшения. И не попытались открыть пустые коробки с подарками, не вымазались в свечном воске... От этой мысли стало смешно и уютно, хотя впереди у них был план, на котором нужно было сосредоточиться.
В комнате они позаимствовали у Джуди шкатулку, посмотрели по сторонам, вдруг ещё что интересного найдут, и принялись за подготовку костюмов. В голове у Лили было много всяких мыслей, но пока ни одна не казалась настолько потрясающей, чтобы прямо взять — и одеться. Уиллоу, кажется, была немного увереннее в своём выборе и тут же трансфигурировала обычную школьную мантию, какие они носили каждый день, в накидку.
— Здорово, — хмыкнула Лили. Действительно ведь было здорово: ярко, красиво и не скажешь даже, что не с самого начала таким было. Главное, решила она, следить за тем, чтобы костюмы не превратились в то, чем они были изначально. Хотя на эффект зелья она всё-таки рассчитывала, если что, у них найдётся минутка, чтобы всё исправить, пока Филч соображает, что происходит.
— Зелёный, — призналась она. — Или можно совместить. Ещё мы можем менять костюмы прямо в процессе, как того обстановка потребует. Главное, держать палочки поближе.
Когда превращения были завершены, девочки снова устремились вниз, к кабинету и лаборатории зельеварения. Северус наверняка уже закончил с зельем.
— Всё готово! — сообщила Лили, покружившись в своём ярком цветном костюме, чтобы Сев его как следует разглядел. — Тебе тоже сейчас что-нибудь сделаем. Хочешь быть Сантой? Как там с зельем?
Она рассмеялась. Неожиданно вся эта суета стала доставлять ей куда больше удовольствия, чем она изначально могла себе представить.

+3

16

Они спустились в слизеринские подземелья и подошли к классу зельеварения. Северус почувствовал себя несколько увереннее. Если несколько минут назад их идея на словах казалась еще размытой и неясной, то уже сейчас начинала приобретать вполне определенную форму. Северус не испытывал угрызений совести — справедливость должна торжествовать. А отработка в Сочельник — тем более за не самую большую провинность — несправедливость в явном виде.
— Спасибо, — отозвался Северус Уиллоу на пожелание удачи. В удачу он не верил, только лишь в свои собственные способности. Которые, к слову, через пару минут пригодятся в полном объеме. — Значит, договорились, — кивнул Снейп, задумчиво провожая взглядом удаляющиеся спины гриффиндорок.
Как только волшебницы скрылись за поворотом, Северус машинально призвал котел, заполнил его водой и разжег под ним огонь. И пока вода закипала, слизеринец отправился к одному из книжных стеллажей, выуживая книгу по колдомедицине.
— Не пойдет. Не то. Тоже нет, — шептал, быстро просматривая рецепты приготовления лекарственных снадобий, перечень противопоказаний и побочных действий к ним. — Близко... но нет.
Ему потребовалось около десяти минут, чтобы найти более-менее простое и, что самое главное, быстрое в приготовлении зелье с необходимыми побочными эффектами. Выбор юного зельевара пал на обычное жаропонижающее зелье, в состав которого входит белладонна. Для необходимого эффекта достаточно лишь вместо 1/10 унции стертого в порошок растения положить 1/9 унции. Больше нельзя — возможен летальный исход. Все-таки подшутить над Филчем — это одно, а убить — совершенно другое. Убийцей Северус становиться не желал.
Как только решение было принято, Северус призвал необходимые ингредиенты, закинул некоторые из них для приготовления основы и только после проделанных манипуляций позволил себе перевести дух. Все остальные приготовления имели неспешный характер. Единственное, особое внимание Снейп уделил, конечно же, мере белладонны.
— Ровно одна девятая унции. Ни больше и ни меньше, — пробормотал он, отправляясь вновь к книжным стеллажам. Когда вернутся его «соучастницы величайшего преступления в Хогвартсе» он не знал, но полагал, что время еще есть. Выудив учебник по зельеварению для 4 курса, слизеринец погрузился в чтение, лишь иногда выныривая из книги и помешивая зелье в нужные моменты.
Северус вздрогнул, стоило в кабинет войти смеющимся гриффиндоркам, и неожиданно для себя встал на ноги, когда оценил их облик.
— Ух.
Восхищаться было чем. Их манипуляции с одеждой превзошли все ожидания. А если подумать, как все это будет соотноситься с тем мороком, что должен испытать Филч... С каждой минутой становилось все интереснее и интереснее.
— Живописно.
А в следующую секунду пораженно осекся:
— Я? Санта? — но уже через мгновение вернул себе привычную невозмутимость. — Скорее персональный Бугимен. Вряд ли, конечно, о таком знает Филч. Но можем познакомить.
Как выглядит Бугимен Северус, признаться, не знал. Да и вряд ли вообще кто-то знал — у Бугимена нет внешности, он безличен. Но принимает форму страхов.
— Или можем попытаться отловить Боггарта, — усмехнулся Снейп. — С зельем все отлично. Через пару минут добавлю главный ингредиент, дам настояться минут десять... и можно будет отправляться на наш... маскарад.

Отредактировано Severus Snape (2018-01-16 17:18:35)

+3

17

— А почему бы и нет? — рассмеялась Лили. — Мы с Уиллоу как минимум полом не подходим. Борода тебе навряд ли пойдёт, но... Впрочем, Санта-Бугимен тоже звучит неплохо, особенно если учитывать наш замысел.
А если учитывать их замысел, именно так и должно было случиться: Санта-Бугимен преподавал бы гадкому завхозу урок на тему, как нужно хорошо себя вести и что вообще должно происходить на Рождество вместо того, что он задумал для трёх почти невинных студентов, несправедливо осуждённых на лишение праздника. В тринадцать лет такие расстройства переживаются острее — это даже тринадцатилетке было понятно. Почему было неясно завхозу, который был уже вполне себе в летах?
— Думаю, зелье справится и без боггарта, — усмехнулась Лили. — Время немного поджимает, а так просто их и не найдёшь после того, как порядок навели.
Она бросила взгляд на часы на стене. Стрелка торопливо подползала к установленному в голове Лили дедлайну, но она напомнила себе, что зелье ещё не совсем готово. В зельеварении спешка — враг отличного результата, поэтому нужно было дождаться. Время они скоротали за окончательным приведением костюмов в порядок и обсуждением того или иного аспекта их большого плана: а обсудить точно было что.
Когда зелье, наконец, было готово, все вместе они поднялись обратно на третий этаж, где Лили открыла класс, впустила друзей и торжественно продемонстрировала Северусу наколдованную ими красоту. Чары всё ещё вполне неплохо держались, она немного опасалась, что придётся их поправить, когда вернутся, вдруг недолго продержатся? Но пока всё было в порядке. Главное, чтобы не развалилось в самый ответственный момент, но Лили неожиданно охватила такая уверенность в своих силах, что она совершенно точно поверила: всё у них будет хорошо, всё им удастся, а Рождество, хоть и не полностью, но хотя бы частично будет спасено. Как же иначе?
Они выполнили все нужные манипуляции: подготовили зелье, перепроверили всё необходимое в комнате и, наконец, разлили настойку валерианы, чтобы приманить кошку. В коридоре, у каморки Филча, в кабинете, везде — лишь бы беспокойное животное почуяло. Оставалось только ждать, когда примчится сначала миссис Норрис, потом за ней — непременно Филч, которому будет интересно, что именно так сильно потревожило его любимого питомца. Лили едва мирилась с беспокойным стуком сердца, волнение которого не давало ей спокойно стоять на месте, она так и норовила то подпрыгнуть на одной ноге, то спрятать руки, чтобы не теребить ими сделанный с помощью магии костюм.
Наконец, дверь в кабинет скрипнула, впуская пушистую хогвартсомучительницу. Следом за ней не заставил себя ждать и её хозяин. Маскарад начался...

+3

18

Написано совместно с Северусом Снейпом

Северус, признаться, не был в восторге от идеи нарядиться в маскарадный костюм, пусть даже если это и будет костюмом Бугимена. Тем более, если его облик никому не известен, а чего боится Филч — черт его знает. Да, Северус был не в восторге, однако же, позволил изменить свою обычную школьную мантию в зловещую накидку и до неприличных размеров увеличить ей капюшон, который он тут же натянул до глаз. Лицо он планировал раскрасить в черный, но сделает это чуть позже — когда начнется само действо. Нет, Действо — именно так, с большой буквы.
Оставался открытым лишь один вопрос — как спланировать так, чтобы Филч выпил их зелье. Одно дело приманить кошку, другое — опоить вечно подозревающего неладное завхоза Хогвартса, который наверняка сталкивался и не с такими шутками ненавистных школьников. Слизеринец, конечно же, первым делом подумал об imperio, но, во-первых, они всего лишь третьекурсники и проклятье у них вряд ли получится с первого раза, во-вторых, imperio было одним из Непростительных, а они ведь запланировали почти безвинную рождественскую шутку, а в-третьих, в конце концов, для чего они тогда устраивали маскарад?
Идея пришла в самый последний момент, когда они уже разлили валерину и ждали явление миссис Норрис и ее верного хозяина. Северус зачем-то вспомнил холеного Люциуса Малфоя, выпустившегося в прошлом году. На свой выпуск он устраивал нечто похожее на прощальный вечер и угощал сокурсников медовухой. Младшекурсников, разумеется, до торжества не допустили, однако, Северус все же успел заметить и запомнить как выглядели бутылки с запретным лакомством. У Северуса не было уверенности в том, употребляет ли Филч, будет ли он падок до подобного угощения, но иных идей все равно не было. Призвав две чистые склянки, одну зельевар трансфигурировал в стакан, другую — в копию одной из подсмотренных тогда бутылок. И туда, и туда влил воды, придав ей темно-янтарный оттенок, затем добавил то самое зелье, призванное увести Филча в страну наваждения. Бутылку и стакан он магией подвесил перед выходом в помещении, в котором и было запланировано Действо.
Оставалось только ждать.

***
Филч пробудился резко и как-то очень неприятно. В груди ныло, словно бы в него вонзилась сотня игл. Аргус невольно застонал, поморщился и осторожно раскрыл глаза. Первое, что он увидел перед собой — совершенно безумный взгляд миссис Норрис.
— Что такое, моя хорошая?
Миссис Норрис не ответила, но спрыгнула с Аргуса и метнулась в сторону двери, затем обернулась и нетерпеливо вопросительно посмотрела на хозяина.
— Нарушителя учуяла?
Филч втянул носом воздух, но, разумеется, ничего не распознал. Но чутью своей любимице он всецело доверял. Доковыляв до двери, мужчина распахнул ее и едва успел заметить, в какую сторону направилась его кошка.
— Ишь, — беззлобно пожурил, — взяла след, умница.
Миссис Норрис хоть и торопилась, но все же останавливалась у каждого поворота, чтобы подождать своего хозяина. При этом она терлась холкой о стены, но Филч хоть и хмурился подобному поведению, но вопросов не задавал. А кошка все вела и вела... А Филч подозревал нечто все не ладнее и не ладнее.
— Думаешь, здесь попахивает не только отработкой, не только поркой розгами, но и... скажем... ударами палкой по ступням нарушителей?
— Мр-р! — одобрительно отозвалась миссис Норрис, в очередной раз сворачивая за угол. Филч запыхался, ощущал удары своего сердца где-то в глотке и в висках, но упорно продолжал следовать за питомицей. Которая юркнула в попавшийся на пути пустующий кабинет и скрылась в его темноте.
— Так-так-так, — проскрипел Филч, входя внутрь. — Что это тут такое?
Филч сощуренно присмотрелся к парящей в воздухе фигурной бутыли и стакану, наполненному почти до краев. Даже взял в руки стакан, подозрительно оглядываясь. «Старый дурак» — подумал, коря себя за то, что не успел прихватить свечу.
— Кто здесь? — грозно спросил темному.
— М-р-р-рь, — отозвалась темнота. Вернее, конечно, миссис Норрис.
Аргус вновь перевел взгляд на стакан и, прищурившись, принюхался. Пахло приятно. Пахло очень даже соблазнительно. Поддавшись непонятно откуда взявшемуся желанию, Филч сделал небольшой глоток. Горло обожгло. В глазах вспыхнули звезды.
Ему послышалось, или кто-то сказал «и да начнется маскарад»?

[nick]Argus Filch[/nick][status]Доминируй, властвуй, порицай.[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Jo3n.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АРГУС ФИЛЧ, 52</b></a><br> Завхоз Хогвартса<br>[/info]

Отредактировано Metamorphmagus (2018-01-18 17:29:40)

+3

19

Для настроения
Пост написан совместными усилиями игроков

— И да начнётся маскарад.
Оставалось только догадываться, что на самом деле увидит Филч, но времени особенно раздумывать не было. Лили на всякий случай сжала палочку покрепче, взмахнула ею и произнесла громким и суровым голосом, совсем не сочетающимся с хрупкой фигуркой подростка:
— Я — дух Рождества!
Ей стало смешно, но она не позволила себе засмеяться, только сильнее сжала палочку.
— Внемли мне, Аргус Филч!
Ярким вспыхнули то тут, то там редкие свечи, не все, что были в комнате, чтобы раньше времени не показываться на глаза завхозу, заиграла музыка в шкатулке — что-то достаточно напряжённое, как будто не для девчачьей безделушки.
— И отвечай! Как посмел ты отрицать моё существование? Как позволил ты зачерстветь своему сердцу?!
Лили взмахнула палочкой, заглушая собственный голос, и всё-таки тихонечко прыснула в рукав.

Свечи, украшавшие ёлку, перемигнулись огнями и в их приглушенном свете ярче вспыхнули разноцветными боками игрушечные шары, холодом блеснули хрупкие птицы и с одной ветки на другую, создавая беспокойное движение и шорох, перескочили длинноногие олени. Тихий перезвон колокольчиков вплелся в мелодию музыкальной шкатулки, заскрипевшую с каким-то особенным низким надрывом, сменяя одну мелодию другой. Померещилось отдаленное завывание метели и по полу холодной змеей заскользил сквозняк в такт словам Лили, голос которой стал приглушенным и не узнаваемым. Настолько, что даже у Уиллы по спине побежали мурашки.
Девочка, стоявшая в углу и скрытая от глаз завхоза ёлкой, взмахнула палочкой, словно дирижер, и, повторяя неровный ритм движений её руки, бубенцы и колокольчики зашлись тихим ритмичным перезвоном, вторящим неясному движению теней в комнате, одна из которых была живой и являлась Северусом.   
— Как?
— Как?..
— Как?!
— Как ты посмел?..
Заскользило со всех сторон тихим шепотом, словно заданный Духом вопрос раздробился на осколки и рассыпался по помещению, затерявшись в самых дальних его уголках.

«Надо же — выпил» — с толикой изумления пронеслось в мыслях Северуса. Признаться, он совершенно не ожидал, что план будет осуществлен почти со сто процентной вероятностью успеха. Ни в успех, ни в высокое вероятностной переплетение необходимых событий слизеринец не верил, и списывал происходящее на баланс сил в мире. Все должно быть в равновесии: Филч затребовал непомерную цену, пусть, значит, тоже заплатит ее сполна.
Северус был надежно укрыт темнотой помещения. Миссис Норрис свалилась к его ногам, обтирая носки его ботинок, на которые он имел неосторожность пролить немного настойки валерианы. Это его отвлекло от основного Действа. Впрочем, ненадолго. Его спутницы — гриффиндорки кто бы мог подумать! — весьма хорошо вошли в образ, или кураж, и довольно талантливо сводили с ума Филча.
Аккуратно обойдя кошку, Северус последним выступил из тьмы, но что сказать он так и не придумал.

Аргус Филч сразу сообразил, что все это — проделки мерзких студентишков. Но не был уверен. Быть может, все же демоны? На языке расплывалась сладость, граничащая с горечью. Звезды перед глазами вспыхнули и погасли, явив ему убранство помещения. Филч оторопело осмотрелся. Вся эта рождественская суета, праздничное украшение и лихорадка вгоняли его в ступор, непонимание и ненависть. Все это было чуждым. Всему этому он был и сам чужд.
Из тьмы выступили призраки, и Аргус невольно отступил назад. Дверь с характерным грохотом захлопнулась за его спиной. Пролилась музыка — торжественная и словно бы призванная... карать. Филч поежился. Призраки были незнакомыми. В их голосах слышался укор.
— Духов Рождества не существует, — выплюнул, впрочем, не слишком уверенно. Духи остались недовольны ответом, и вопрос «как?» продолжал витать в воздухе, кажется, сочась из стен и потолка.
— Вас не существует, — выкрикнул. — Это все неправда! Неправда.

Отредактировано Willow Ross (2018-01-19 21:07:09)

+3

20

— Кто тогда, по-твоему, мы?! — прогремел незнакомый Лили голос, хотя слова, определённо, произносила она сама. Вокруг бесконечным хороводом мелькали яркие краски, бубенцы, ветки, омела, венки, ёлка... Ей оставалось только догадываться, что именно видит Филч, но наверняка из-за действия зелья всё для него слилось в один сплошной хоровод и карнавал.
Духи, то есть, конечно, студенты подошли поближе и обступили завхоза, начиная замысловатый хоровод вокруг него. Лили припоминала старую книжку, которую читала ещё в маггловской школе, и старалась не переборщить с угрозами.
— Твои пагубные страсти принесли зло и несчастье в этот мир! — что-то про пагубные страсти в книжке точно было, Лили это почему-то неплохо запомнила, видимо, детской памяти эти слова показались очень уж запоминающимися.
— Смотри! Вспомни своё детство, вспомни Рождество в родительском доме! — Лили зачем-то махнула рукой в сторону, точно там можно было что-то увидеть, кроме вспыхнувшей огнями ёлки. Оставалось надеяться, что зелье подскажет нужную картинку. — Чувствуешь запах индейки?
Ей даже на мгновение показалось, что она тоже его чувствует — или это ребята постарались? Дальше, она надеялась, воображение Филча, подогретое зельем, сделает всё за неё.
— Вспомни, когда ты был молод, разве не радостно тебе было от перелива колокольчиков? — в такт зазвенела музыка. — Людей, пришедших разделить с тобой стол и угощения, разве не хотелось тебе встретить их снова?
Конечно, хотелось, как иначе? Лили была уверена, что в молодости у Филча с Рождеством всё было в порядке, это сейчас что-то пошло не так.
Мерцали огни, играла музыка, кружились духи, подсказывая Лили слова и подбрасывая Филчу направление иллюзий — судя по всему, он чудесно додумывал всё за них, нужно было только вовремя блеснуть заклинанием то тут, то там...
— Зачем ты отталкиваешь людей в такой светлый праздник? Воруешь чужие подарки и срываешь украшения?
Разве ты не знаешь, что оскверняешь мой — духа Рождества — день? И я накажу тебя, Аргус Филч. Я покажу тебе, что станет с тобой через какой-то десяток лет!
Духи сомкнули круг ещё сильнее, сжали Филча в тиски. Замяукала кошка, тревожно замерцали свечи, и даже весёлая рождественская мелодия казалась будто издёвкой... Лили взмахнула палочкой и создала небольшую иллюзию на стене — из теней, которые причудливыми отблесками ложились на неё.
Это был Филч, один, даже без кошки, в кресле, в тёмном помещении и совершенно потерянный, со слезами на щеках. Он получился совсем призрачным и не очень похожим на Филча, если честно, но остальное дорисовало бы воображение завхоза. Иллюзия с похоронами и последующим обсуждением недостатков обвиняемого в краже рождественского настроения, прямо как в книжке, показалась ей слишком жестокой, поэтому Лили остановилась на этом. В её сердце одиночество было страшнейшим из наказаний само по себе.
Чуть поодаль от Филча на стене веселилась группа людей, но когда он попытался подойти к ним, они тут же ушли и напоследок кинули в него... чем-то. Лили не стала уточнять. Это что-то было похоже на бутылку от сливочного пива. Дальше Филч ушёл страдать обратно в своё кресло — как иначе-то?
— Но ещё не поздно всё исправить!
Она сделала театральную паузу, чтобы дать Филчу время переварить увиденное (что он вообще увидел?) и услышанное (оставалось надеяться, что слуховых галлюцинаций не случилось — ну или что они подошли по стилю их маленького представления).
— В это Рождество ты обязан создать праздник для всех. Ты будешь радоваться и петь песни, а ещё подаришь профессору МакГонагалл самый лучший подарок.
Где он его возьмёт и зачем МакГонагалл подарок — Лили не знала, но ей казалось, что декан заслуживает чего-нибудь приятного.
— Если ты этого не сделаешь... Я накажу тебя! — голос Лили, то есть Духа Рождества, звучал так грозно, что впору было пугаться как следует. — И видит Мерлин, ты не хочешь знать, как именно. Очень жестоко!
Просто она не придумала, как именно.

+3

21

Аргус Филч ошалело переводил взгляд с одного призрака на другого. Ду́хи. Так они себя называли. Ду́хи Рождества. Где-то на задворках сознания Аргуса билась одна единственная мысль — все это чей-то глупый, мерзкий розыгрыш. Наверняка затаивших злобу на него студентов. Но с каждым мгновением спасительная мысль гасла под гнетом разворачивающегося перед ним маскарада. С каждым мгновением краски становились все ярче, мелодия громче, а призраки... а призраки становились все осязаемей. Аргус не желал верить в происходящее — он даже зажмурился и резко покачал головой из стороны в сторону, расслышав сквозь перезвон колокольчиков хруст позвонков в потревоженной шее. Это не могло быть правдой. И в то же время могло. Директор Дамблдор любил разглагольствовать на тему высоких магических материй. Филч не понимал ни слова, но, возможно, именно они сейчас над ним довлели? Возможно, это и есть ответ на вопрос «кто тогда мы»?
Аргус Филч еще никогда так в жизни не жалел, что он сквиб.
Аргус Филч еще никогда так в жизни не жалел, что у него нет волшебной палочки, магических знаний и опыта.
Он в очередной раз закрыл глаза. Он мог не видеть происходящего, но прекрасно слышал обступившие его голоса. Слышать их он тоже не хотел. Даже зажал уши руками, но голоса, казались, пробирались напрямую в черепную коробку, с удобством устроившись и там.
— Нет!
Он всего лишь немолодой, невезучий, одинокий человек, чья отдушина — его верная ласковая кошка. Разве он мог нести в этот мир зло и несчастье? Да, он нелюдим, ворчлив и немного зол. Но разве это повод бросаться в него обвинениями? Он не сделал ничего плохого. Он всегда следовал предписанным законам.
В ушах набатом прозвучало «смотри» и Аргус против воли распахнул глаза. И скосил взгляд в сторону, проигнорировав присутствие призраков. Он помнил, что там должна быть стена. Обычная хогвартсовская стена. Но ее не было. Помещение словно бы удлинилось. И в той части, где отсутствовала стена, находилась гостиная из его прошлого. Очень далекого прошлого. Он видел зажженный камин, к которому то и дело хотелось подбежать, протянуть руки и согреть ладони. Видел кошку, похожую на миссис Норрис, умиротворенно спящую рядом с камином. Видел отца, читающего газету и сидящего на кресле, развернутом в сторону потрескивающего огня. Видел мать, суетящуюся над праздничным столом, делая последние приготовления и разрезая умопомрачительно пахнущую индейку. Видел две волшебные палочки — отца и матери — что лежали вместе на краю стола. Себя он не видел, но знал, где он — Аргус Филч десяти лет — находился. В тот момент он как раз закрепил над камином последний носочек для подарков и отошел к двери, любуясь результатом своих рук. Тогда он зажмурился и загадал желание — чтобы в нем скорее пробудилась магия, ведь в следующем году ему стукнет одиннадцать, и он должен будет ехать в волшебный замок.
Желание, увы, не сбылось.
С тех пор Аргус презирал Рождество и все, что было с ним связано.
Увиденное его поразило.
— Это вы не понимаете, — вспылил. — Слишком поздно. Уже ничего не исправить! Ничего.
Воспоминание из прошлого сменилось видением иным. Он не знал людей, которые ему явились, но ощущал острую потребность присоединиться к ним. Но когда он подошел... все случилось по самому обычному сценарию, который случался в жизни каждый раз, когда Аргус пытался сблизиться с людьми. Со временем он вытравил из себя эту необходимость. Ему никто не был нужен. Тем более ему не нужно было это чертово Рождество.
Но отчего так неприятно ноет в груди? Если все происходящее — высшая материя, то, быть может, стоит прислушаться. Дамблдор великий маг, он не ошибается. Что если он прав? Что если все это — провидение?
Аргус шумно сглотнул.
Его ноги коснулось привычное тепло. Он опустил взгляд и наткнулся на совершенно счастливые глаза миссис Норрис. Кошка ему улыбалась. Невероятно. Волшебство. Высшая форма магии.
— Еще не поздно... — оторопело повторил за духом, начиная верить. Самую малость. Но этого хватило, чтобы наконец сбросить с себя оцепенение. Когда-то он отчаянно желал быть полноценным волшебником. Но истинная магия — это не только махание волшебной палочкой. Это нечто глубже и важнее. Так говорил Дамблдор. Особенный волшебник.
Подхватив миссис Норрис за живот, Аргус отворил незапертую дверь и бросился в сторону Большого Зала. Он все исправит. Еще не поздно. Он должен подарить профессору МакГонагалл подарок. Самый лучший.
Но... что?
Он никогда и никому не дарил подарков. Никогда и ни от кого их не получал. В груди неприятно кольнуло. Он не маг — он не может сотворить из ничего что-то прекрасное. Быть может, ду́хи ошиблись? Быть может, ошибся и сам Альбус Дамблдор? Аргус остановился посреди коридора, недоуменно оглядываясь. Но что-то внутри пульсирующее и ликующее его подстегивало продолжать путь. Но сначала он должен забежать в свое подсобное помещение. Откуда взялось это желание, он не знал. Но это было бы правильным. То был его личный склад, куда он относил все конфискованное подозрительное у студентов.
— МакГонагалл... МакГонагалл... МакГонагалл... — шептал, пробираясь сквозь груды хлама. — Что же подарить МакГонагалл?
— Мау!
Филч обернулся. Миссис Норрис сидела на ящике и легко толкала небольшой прозрачный шар к краю. Как и все кошки, миссис Норрис отчаянно любила сталкивать мелкие предметы на пол.
— Стой, — но, разумеется, кошка и не подумала послушаться. Шар упал и покатился к ногам Аргуса. Мужчина нагнулся и поднял предмет, вспоминая его назначение. Где и когда он его обнаружил вспомнить не смог. Но точно знал, что шар умеет делать, если в него влить толику магии.
— Ты моя умница, — почти промурлыкал Филч, бросаясь на выход.
Бежать было тяжело. Сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Но Филч бежал, боясь опоздать.
Двери Большого Зала с грохотом раскрылись, явив преподавательскому составу и небольшой части студентов, что остались в школе на праздничные каникулы, запыханного и растрепанного Аргуса Филча. Воцарилась тишина. Глаза мужчины бегали от одного лица к другому. Взгляд задержался на троице, что особенно внимательно на него смотрели — Лили Эванс, Уиллоу Росс и Северус Снейп.
— Вы должны быть на отработке, — рассвирепел. — Немедленно!
Однако, взгляд зацепил профессора трансфигурации, как раз направляющуюся к своему месту мимо этих студентов. Точно. Профессор МакГонагалл. Он здесь из-за нее. О неподчинившихся его наказанию Филч мигом позабыл.
— Минерва... — хрипло сорвалось с языка. Тишина сгустилась. Казалось, ее можно было потрогать руками. — Минерва, — повторил, облизав вмиг пересохшие губы. Она была уже у преподавательского стола. Перестав безуспешно бороться с заходящимся сердцем, Филч приблизился и протянул МакГонагалл шар.
— Это... вам. Это... подарок. Вам, — зачем-то уточнил.
Говорить было сложно и непривычно.
— Нужно… немного… магии.
Филч чувствовал взгляды, впившиеся в его сгорбленную спину. Кто-то потрясенно выдохнул. Кто-то присвистнул. Минерва МакГонагалл нахмурилась, сложив очаровательным домиков бровки. Тишина ощущалась словно натянутая тетива — еще немного и со звоном порвется, порушив прекрасное мгновение. Помедлив, Минерва все же извлекла из кармана мантии волшебную палочку и дотронулась кончиком до шара. Филч затаил дыхание. Шар приподнялся в воздухе, надулся, явив алчущим взорам маленькую копию Хогвартса, осыпаемого искрящимся снегом.
Кто-то ахнул. Кто-то хлопнул в ладоши.
Магический замок стерся, вновь сжавшись в шар до первоначальных размеров. Но уже через мгновение взвился до потолка и разорвался, осыпая помещение мириадами переливающихся снежинок. То был не настоящий снег, то был магический. Он не холодил и не таял. Аргус стоял перед Минервой, оцепенелый от осознания происходящего, от своей наглости и, кажется, светящегося удовольствия в глазах обычно суровой профессора трансфигурации. Он никогда не называл ее по имени... Рождественское безумие.
Изумленные крики стали громче, аплодисменты гуще и чаще.
Ему послышалось, или кто-то сказал «маскарад удался»?

Альбус Дамблдор залюбовался снежинками, рассыпавшимися вокруг, и не сразу появился на месте действия — только когда стихли аплодисменты, а восторженные голоса студентов, обсуждающие происходящее, стали только громче.
— Что вы, Аргус, какие могут быть отработки в Сочельник? — радостно прогремел директор Дамблдор и лукаво улыбнулся провинившимся студентам. — Что бы ни натворили ребята, наказание может подождать. Или и вовсе, сделайте им подарок — простите им их шалости. Уверен, они ничего плохого не сделали.
Он сверкнул голубыми глазами из-под очков половинок и подошёл ближе к завхозу, протянул руку, чтобы осторожно взять за плечи.
— Идите, идите, угощение уже на столах! — наказал он студентам, а сам повёл Филча к его постоянно пустому месту за учительским столом. — Ну же, Аргус, не откажите нам в чести и присоединитесь к рождественскому ужину. Не представляете, сколько всего аппетитного нам приготовили сегодня! Вот полюбуйтесь...
Когда ужин подходил к концу, директор снова взял слово и произнёс речь для всех оставшихся в школе студентов — в этот год их было как-то особенно много. Он говорил о том, как важно пускать в своё сердце любовь, которая, как известно, величайшая в мире сила. И что неважно, как сильно мы отличаемся друг от друга, главное, что в такой светлый и прекрасный день каждый может найти себе место за рождественским столом и быть счастлив, радостен, и весел.
Он многозначительно взглянул сначала на Филча, потом на провинившихся студентов, но ничего не сказал.

Рождество опустилось на Хогвартс вместе с хлопьями магического снега, так и не таявшего в Большом Зале, напоминающего о том, как однажды в Сочельник произошло небольшое чудо.

[nick]Argus Filch[/nick][status]Доминируй, властвуй, порицай.[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2Jo3n.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АРГУС ФИЛЧ, 52</b></a><br> Завхоз Хогвартса<br>[/info]

Отредактировано Metamorphmagus (2018-01-21 14:04:46)

+3


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 24.12.1973: Филч — похититель Рождества


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC