Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Прошлое » 18.10.1976: Бесполезность превентивных мер


18.10.1976: Бесполезность превентивных мер

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

» участники эпизода
Джеймс Поттер, Северус Снейп
» время и место действия
18.10.1976, после уроков; подсобка при лаборатории зельеварения
» краткое описание эпизода
Отработка по мнению школьника — самое непродуктивное времяпрепровождение. Отработка по мнению двух школьников враждующих факультетов — не только бесполезное времяпрепровождение, но еще и весьма сомнительное, а, быть может, и вовсе рискованное мероприятие.

0

2

Понедельник выдался крайне непродуктивным, и отчасти плохим: Северус получил весьма неприятное замечание на трансфигурации — разве что не потерял по своей вине баллы, и на зельеварении чуть было не напортачил с зельем... дважды. Определенно, и понедельник, и неделя в целом не задались. А если вспомнить события ушедшего дня, неделя со своими итак серыми красками начинала выглядеть еще беспросветней и безысходней. И надо было Поттеру именно вчера влезть, куда не следовало. Мало того, что по его вине — да, Снейп до последнего придерживался мнения, что во всем случившемся виноват Поттер и никто иной — жизнь Северуса была подвержена угрозе со стороны восставшего из-за Завесы духа, так еще слизеринец лишился столь долгожданных походов в Запретную Секцию, и ко всему прочему вляпался в две отработки. Конечно, если попытаться взглянуть с иной стороны, все выглядело в общем-то не так и плохо: в Запретную Секцию пропуск никто не отбирал, а мадам Пинс должна же ведь когда-нибудь оттаять. Однако оставались еще две назначенные отработки в компании Джеймса Поттера. От которых не отвильнуть никак. Разве что угодить в Больничное Крыло, что совершенно не вязалось с планами Северуса. А, значит, отработку надо было все-таки посетить.
Первая назначенная отработка должна пройти в подсобке при лаборатории под бдительным оком профессора Слагхорна. С одной стороны, царство котлов, пробирок и разнообразных ингредиентов, с другой — Поттер, с небрежностью которого его в лабораторию зельеварения ни в коем случае допускать было нельзя. Однако же на дух не переносящим друг друга слизеринцу и гриффиндорцу предстояло оказаться в одном помещении: «выбора нет» — кисло думал Северус, спускаясь после плотного ужина в подземелья. Если бы не Поттер с его извечными эффектными явлениями по поводу и без, Северус бы вечер провел в компании темномагических трактатов. Увы.
Профессор Слагхорн широко улыбнулся, встретив слизеринца в лаборатории, в очередной раз пожурил за устроенное накануне в библиотеке и заверил Северуса, что отправлять гневное письмо родителям он не намерен — излишнее любопытство не есть преступление. Затем дал указания по поводу отработки. Собственно, ничего нового: отмыть несколько десятков котлов, прочистить и натереть до блеска столько же десяток колбочек, нарезать пару килограммов флобберчервей и переписать небольшую гору старых истрепанных наклеек на флакончики, разложив их по итогу по алфавиту. Кивнув и сдав волшебную палочку на попечение своему преподавателю, Снейп прошмыгнул в полумрак подсобки и огляделся. Поттера на отработке еще не было — как предсказуемо. Решив, что полумрак его устраивает, Северус задумчиво оглядел фронт работ и мстительно подумал: кто позже пришел — тому и самая неприятная работа. Да, мысль определенно несла в себе крупицу целесообразности. Хмыкнув, слизеринец призвал к себе гору наклеек и вооружился пером, чернильницей и разрезанными на маленькие прямоугольники листы пергамента.

Отредактировано Severus Snape (2017-10-06 15:56:06)

+2

3

    Хочется упасть лицом в стол и остаться так навсегда. Почему-то этот понедельник вымотал Джима до состояния выжатого лимона. А впереди отработка со Снейпом — да и фант Сириусу он проиграл вчера, словом, жизнь как-то не задалась во второй половине октября. Джеймс нехотя поднимается со скамейки в Большом Зале, до последнего оттягивая свой спуск в подземелья и прощание с друзьями, и плетется вниз. Слагхорн, конечно, не самый страшный надзиратель на отработке, но с другой стороны, отработки могло бы и не быть, не будь Нюнчик упрям и коварен, и посодействуй вчера ему хоть немного. Но нет.
    — Добрый вечер, профессор Слагхорн, — здоровается Джим, едва толкнув дверь в лабораторию.
    С добродушным профессором Слагхорном у Джеймса не то чтобы плохие отношения. Их даже можно назвать хорошими: профессор очень радуется, когда Джим не взрывает никаких котлов, а Джим очень радуется, когда профессор делает вид, что не видит, как Джим отвлекается на все на свете, включая присутствующую на занятиях Лили, и витает в облаках большую часть занятий. Дракл его дернул выбрать этот предмет вообще. Джеймсу кажется, что уж в этом мнении они с профессором точно сходятся.
    Профессор Слагхорн вкратце объясняет ему суть сегодняшней отработки. Джим слушает его без особого энтузиазма, а под конец вяло кивает, сдает палочку и плетется в подсобку, где уже обосновался Снейп. Ну конечно. Где ему еще быть, кроме как среди банок и склянок и всяких склизких тварей в полутьме подсобки. Местные свечи дают ужасно мало света.
    С ним Джеймс не здоровается, только бросает на него взгляд, усмехается чему-то своему и идет к горе котлов. Если бы у него была палочка, одно простое «Evanesco» решило бы все проблемы менее, чем за минуту, но палочки у него нет. Поэтому Джим закатывает рукава школьной формы и безмолвно принимается за работу. Сил и желания спорить после сегодняшнего дня у него нет, хотя, конечно, у него найдется не одна претензия к тому, что Снейп обосновался там с пером и наклейками, а Джеймс тут руки марает. Хотя это, в общем и целом, вполне закономерное явление, как он вчера мог убедиться.
    За первые пятнадцать минут отработки Джим успевает отдраить полтора котла. Тот, что стоит на столе перед ним сейчас, источает настолько омерзительный запах, что Джеймсу то и дело приходится отходить на пару шагов в сторону, чтобы подышать свежим воздухом, прежде чем возвращаться к щетке и чистящему снадобью. Наконец, когда зловоние доканывает его совсем, Джим решает сделать передышку и направляется прямиком к столу, за которым сидит Снейп. Тут даже есть второй стул, на который Джеймс с нескрываемым удовольствием опускается, расслабленно откинувшись на спинку и внимательно следя за тем, чтобы вода с пальцев не капала на мантию.
    — Ну что, мастер над наклейками? — говорит он, глядя на Снейпа и то, как тот тут обустроился. — Чего расскажешь нового из мира темной магии? Ну давай, не делай вид, что не слышишь. Мне ждать, что сейчас из наклеек полезет какая-нибудь нечисть, потому что ты к ним прикоснулся, или это как-то по-другому устроено? Просвети меня, — Джим усмехается и тянет: — Я жа-а-ажду узнать побольше.
    Ни дракла он не жаждет, конечно, но побесить Снейпа сам Мерлин велел, пока они тут вдвоем. А то сидит тут, понимаешь ли, строчит, и никто до него даже не докапывается. Непорядок! Жаль, что голос повышать нельзя, а то профессор Слагхорн услышит и примчится. Поэтому Джеймс говорит вкрадчивым, тихим голосом, но интонации у него от этого лучше не становятся.

+2

4

Процесс письма обычно успокаивал Северуса — все же не приготовление зелий, когда необходима вся концентрация внимания. И все-таки знание, что скоро прибудет источник всех бед слизеринца — Джеймс Поттер — не позволяло Северусу должным образом расслабиться и насладиться некоей временной передышкой, позволяя руке фактически жить своей жизнью и разрешая отдохнуть разуму.
Поттера долго ждать не пришлось. А жаль. Снейп честно надеялся, что гриффиндорца сразит молния или бладжер на тренировке, или хотя бы случайное дерево у озера сочтет его лохматую макушку настолько привлекательной, что захочется прикоснуться — желательно с размаха, или Большой Кальмар щупальцами свершит свое правосудие — а вдруг Поттер согрешил и теперь у обитателя озера свои счеты с ним. Увы, госпожа удача не была на стороне Северуса, и он с хмурым видом оглянул встрепанную голову вошедшего Поттера. Однако Поттер молчал и Снейп мысленно возносил благодарности всем известным ему богам, в которых он не верил, за вспышку благоразумия со стороны ненавистного гриффиндорца. На очередные препирательства у Северуса настроения, увы, не было. К сожалению, вспышка была кратковременной — ее хватило ровно на пятнадцать минут.
Поттер, к слову, не только нарушил молчание, но и вторгся в личное пространство Северуса, подсаживаясь рядом. Слизеринец поморщился и подавил в себе порыв тут же вскочить и отдалиться.
Разумеется, первым его желанием было проигнорировать любую реплику гриффиндорца. Разумеется, Поттер не мог это не предусмотреть. Северус даже выразительно хмыкнул — жаждет? Чтобы сам Джеймс Поттер жаждал узнать о темной магии? Вероятно, если бы Поттер пожелал узнать о подобном в действительности, пошел бы цветной — кровавый? — снег. Или в Запретном Лесу сдохли бы все акромантулы. Или... воображение рисовало невозможные картины, одну за другой. Сочные картины. Фантастические. Поттер и темная магия — несовместимые понятия.
Северус игнорировал Поттера, дописывая очередной текст на очередную наклейку. Дописывая излишне старательно и оттого излишне медленно. И только поставив точку, соизволил обратить свое внимание на гриффиндорца. Вернее, сначала на проделанную гриффиндорцем работу, и лишь затем на самого Джеймса Поттера.
— Это все, на что ты способен? — и кивнул в сторону начищенных котлов. В количестве полтора штуки.
Разумеется, Поттер не мог удержаться от очередной глупости, о чем незамедлительно сообщил слизеринцу. Северус совершенно не хотел обсуждать темную магию. Тем более с Джеймсом Поттером. Особенно с Джеймсом Поттером.
— Темная магия вообще не так устроена, как все привыкли думать, — язвительно заметил Снейп, чувствуя, что его собеседник против воли втягивает его в беседу. Разом захотелось сделать какую-нибудь гадость. Северус осмотрел пергаменты, приготовленные в качестве основы для наклеек, ухмыльнулся и уложил один из бумажных прямоугольников перед гриффиндорцем, предварительно театрально коснувшись пальцами бумажного уголка.
— Рискни, — и ткнул в список, откуда необходимо было переписать описание зелья.

Отредактировано Severus Snape (2017-11-01 21:04:21)

+1

5

    Разумеется, Снейп не покупается на подколку сразу, но Джим не первый год играет в эту игру, и в конце концов что-то в разуме у того перещелкивает, и он снисходит до ответа. Комментарий про котлы Джеймс пропускает мимо ушей. Если бы он целился в лигу лучших чистильщиков котлов, это бы его задело, но пока грязные котлы не имеют никакого отношения к квиддичу, ему плевать на них. Тем более, что котлы вряд ли однажды начнут играть большую роль в лучшем спорте всех времен и народов. На то он и лучший.
    Не так устроена, как все привыкли думать, значит. Знаток, значит. Джим усмехается в ответ: чего, пугать вздумал, что ли? Они что, на первом курсе? Джеймс опускает взгляд на бумажный прямоугольник. Слагхорн отобрал у них палочки, поэтому вряд ли Снейп мог что-то натворить прямо сию секунду, но все это выглядит подозрительно.
    — Чего, жахнешь меня чем-нибудь невербальным, что ли? Ну брось, чувак, — Джим откидывается на спинку стула и цокает языком. — Это было бы тупо с твоей стороны. Слагхорн прибежит, проблем потом не оберешься.
    И он в кои-то веки не будет виноват в проблемах Снейпа. Не напрямую.
    Звучит заманчиво.
    Джеймс взвешивает варианты. Или он просто сделает за Снейпа его работу, или тот действительно жахнет его чем-нибудь и огребет по первое число — в общем-то, вот и все опции. С другой стороны, Джим действительно сечет в темной магии примерно так же хорошо, как в экономике Японии — то есть, знает, что она существует. Всё.
    — С другой стороны, когда это я отказывался от лишних проблем для тебя, — решает он и тянется за пером, макает в чернильницу и быстрым росчерком выводит незатейливое «Snivellus Maximus», что, разумеется, не имеет никакого отношения к зелью из списка.
    И внутренне напрягается, что сейчас будет.

+1

6

Близкое расположение Джеймса Поттера нервировало Северуса. Отработка прошла бы куда спокойнее и веселее, не будь рядом ненавистного, не умеющего держать язык за зубами, вечно лезущего куда не просят мародера. Однако приходилось мириться с существующим положением дел. Увы, выбора ему не предоставили. Слизеринец попытался найти хоть одну положительную сторону в совместной отработке — разве что возможность поиздеваться над Поттером. Сомнительное удовольствие, конечно. Да и возможность актуальная для обеих сторон, что делает ее менее привлекательной.
Снейп пожал плечами.
— Почему нет. С профессором Слагхорном всегда можно договориться.
Это было огромное преимущество у Горация перед остальными деканами факультетов. Слизеринцы любили и уважали своего наставника за его... понимание. Чего нельзя было сказать о той же Минерве МакГонагалл.
— Так что проблемой я бы это не назвал.
Северус внутренне отругал себя за незначительные познания и умения в невербальной магии — конечно же, хотелось подшутить над Поттером, однако, возможностей для этого у слизеринца, к его большому сожалению, не было. Бесконечно жаль, что перед отработкой пришлось расстаться со своей волшебной палочкой.
Слизеринец выразительно фыркнул, заметив внутреннее напряжение Поттера. Приятно наводить жуть на бездарных гриффиндорцев. С пергаментом, разумеется, ничего не произошло. А жаль. Воображение Северуса нарисовало довольно много весьма будоражащих вариантов развития событий: Поттер отрывает руки от пергамента и его ладони тут же загораются адским пламенем; или от пергамента начинает виться пар — ядовитые испарения, которые тут же снимают скальп с самодовольного лица гриффиндорца; или из центра вырывается несколько серий crucio; или показывается тот же самый призрак, из-за которого они оба угодили на эту нелепую отработку, показывается и откусывает Поттеру его глупую голову...
Или недооткусывает, обрекая Поттера на извечные страдания — как у Почти Безголового Ника.
Снейп сосредоточил взгляд на написанном, мгновенно разозлился, схватил клочок пергамента, скомкал его и... И бросил в сторону нечищеных котлов.
— Тебя ждут грязные котлы. Дерзай.

Отредактировано Severus Snape (2018-01-06 23:00:18)

+1

7

    Ничего не происходит. Ровным счетом ничего. Ни дракловой искры, ни боли, ни ужаса, ни странных призрачных лиц под потолком. На пергаменте красуется «Snivellus Maximus», а на лице Снейпа — такое выражение, как будто в голове у него мелькают какие-то доставляющие ему невероятное удовольствие колдографии. Или еще чего похуже. Джим расслабляется, подпирает голову рукой и дорисовывает к надписи большой крючковатый нос на ножках.
    Нос тут же принимается бегать по листочку.
    В следующее мгновение Снейп выхватывает пергамент и комкает, бросает, отправляя нос вместе с надписью в сторону нечищенных котлов. Джеймс провожает свое творение взглядом. Усмехается и закладывает перо себе за ухо, откидывается на спинку стула. Складывает руки на груди.
    — Подождут еще, — небрежно говорит он. — Я так и не услышал от тебя ничего путного.
    Это не только и не столько праздный интерес и банальное желание досадить Снейпу своей приставучестью — хотя вот уж что доставляет Джиму настоящее удовольствие сейчас. Снейп применял что-то явно не из раздела светлой магии на Джеймсе до этого — в том же ходу, пусть это и не было заклинанием. А может и было, но невербальным. Поэтому Джим и был так уверен, что Снейп его сейчас чем-нибудь приложит. Но то ли тот его только что обхитрил и запутал, то ли действительно не так уж страшен мантикраб, как его малюют.
    Джеймс, разумеется, склоняется ко второму. Это же Снейп.
    — Что, слабо рассказать что-то, вместо вот этого вот? — Джим кивает на оставшиеся наклейки. Поправляет перо за ухом. — Как ты с совестью, например, договариваешься? Слагхорн-то понятно, с ним только отшибленный не договорится. Темная магия — все-таки не шуточки.
    В одном Джеймс уверен точно: темная магия влияет на тех, кто ее использует. Тот, кто намеренно и осознанно причиняет окружающим боль с помощью магии, не может не меняться с каждым новым заклинанием. Что уж говорить о тех, кто использует Непростительные. Мысленно Джима передергивает от одной мысли о них, но внешне он все так же насмешливо, пусть и не без любопытства, смотрит на Снейпа.
    — Хотя, если душонка гнилая, думаю, ей ничего не страшно, — договаривает Джеймс. Белозубо улыбается. — У тебя гнилая душонка, Снейп?

+1

8

Близкое расположение Джеймса Поттера начинало откровенно бесить Северуса. И ведь не отвяжется, пока ему не покажется, что он достаточно поглумился над ненавистным слизеринцем. Ни форы, ни поводов давать Поттеру Снейп не желал. Наверняка ведь, гриффиндорский прохвост, получал неземное наслаждение от происходящего. Чертов Джеймс Поттер.
Северус невольно сжал перо, оставив на очередной наклейке чернильное пятно. Тихо выругавшись, слизеринец аккуратно сложил лист пополам, затем еще раз сложил и выбросил в мусорное ведро, стоящее под столом. В иных обстоятельствах он бы не раздумывая скомкал бы пергамент или даже просто-напросто сжег бы магией. Но палочки у него не было, и рядом находился Поттер, которому свое раздражение показывать не хотелось. Еще посчитает себя в доминирующей роли.
Впрочем, его самоконтроля хватило ненадолго. Зельевар отложил перо в сторону и внимательно посмотрел в светло-карие глаза гриффиндорца. И что в них такого нашла Лили?
Этот вопрос, пожалуй, стал переломным.
— Что ты хочешь услышать, Поттер? Хочешь получить подтверждение всем своим домыслами и догадкам? Да, Поттер, Темная Магия — это приятно и привлекательно. Темная Магия оставляет весьма сладкое послевкусие.
Северус почувствовал вдохновение. Его голос был понижен и зловещ.
— После применения темных — по истине темных заклинаний — ты чувствуешь себя могущественным. Чувствуешь себя куда сильнее какого-то Гриффиндора, Слизерина и всех Основателей разом. Ты чувствуешь, словно становишься на одну ступень с самим Мерлином. И дело, не в силе, конечно же. Темная Магия не всем дается. Все дело в ощущении. Один раз распробовав — сложно отказаться.
«Это наркотик, Поттер».
— Ты это хотел услышать, полагаю? Ты услышал. Доволен?
Снейп выдохнул, переводя дух. Его речь была искренна. Он действительно в это верил. И пусть он еще себя по сути не связал с Темными Искусствами, об их влиянии на разум уже был весьма хорошо осведомлен.
— Ты всерьез полагаешь, что у меня есть совесть?
Северус криво ухмыльнулся. Он не ставил себе задачу напугать Поттера. Но что это в его глазах? Страх? Удивление? Отвращение?
— Не тебе судить о моей душонке, Джеймс. Не тебе.

+1

9

    На мгновение Джиму кажется, что этим все и закончится: Снейп просто вернется к своей отработке, как ни в чем не бывало, и ему придется, заскучав от безделья и отсутствия чужой реакции, отправиться к котлам. Но что-то все-таки в Снейпе перемыкает, и он наконец-то снисходит до ответа. Поначалу Джеймс слушает его с усмешкой.
    Потом — после «приятно и увлекательно» и «сладкое послевкусие» — Джим слушает Снейпа с таким выражением лица, как будто тот рассказывает, как приятно вылизывать копыта кентаврам и какое сладкое послевкусие остается после этого занятия. Нет, собственно, а чего он ожидал? Что Снейп согласится, что темная магия — это нечто мерзкое и противное, от чего стоит держаться подальше?
    — Ну почему-то же Лили общалась с тобой, — пожимает плечами он. — Наверное, это было до того, как ты начал говорить о темной магии, как наркоман о дозе. И чего, приятно сидеть на этом? Тебя как, от каждого заклинания торкает или через раз?
    Джим подначивает, но в лице читается чистой воды отвращение — даже не столько к самому Снейпу, сколько к предмету разговора. Чувство могущества, которое якобы дарит темная магия, наверняка обходится магу втридорога. Джеймс предпочтет то чувство, которое ловит, когда летает на метле над полем, чем что-то такое, за что может поплатиться душой и рассудком. Снейп, конечно, говорит, что не ему судить, но Джим отлично помнит, кто кому спас жизнь не столь давно.
    — Ты знаешь, что есть более экологичные способы, да? — без паузы продолжает он. — Листья мандрагоры можно раскурить, например. Ты попробуй, дружище, от листьев мандрагоры еще никто с катушечек не отъезжал, как этот... Гриндевальд. Ты же куда-то туда метишь с этим своим «на одной ступени с Мерлином». Не думаю, что дотянешься, правда, так что лучше листья мандрагоры.
    Джеймс усмехается. Листья мандрагоры он пробовал, а потому знает, о чем говорит. Правда, всего раз, но этот один раз запомнился ему на всю жизнь. Было весело, но повторять он не станет.

0


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Прошлое » 18.10.1976: Бесполезность превентивных мер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC