Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 18.10.1976: Бесполезность превентивных мер


18.10.1976: Бесполезность превентивных мер

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

» участники эпизода
Джеймс Поттер, Северус Снейп
» время и место действия
18.10.1976, после уроков; подсобка при лаборатории зельеварения
» краткое описание эпизода
Отработка по мнению школьника — самое непродуктивное времяпрепровождение. Отработка по мнению двух школьников враждующих факультетов — не только бесполезное времяпрепровождение, но еще и весьма сомнительное, а, быть может, и вовсе рискованное мероприятие.

0

2

Понедельник выдался крайне непродуктивным, и отчасти плохим: Северус получил весьма неприятное замечание на трансфигурации — разве что не потерял по своей вине баллы, и на зельеварении чуть было не напортачил с зельем... дважды. Определенно, и понедельник, и неделя в целом не задались. А если вспомнить события ушедшего дня, неделя со своими итак серыми красками начинала выглядеть еще беспросветней и безысходней. И надо было Поттеру именно вчера влезть, куда не следовало. Мало того, что по его вине — да, Снейп до последнего придерживался мнения, что во всем случившемся виноват Поттер и никто иной — жизнь Северуса была подвержена угрозе со стороны восставшего из-за Завесы духа, так еще слизеринец лишился столь долгожданных походов в Запретную Секцию, и ко всему прочему вляпался в две отработки. Конечно, если попытаться взглянуть с иной стороны, все выглядело в общем-то не так и плохо: в Запретную Секцию пропуск никто не отбирал, а мадам Пинс должна же ведь когда-нибудь оттаять. Однако оставались еще две назначенные отработки в компании Джеймса Поттера. От которых не отвильнуть никак. Разве что угодить в Больничное Крыло, что совершенно не вязалось с планами Северуса. А, значит, отработку надо было все-таки посетить.
Первая назначенная отработка должна пройти в подсобке при лаборатории под бдительным оком профессора Слагхорна. С одной стороны, царство котлов, пробирок и разнообразных ингредиентов, с другой — Поттер, с небрежностью которого его в лабораторию зельеварения ни в коем случае допускать было нельзя. Однако же на дух не переносящим друг друга слизеринцу и гриффиндорцу предстояло оказаться в одном помещении: «выбора нет» — кисло думал Северус, спускаясь после плотного ужина в подземелья. Если бы не Поттер с его извечными эффектными явлениями по поводу и без, Северус бы вечер провел в компании темномагических трактатов. Увы.
Профессор Слагхорн широко улыбнулся, встретив слизеринца в лаборатории, в очередной раз пожурил за устроенное накануне в библиотеке и заверил Северуса, что отправлять гневное письмо родителям он не намерен — излишнее любопытство не есть преступление. Затем дал указания по поводу отработки. Собственно, ничего нового: отмыть несколько десятков котлов, прочистить и натереть до блеска столько же десяток колбочек, нарезать пару килограммов флобберчервей и переписать небольшую гору старых истрепанных наклеек на флакончики, разложив их по итогу по алфавиту. Кивнув и сдав волшебную палочку на попечение своему преподавателю, Снейп прошмыгнул в полумрак подсобки и огляделся. Поттера на отработке еще не было — как предсказуемо. Решив, что полумрак его устраивает, Северус задумчиво оглядел фронт работ и мстительно подумал: кто позже пришел — тому и самая неприятная работа. Да, мысль определенно несла в себе крупицу целесообразности. Хмыкнув, слизеринец призвал к себе гору наклеек и вооружился пером, чернильницей и разрезанными на маленькие прямоугольники листы пергамента.

Отредактировано Severus Snape (2017-10-06 15:56:06)

+2

3

    Хочется упасть лицом в стол и остаться так навсегда. Почему-то этот понедельник вымотал Джима до состояния выжатого лимона. А впереди отработка со Снейпом — да и фант Сириусу он проиграл вчера, словом, жизнь как-то не задалась во второй половине октября. Джеймс нехотя поднимается со скамейки в Большом Зале, до последнего оттягивая свой спуск в подземелья и прощание с друзьями, и плетется вниз. Слагхорн, конечно, не самый страшный надзиратель на отработке, но с другой стороны, отработки могло бы и не быть, не будь Нюнчик упрям и коварен, и посодействуй вчера ему хоть немного. Но нет.
    — Добрый вечер, профессор Слагхорн, — здоровается Джим, едва толкнув дверь в лабораторию.
    С добродушным профессором Слагхорном у Джеймса не то чтобы плохие отношения. Их даже можно назвать хорошими: профессор очень радуется, когда Джим не взрывает никаких котлов, а Джим очень радуется, когда профессор делает вид, что не видит, как Джим отвлекается на все на свете, включая присутствующую на занятиях Лили, и витает в облаках большую часть занятий. Дракл его дернул выбрать этот предмет вообще. Джеймсу кажется, что уж в этом мнении они с профессором точно сходятся.
    Профессор Слагхорн вкратце объясняет ему суть сегодняшней отработки. Джим слушает его без особого энтузиазма, а под конец вяло кивает, сдает палочку и плетется в подсобку, где уже обосновался Снейп. Ну конечно. Где ему еще быть, кроме как среди банок и склянок и всяких склизких тварей в полутьме подсобки. Местные свечи дают ужасно мало света.
    С ним Джеймс не здоровается, только бросает на него взгляд, усмехается чему-то своему и идет к горе котлов. Если бы у него была палочка, одно простое «Evanesco» решило бы все проблемы менее, чем за минуту, но палочки у него нет. Поэтому Джим закатывает рукава школьной формы и безмолвно принимается за работу. Сил и желания спорить после сегодняшнего дня у него нет, хотя, конечно, у него найдется не одна претензия к тому, что Снейп обосновался там с пером и наклейками, а Джеймс тут руки марает. Хотя это, в общем и целом, вполне закономерное явление, как он вчера мог убедиться.
    За первые пятнадцать минут отработки Джим успевает отдраить полтора котла. Тот, что стоит на столе перед ним сейчас, источает настолько омерзительный запах, что Джеймсу то и дело приходится отходить на пару шагов в сторону, чтобы подышать свежим воздухом, прежде чем возвращаться к щетке и чистящему снадобью. Наконец, когда зловоние доканывает его совсем, Джим решает сделать передышку и направляется прямиком к столу, за которым сидит Снейп. Тут даже есть второй стул, на который Джеймс с нескрываемым удовольствием опускается, расслабленно откинувшись на спинку и внимательно следя за тем, чтобы вода с пальцев не капала на мантию.
    — Ну что, мастер над наклейками? — говорит он, глядя на Снейпа и то, как тот тут обустроился. — Чего расскажешь нового из мира темной магии? Ну давай, не делай вид, что не слышишь. Мне ждать, что сейчас из наклеек полезет какая-нибудь нечисть, потому что ты к ним прикоснулся, или это как-то по-другому устроено? Просвети меня, — Джим усмехается и тянет: — Я жа-а-ажду узнать побольше.
    Ни дракла он не жаждет, конечно, но побесить Снейпа сам Мерлин велел, пока они тут вдвоем. А то сидит тут, понимаешь ли, строчит, и никто до него даже не докапывается. Непорядок! Жаль, что голос повышать нельзя, а то профессор Слагхорн услышит и примчится. Поэтому Джеймс говорит вкрадчивым, тихим голосом, но интонации у него от этого лучше не становятся.

+2

4

Процесс письма обычно успокаивал Северуса — все же не приготовление зелий, когда необходима вся концентрация внимания. И все-таки знание, что скоро прибудет источник всех бед слизеринца — Джеймс Поттер — не позволяло Северусу должным образом расслабиться и насладиться некоей временной передышкой, позволяя руке фактически жить своей жизнью и разрешая отдохнуть разуму.
Поттера долго ждать не пришлось. А жаль. Снейп честно надеялся, что гриффиндорца сразит молния или бладжер на тренировке, или хотя бы случайное дерево у озера сочтет его лохматую макушку настолько привлекательной, что захочется прикоснуться — желательно с размаха, или Большой Кальмар щупальцами свершит свое правосудие — а вдруг Поттер согрешил и теперь у обитателя озера свои счеты с ним. Увы, госпожа удача не была на стороне Северуса, и он с хмурым видом оглянул встрепанную голову вошедшего Поттера. Однако Поттер молчал и Снейп мысленно возносил благодарности всем известным ему богам, в которых он не верил, за вспышку благоразумия со стороны ненавистного гриффиндорца. На очередные препирательства у Северуса настроения, увы, не было. К сожалению, вспышка была кратковременной — ее хватило ровно на пятнадцать минут.
Поттер, к слову, не только нарушил молчание, но и вторгся в личное пространство Северуса, подсаживаясь рядом. Слизеринец поморщился и подавил в себе порыв тут же вскочить и отдалиться.
Разумеется, первым его желанием было проигнорировать любую реплику гриффиндорца. Разумеется, Поттер не мог это не предусмотреть. Северус даже выразительно хмыкнул — жаждет? Чтобы сам Джеймс Поттер жаждал узнать о темной магии? Вероятно, если бы Поттер пожелал узнать о подобном в действительности, пошел бы цветной — кровавый? — снег. Или в Запретном Лесу сдохли бы все акромантулы. Или... воображение рисовало невозможные картины, одну за другой. Сочные картины. Фантастические. Поттер и темная магия — несовместимые понятия.
Северус игнорировал Поттера, дописывая очередной текст на очередную наклейку. Дописывая излишне старательно и оттого излишне медленно. И только поставив точку, соизволил обратить свое внимание на гриффиндорца. Вернее, сначала на проделанную гриффиндорцем работу, и лишь затем на самого Джеймса Поттера.
— Это все, на что ты способен? — и кивнул в сторону начищенных котлов. В количестве полтора штуки.
Разумеется, Поттер не мог удержаться от очередной глупости, о чем незамедлительно сообщил слизеринцу. Северус совершенно не хотел обсуждать темную магию. Тем более с Джеймсом Поттером. Особенно с Джеймсом Поттером.
— Темная магия вообще не так устроена, как все привыкли думать, — язвительно заметил Снейп, чувствуя, что его собеседник против воли втягивает его в беседу. Разом захотелось сделать какую-нибудь гадость. Северус осмотрел пергаменты, приготовленные в качестве основы для наклеек, ухмыльнулся и уложил один из бумажных прямоугольников перед гриффиндорцем, предварительно театрально коснувшись пальцами бумажного уголка.
— Рискни, — и ткнул в список, откуда необходимо было переписать описание зелья.

Отредактировано Severus Snape (2017-11-01 21:04:21)

+1

5

    Разумеется, Снейп не покупается на подколку сразу, но Джим не первый год играет в эту игру, и в конце концов что-то в разуме у того перещелкивает, и он снисходит до ответа. Комментарий про котлы Джеймс пропускает мимо ушей. Если бы он целился в лигу лучших чистильщиков котлов, это бы его задело, но пока грязные котлы не имеют никакого отношения к квиддичу, ему плевать на них. Тем более, что котлы вряд ли однажды начнут играть большую роль в лучшем спорте всех времен и народов. На то он и лучший.
    Не так устроена, как все привыкли думать, значит. Знаток, значит. Джим усмехается в ответ: чего, пугать вздумал, что ли? Они что, на первом курсе? Джеймс опускает взгляд на бумажный прямоугольник. Слагхорн отобрал у них палочки, поэтому вряд ли Снейп мог что-то натворить прямо сию секунду, но все это выглядит подозрительно.
    — Чего, жахнешь меня чем-нибудь невербальным, что ли? Ну брось, чувак, — Джим откидывается на спинку стула и цокает языком. — Это было бы тупо с твоей стороны. Слагхорн прибежит, проблем потом не оберешься.
    И он в кои-то веки не будет виноват в проблемах Снейпа. Не напрямую.
    Звучит заманчиво.
    Джеймс взвешивает варианты. Или он просто сделает за Снейпа его работу, или тот действительно жахнет его чем-нибудь и огребет по первое число — в общем-то, вот и все опции. С другой стороны, Джим действительно сечет в темной магии примерно так же хорошо, как в экономике Японии — то есть, знает, что она существует. Всё.
    — С другой стороны, когда это я отказывался от лишних проблем для тебя, — решает он и тянется за пером, макает в чернильницу и быстрым росчерком выводит незатейливое «Snivellus Maximus», что, разумеется, не имеет никакого отношения к зелью из списка.
    И внутренне напрягается, что сейчас будет.

+1

6

Близкое расположение Джеймса Поттера нервировало Северуса. Отработка прошла бы куда спокойнее и веселее, не будь рядом ненавистного, не умеющего держать язык за зубами, вечно лезущего куда не просят мародера. Однако приходилось мириться с существующим положением дел. Увы, выбора ему не предоставили. Слизеринец попытался найти хоть одну положительную сторону в совместной отработке — разве что возможность поиздеваться над Поттером. Сомнительное удовольствие, конечно. Да и возможность актуальная для обеих сторон, что делает ее менее привлекательной.
Снейп пожал плечами.
— Почему нет. С профессором Слагхорном всегда можно договориться.
Это было огромное преимущество у Горация перед остальными деканами факультетов. Слизеринцы любили и уважали своего наставника за его... понимание. Чего нельзя было сказать о той же Минерве МакГонагалл.
— Так что проблемой я бы это не назвал.
Северус внутренне отругал себя за незначительные познания и умения в невербальной магии — конечно же, хотелось подшутить над Поттером, однако, возможностей для этого у слизеринца, к его большому сожалению, не было. Бесконечно жаль, что перед отработкой пришлось расстаться со своей волшебной палочкой.
Слизеринец выразительно фыркнул, заметив внутреннее напряжение Поттера. Приятно наводить жуть на бездарных гриффиндорцев. С пергаментом, разумеется, ничего не произошло. А жаль. Воображение Северуса нарисовало довольно много весьма будоражащих вариантов развития событий: Поттер отрывает руки от пергамента и его ладони тут же загораются адским пламенем; или от пергамента начинает виться пар — ядовитые испарения, которые тут же снимают скальп с самодовольного лица гриффиндорца; или из центра вырывается несколько серий crucio; или показывается тот же самый призрак, из-за которого они оба угодили на эту нелепую отработку, показывается и откусывает Поттеру его глупую голову...
Или недооткусывает, обрекая Поттера на извечные страдания — как у Почти Безголового Ника.
Снейп сосредоточил взгляд на написанном, мгновенно разозлился, схватил клочок пергамента, скомкал его и... И бросил в сторону нечищеных котлов.
— Тебя ждут грязные котлы. Дерзай.

Отредактировано Severus Snape (2018-01-06 23:00:18)

+1

7

    Ничего не происходит. Ровным счетом ничего. Ни дракловой искры, ни боли, ни ужаса, ни странных призрачных лиц под потолком. На пергаменте красуется «Snivellus Maximus», а на лице Снейпа — такое выражение, как будто в голове у него мелькают какие-то доставляющие ему невероятное удовольствие колдографии. Или еще чего похуже. Джим расслабляется, подпирает голову рукой и дорисовывает к надписи большой крючковатый нос на ножках.
    Нос тут же принимается бегать по листочку.
    В следующее мгновение Снейп выхватывает пергамент и комкает, бросает, отправляя нос вместе с надписью в сторону нечищенных котлов. Джеймс провожает свое творение взглядом. Усмехается и закладывает перо себе за ухо, откидывается на спинку стула. Складывает руки на груди.
    — Подождут еще, — небрежно говорит он. — Я так и не услышал от тебя ничего путного.
    Это не только и не столько праздный интерес и банальное желание досадить Снейпу своей приставучестью — хотя вот уж что доставляет Джиму настоящее удовольствие сейчас. Снейп применял что-то явно не из раздела светлой магии на Джеймсе до этого — в том же ходу, пусть это и не было заклинанием. А может и было, но невербальным. Поэтому Джим и был так уверен, что Снейп его сейчас чем-нибудь приложит. Но то ли тот его только что обхитрил и запутал, то ли действительно не так уж страшен мантикраб, как его малюют.
    Джеймс, разумеется, склоняется ко второму. Это же Снейп.
    — Что, слабо рассказать что-то, вместо вот этого вот? — Джим кивает на оставшиеся наклейки. Поправляет перо за ухом. — Как ты с совестью, например, договариваешься? Слагхорн-то понятно, с ним только отшибленный не договорится. Темная магия — все-таки не шуточки.
    В одном Джеймс уверен точно: темная магия влияет на тех, кто ее использует. Тот, кто намеренно и осознанно причиняет окружающим боль с помощью магии, не может не меняться с каждым новым заклинанием. Что уж говорить о тех, кто использует Непростительные. Мысленно Джима передергивает от одной мысли о них, но внешне он все так же насмешливо, пусть и не без любопытства, смотрит на Снейпа.
    — Хотя, если душонка гнилая, думаю, ей ничего не страшно, — договаривает Джеймс. Белозубо улыбается. — У тебя гнилая душонка, Снейп?

+1

8

Близкое расположение Джеймса Поттера начинало откровенно бесить Северуса. И ведь не отвяжется, пока ему не покажется, что он достаточно поглумился над ненавистным слизеринцем. Ни форы, ни поводов давать Поттеру Снейп не желал. Наверняка ведь, гриффиндорский прохвост, получал неземное наслаждение от происходящего. Чертов Джеймс Поттер.
Северус невольно сжал перо, оставив на очередной наклейке чернильное пятно. Тихо выругавшись, слизеринец аккуратно сложил лист пополам, затем еще раз сложил и выбросил в мусорное ведро, стоящее под столом. В иных обстоятельствах он бы не раздумывая скомкал бы пергамент или даже просто-напросто сжег бы магией. Но палочки у него не было, и рядом находился Поттер, которому свое раздражение показывать не хотелось. Еще посчитает себя в доминирующей роли.
Впрочем, его самоконтроля хватило ненадолго. Зельевар отложил перо в сторону и внимательно посмотрел в светло-карие глаза гриффиндорца. И что в них такого нашла Лили?
Этот вопрос, пожалуй, стал переломным.
— Что ты хочешь услышать, Поттер? Хочешь получить подтверждение всем своим домыслами и догадкам? Да, Поттер, Темная Магия — это приятно и привлекательно. Темная Магия оставляет весьма сладкое послевкусие.
Северус почувствовал вдохновение. Его голос был понижен и зловещ.
— После применения темных — по истине темных заклинаний — ты чувствуешь себя могущественным. Чувствуешь себя куда сильнее какого-то Гриффиндора, Слизерина и всех Основателей разом. Ты чувствуешь, словно становишься на одну ступень с самим Мерлином. И дело, не в силе, конечно же. Темная Магия не всем дается. Все дело в ощущении. Один раз распробовав — сложно отказаться.
«Это наркотик, Поттер».
— Ты это хотел услышать, полагаю? Ты услышал. Доволен?
Снейп выдохнул, переводя дух. Его речь была искренна. Он действительно в это верил. И пусть он еще себя по сути не связал с Темными Искусствами, об их влиянии на разум уже был весьма хорошо осведомлен.
— Ты всерьез полагаешь, что у меня есть совесть?
Северус криво ухмыльнулся. Он не ставил себе задачу напугать Поттера. Но что это в его глазах? Страх? Удивление? Отвращение?
— Не тебе судить о моей душонке, Джеймс. Не тебе.

+1

9

    На мгновение Джиму кажется, что этим все и закончится: Снейп просто вернется к своей отработке, как ни в чем не бывало, и ему придется, заскучав от безделья и отсутствия чужой реакции, отправиться к котлам. Но что-то все-таки в Снейпе перемыкает, и он наконец-то снисходит до ответа. Поначалу Джеймс слушает его с усмешкой.
    Потом — после «приятно и увлекательно» и «сладкое послевкусие» — Джим слушает Снейпа с таким выражением лица, как будто тот рассказывает, как приятно вылизывать копыта кентаврам и какое сладкое послевкусие остается после этого занятия. Нет, собственно, а чего он ожидал? Что Снейп согласится, что темная магия — это нечто мерзкое и противное, от чего стоит держаться подальше?
    — Ну почему-то же Лили общалась с тобой, — пожимает плечами он. — Наверное, это было до того, как ты начал говорить о темной магии, как наркоман о дозе. И чего, приятно сидеть на этом? Тебя как, от каждого заклинания торкает или через раз?
    Джим подначивает, но в лице читается чистой воды отвращение — даже не столько к самому Снейпу, сколько к предмету разговора. Чувство могущества, которое якобы дарит темная магия, наверняка обходится магу втридорога. Джеймс предпочтет то чувство, которое ловит, когда летает на метле над полем, чем что-то такое, за что может поплатиться душой и рассудком. Снейп, конечно, говорит, что не ему судить, но Джим отлично помнит, кто кому спас жизнь не столь давно.
    — Ты знаешь, что есть более экологичные способы, да? — без паузы продолжает он. — Листья мандрагоры можно раскурить, например. Ты попробуй, дружище, от листьев мандрагоры еще никто с катушечек не отъезжал, как этот... Гриндевальд. Ты же куда-то туда метишь с этим своим «на одной ступени с Мерлином». Не думаю, что дотянешься, правда, так что лучше листья мандрагоры.
    Джеймс усмехается. Листья мандрагоры он пробовал, а потому знает, о чем говорит. Правда, всего раз, но этот один раз запомнился ему на всю жизнь. Было весело, но повторять он не станет.

+1

10

Снейп, разумеется, моментально пожалел, что повелся на явную провокацию и позволил Поттеру вывести себя на разговор о сокровенном. Впрочем, шептала совесть, какая разница. Для Поттера то было лишь пустым звуком — не больше, не меньше. Выйдя из кабинета, он забудет если не разговор целиком, так детали точно. Так уж он был устроен природой — нарцисс во плоти, которого интересует исключительно собственная персона.
Разговоры о Лили были запретной темой. Вообще. Не только с Поттером и со всем остальным миром. Но и с собственной совестью. И, конечно же, особенно с Поттером. Северус промолчал, оставив незаданный вопрос без ответов. Отчасти потому, что Поттер, василиск его дери, был в какой-то мере прав. Лили, как истинная гриффиндорка, на дух не переносила и Темные Искусства, и разговоры о них. Возможно, слизеринец и вправду переходил некую черту, забрасывая ее ненужными подробностями. Просто Северус был вдохновлен и не замечал растущее раздражение в Лили.
С каждым словом Поттера Северусу все больше хотелось с гриффиндорцем что-либо сделать. Заавадить, отравить, расчленить, задушить собственными руками. Он где-то читал, что есть такой сорт людей, которые не приемлют сторонние средства для пыток, предпочитая доставлять боль и унижение собственными действиями. Именно в этот момент Северус понимал подобных людей. Руки в отсутствии волшебной палочки буквально зудели от желания что-либо сотворить. Что-либо крайне нехорошее.
Однако не время и не место.
Сладить за пламенеющим чертовым самоконтролем было весьма сложно.
— Все индивидуально, Поттер.
Снейп выдохнул и принялся исписывать очередную этикетку.
— Могу сказать аналогичное и о тебе Поттер, — выплюнул Снейп. — Очень сомневаюсь, что ты дотянешь до уровня обожаемого Гриффиндора. Да и вряд ли будешь стремиться, что опять-таки говорит не в твою пользу. Ни тебе, ни мне не дано знать будущего. Как знать, как повернется жизнь. Как знать.
Северус аккуратно вывел на пергаменте название очередного ингредиента и поставил жирную точку.
— А ты, Поттер, значит, разбираешься в раскуренных листьях мандрагоры и все такое? Пожалуй, это многое объясняет. Нет, это все объясняет, — довольно хмыкнул.
Слизеринец расслабленно откинулся на спинку стула, оглядывая оставшийся фронт работ.

Отредактировано Severus Snape (2018-03-03 19:00:58)

+1

11

    Прежде, чем Джим успевает заметить, что не очень-то и метит во вторые Годрики Гриффиндоры — потому что с чего бы это его должно устраивать второе место на этом празднике жизни — как Снейп неожиданно приходит к этому выводу без его помощи. Только раскручивает свои умозаключения так, что Джеймс досадливо морщится. Обычно чужие подколки он попросту не замечает, но на этот раз Снейп, даже особо не утруждаясь, все-таки задевает какую-то струну, о существовании которой Джин до сих пор даже не подозревал.
    В смысле, как знать?
    Жизнь повернется прекрасно! Уж его-то жизнь — точно. В собственном воображении Джеймс уже давно играет за Паддлмир Юнайтед, и все у него прекрасно. Тот факт, что в этом сомневается Снейп, по идее не должен его волновать, но почему-то волнует. Он привычно усмехается, чтобы скрыть досаду. Нечего этому сальноволосому знать, что удар попал в яблочко. Нечего ему знать, что это вообще был удар, а не какое-то бормотание полоумного.
    — Уж лучше в этом, чем во всяких твоих, — Джим кивает на этикетки, — зельях и темных искусствах. Первое — девчачье занятие, а второе — повод для похода к колдомедику, голову проверить.
    Джеймс совершенно не разбирается в листьях мандрагоры, но теперь собирается корчить из себя эксперта до победного. Травология в свое время прошла мимо него, равно как и зельеварение, и тот факт, что он зачем-то ходит на последнее и пытается не взорвать класс, поражает и его самого. Не иначе помрачение рассудка было. Ну или Лили неудачно рядом прошла, и он вспомнил, что это то занятие, где они смогут пересекаться. Любовь зла — пойдешь и на зельеварение.
    — А от листьев-то и всех побочных эффектов — галлюцинации, — Джим благоразумно не упоминает отходняк длиною в неделю. — И колдовать забавно. Но куда уж тебе. Только подписывать этикеточки и годишься, а под листьями чары посерьезнее, тебе не под силу.
    Собственно, Джеймс и пробовал-то их только потому, что начитался об эффектах, которые раскуренные листья мандрагоры оказывают на способности магов к колдовству. Эффекты действительно были, но совсем не такие, как ожидал Джим. Впрочем. Впрочем! Это звучит как отличный план.

Отредактировано James Potter (2018-03-26 04:04:12)

+1

12

Снейпу надоело общество Поттера. Нет, конечно же, гриффиндорец перманентно безмерно раздражал слизеринца одним лишь своим фактом существования, и, надо полагать, это взаимно, но его близкое присутствие и нескончаемый водопад попыток в саркастичные речи — это уже слишком. Снейп даже закатил глаза и мысленно обратился к мирозданию: «Слишком суровое наказание. Я все понял и принял. Можно я уже пойду?». Однако мироздание — не учитель, по крайней мере, не в том смысле, который нужен Снейпу, и отработка еще не завершилась. Думать о том, что отработка по сути только-только началась, крайне не хотелось. Василиск дери, Северус даже был согласен в одиночку подписать все эти этикетки и в одиночку же отдраить замызганные котлы, лишь бы Поттер растворился по одному щелчку пальцев. Увы, жизнь — штука злая и подлая, и в ней ничего так просто не бывает.
Северус фыркнул.
— Занятное мнение. Зелья, значит, девчачье занятие? Если взять имена всех выдающихся зельеваров и алхимиков, среди них только процента три или четыре — будут женские имена. Давай рассмотрим квиддич. Даже и не знаю, к чему ты еще предрасположен... и не знаю, как обстоят дела в мире квиддича, но насколько я помню алтарь Слагхорна, то на нем на фотографиях перспективных игроков в эту самую отвратительную и бесполезную игру больше женских лиц, нежели мужских. Так что я бы поспорил, кто из нас занимается девчачьими занятиями.
Северус фыркнул повторно.
— Всего-то галлюцинации?
У профессора Слагхорна в шкафах всегда находились копии учебников по зельеварению всех курсов.
— Accio учебник по зельварению, 3 курс. Так-так... — Снейп даже помнил примерное расположение заметки. — Мандрагора — род многолетних травянистых растений семейства Паслёновые. Это понятно. Листья крупные и собраны в розетку... Растение ядовито. Вот оно. Употребление мандрагоры при отсутствии должной обработки в лабораторных условиях категорически не рекомендуется, ибо возможны тяжелейшие побочные явления, вплоть до смертельного исхода. Тоже самое можно сказать и о других растениях семейства Пасленовые: скополии, красавке, белене и дурмане. Словом, Поттер, ты почаще раскуривай листья мандрагоры. А на досуге поэкспериментируй и с листьями белены, или скополии. Белена, к слову, добавит еще и волшебные конвульсии — ты, вероятно, придешь в чистейший восторг. И да воздастся тебе по заслугам должным образом.
Северус захлопнул учебник и отвернулся.
— Подумай об этом Поттер за чисткой котлов и, будь добр, подумай молча.

Отредактировано Severus Snape (2018-03-11 22:41:13)

+1

13

    Джим делает самое страшное, что может сделать человек, с которым препираются. Он зевает. Широко, во всю глотку, даже не думая закрывать рот рукой или еще как-то скрывать сам факт того, что во рту у него тридцать два зуба. К тому моменту, когда Снейп заканчивает блистать познаниями в травологии и зельеварении, Джеймс сидит, подперши голову рукой, и смотрит на него с выражением нескончаемой скуки.
    — Мерлин, какой же ты скучный, Снейп, это какой-то ужас, — бормочет он, поднимаясь с места.
    Как только в ход пошли учебники по зельеварению, Джим будто разом потерял всякий интерес к препирательству. Даже грязные котлы привлекают его больше, чем выдержки из учебников, да еще и зачитываемые голосом Снейпа — вот уж сомнительная радость. Но есть в этом и элемент шарады: Джеймс лениво потягивается, чешет живот, ерошит волосы, щелкает пальцами по стопке этикеток — те слетают на пол. Последнее, конечно, он делает совершенно и абсолютно нарочно. И, как и зевок, совершенно этого не скрывает.
    Ну не про мандрагору же ему со Снейпом дискутировать. Точнее даже не со Снейпом, а с учебником по зельеварению за — какой там? — третий курс.
    Джим довольно улыбается, отходя от стола и от рассыпанных по полу этикеток.
    — Пойду почищу котлы, все интереснее, чем с теоретиком болтать, — его довольная улыбка плавно переходит в насмешливую: — Из книжек любой дурак горазд читать. Пока не пробовал настоящих листьев, это всё так, — он пренебрежительно машет рукой, — детское.
    Джеймс действительно уходит обратно к котлам, насвистывая себе под нос гимн Хогвартса. Разумеется, он не рассчитывает особенно раззадорить Снейпа такой простой подколкой, но просто не может отказать себя в удовольствии. Общаться с теоретиками ему действительно всегда было скучно — кроме того одного раза, когда он разузнавал про анимагию, но там без теории было попросту не обойтись. Что касается мандрагоры — ядовитой, как услужливо напомнил Снейп — здесь теория ни к чему. Главное соблюдать дозировку, как в прилагавшемся письме, и все будет хорошо.
    На мгновение Джим задумывается, возможно ли вообще развести Снейпа на попытку попробовать раскурить листья мандрагоры — а затем, разумеется, фантастически того подставить. Но передумывает: есть вещи и поинтереснее, во-первых. Во-вторых, листья мандрагоры, вообще-то, не так просто достать — по крайней мере, не в тех целях, в которых они могли бы ему понадобиться. Джеймс усмехается, засучивая рукава, и принимается за котел.

+1

14

Северус настолько был вдохновлен своей речью, что, признаться, совершенно не заметил театральных манипуляций Поттера, призванных, вероятно, досадить со всей возможной колоритностью. Впрочем, любое действие или слово Поттера априори направлено на досаждение и отравление жизни Северуса Снейпа. Слизеринец привычен. У слизеринца выработан иммунитет на подобное поведение ненавистного гриффиндорца.
Когда Северус закончил свою речь, наконец, соизволил глянуть в сторону Поттера и обнаружить скучающее выражение его лица, не удержался и выразительно фыркнул.
— Лучше быть скучным, чем балаганщиком, — резонно заметил Северус.
В конце концов, этот спор — в никуда. Разные жизни, разное мироощущение, разные точки зрения. Что слизеринцу хорошо — то гриффиндорцу смерть. И наоборот, что гриффиндорцу в радость — то слизеринцу в грусть. Так уж было заведено еще основателями Хогвартса. Так к чему все эти препирательства, изначально не ведущие к компромиссу?
Северус довольно кивнул.
— Будь так добр. Котлы тебя уже заждались.
Когда Джеймс действительно отошел от парты, направляясь к изгаженным котлам безалаберными, не понимающими всю ценность столь точной науки как зельеварение студентами, Северусу в действительности даже стало легче дышать. Невероятно, но факт.
— Тоже мне нашелся, — ядовито хмыкнул зельевар. — Великий Опытный Раскуриватель Мандрагорьих листьев.
И подумал о двух весьма интересных мыслях. Во-первых, как было бы приятно застать Поттера за этим запрещенным делом и желательно застать вместе с Дамблдором. Чтобы Дамблдор, разумеется, пришел вместе с Северусом, а не раскуривал листья на пару с Поттером. И, во-вторых, как-то он недооценил, выходит, популярность мандрагор среди своих сокурсников. Мог бы и подзаработать на распространении листьев, которые не так-то и просто достать. В теплицы он был вхож, и преподаватель не боялась оставлять Северуса наедине с растениями прекрасно зная, что слизеринец не станет им вредить. Впрочем, наличие надсмотрщика в лице преподавателя по магическим растениям вряд ли для того же Поттера стало бы существенным препятствием для того, чтобы попасть в теплицы. Кто ищет — тот всегда найдет. Кто жаждет — тот всегда получит желаемое. А уж тот, кто и вовсе зависим, порой может быть весьма изобретательным.
Звук трения щетки о котел было приятным. Осознание, что сей звук издавал Поттер, было приятным вдвойне. Тихонько ухмыльнувшись, Северус вернулся к созданию и заполнению наклеек.

Отредактировано Severus Snape (2018-05-02 17:02:21)

+1


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 18.10.1976: Бесполезность превентивных мер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC