Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 12.06.1976: Homo homini lupus est


12.06.1976: Homo homini lupus est

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

» участники эпизода
Джеймс Поттер, Северус Снейп, Альбус Дамблдор (НПС)
» время и место действия
12.06.1976, ночь; кабинет Дамблдора; после эпизода 12.06.1976: Человек человеку долг
» краткое описание эпизода
Узнав «косматую» тайну Люпина и самолично столкнувшись с агрессивной личиной обращенного под полной Луной гриффиндорца, Северус, ведомый взыгравшей яростью, отправляется к Альбусу Дамблдору с целью срыва покровов и разоблачения.

* (лат.) — Человек человеку волк

0

2

Северус не оглянулся, оставляя Поттера одного в густом облаке темной магии. Несколько долгих мгновений его жгла ярость и ненависть к этому волшебнику — за то, что осмелился насмехаться над Северусом в ту первую поездку на Хогвартс-Экспрессе в замок; за то, что неизменно ставил себя выше слизеринца, отравляя недругу жизнь и всячески теша чувство собственного восходства; за то, что посмел спасти зельевара от верной смерти, добавив тем самым к ненависти Снейпу и кровный долг; за то, что встал между Северусом и Лили, нагло претендуя на нечто такое, о чем не осмеливался задумываться сам Северус; за один факт его существования. Ненависть, плотно сплетенная со злостью, была настолько сильной, что Северусу было все равно — покалечит ли гриффиндорца темная магия или вовсе убьет. Конечно, Лили не одобрила бы подобного поведения. И не одобрит, узнай о произошедшем. Но какая теперь в сущности разница? Случившееся на озере двенадцать дней назад разорвало ту нить, что связывала гриффиндорку и слизеринца. А ведь эта связь казалось такой прочной, такой... осязаемой. И всего одно неосторожно брошенное под эмоциями слово, словно острый клинок, с легкостью разрубило то, что Северус и Лили так долго и так кропотливо строили на протяжении стольких лет. Северус уже находился в немилости Лили, так отчего он должен щадить ненавистного Поттера?
Однако Северус был ему обязан жизнью. И это знание, ядом опутывающее сознание, заставляло Снейпа невольно анализировать ситуацию. Нет, темная непроизвольная магия не принесет Поттеру существенных ран. Напугает — да, ужалит — да, и непременно задержит гриффиндорца. Но не ранит, и не убьет.
Путь до замка Северус преодолел в считанные минуты. Он совершенно не заботился о собственной конспирации. Попадется на пути Филч с драной кошкой? Плевать. Наткнется на старосту любого факультета? Плевать. Повстречается преподаватель, патрулирующий коридоры? Плевать. Северус хотел возмездия. Северус хотел правды. Он все еще не представлял, что скажет Альбусу Дамблдору. Но то, что он должен вскрыть гнусную и омерзительную правду — бесспорно.
Лестницы как назло виляли и поворачивались не в ту сторону, которая была необходима Северусу. Потревоженные и проснувшиеся портреты осуждено шипели на студента, в нелицеприятных выражениях приказывая потушить яркий огонек на конце волшебной палочки, что мешал им спать. Северус никакого внимания не обращал на ноющие нарисованные портреты, слишком погруженный в свои мысли.
Оказавшись перед статуей, за которой скрывалась ведущая в директорский кабинет лестница, слизеринец замер в замешательстве. Пароля он, увы, не знал. Как и не знал наверняка — директорские покои находятся рядом с его кабинетом или же в какой-то иной части замка. О вероятности, что Альбуса Дамблдора в принципе может не оказаться в Хогвартсе, Северус предпочел не задумываться.
— Профессор Дамблдор! — что есть силы заорал слизеринец. — Директор!
Северус саданул кулаком по выпуклому боку каменной горгульи.
— Директор! Вы должны меня выслушать! Немедленно!

Отредактировано Severus Snape (2017-10-08 15:08:15)

+3

3

К счастью для Северуса, а, может, и к несчастью Джеймса, тут как посмотреть, профессор Дамблдор не спал в эту лунную ночь, увлечённый некоторыми редкими рукописями, попавшими ему в руки. Поэтому шум, устроенный студентом, застал его в середине пергамента, прервал на полуслове и нимало удивил. Альбус поднялся с места, прислушался, пытаясь узнать поглощаемый стенами голос, и палочкой приказал горгулье впустить того, кто так яростно желал попасть в директорский кабинет. В самом деле, наверняка что-то срочное, раз такой кавардак устроили ночью, когда всем положено спать. Пароля ночной гость не знал — значит, это точно не кто-то из преподавателей и не Ремус Люпин. Горгулья, недовольная таким обращением, всё-таки впустила студента, давая ему возможность пройти в кабинет, где его уже ожидал сам Дамблдор.
— Мистер Снейп? — с некоторым удивлением произнёс директор, ожидавший, наверное, кого угодно, но не Северуса Снейпа. — Интересное время вы выбрали для визита. Что ж, проходите, прошу вас.
Он указал Северусу на место перед своим столом и невольно подметил, что мальчишка был в том состоянии, в котором обычно бросаются с палочкой на первого, кто встретится на пути. Что же так его взволновало? Впрочем, задавать очевидные вопросы казалось ему моветоном, поэтому сам Дамблдор сел обратно на своё место и жестом ещё раз пригласил Северуса сесть, подчёркнуто не впадая в обвинение студента в нарушении комендантского часа или ещё в чём-нибудь.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="http://marmap.rusff.ru/viewtopic.php?id=12#p76"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+3

4

Северус был готов к тому, что вызывать Директора из мира сновидений придется долго и упорно. Если, разумеется, Альбус Дамблдор, вообще был в замке — да, зельевар все-таки допустил подобную мысль в свое сознание. Что сделает Северус, если Директора действительно не окажется в Хогвартсе? Пошлет сову с вопилкой? Отчего-то это потенциальное решение потенциальной проблемы показалось Снейпу детской выходкой. Если не сова, тогда что?
Северус еще раз саданул ладонью по боку каменной статуи, мысленно проклиная Блэка, Поттера, Люпина, защитную систему замка... И неожиданно отпрянул назад, когда горгулья отъехала в сторону. Северусу даже показалось, что сделала она это с некоторым недовольством. Бред, конечно. Каменное изваяние не было способно на эмоции. Это все разбереженное воображение слизеринца, не иначе.
Снейп не замедлил воспользоваться предоставленной возможностью и спешно юркнул в открывшийся проход, ведущий в директорский кабинет. Ступеньки он преодолел слишком быстро, даже не успел задуматься — был ли разбужен мистер Дамблдором воплями Северуса, или все же не спал этой лунной ночью. В любом случае, слизеринец счел это не важным, стучась в закрытую дверь и тут же входя в кабинет.
— Я, — ядовито подтвердил Северус, едва удержавшись от вопроса: «ждали кого-то иного, сэ-эр?». Юноша усмехнулся: — Не поверите, но я и сам поражен временем своего визита. Доброй лунной ночи, к слову.
Все еще клокотавшая где-то в глотке ярость придавала Северусу наглости и красноречия. Слизеринец принял приглашение и с удобством расположился на предложенном стуле около директорского стола.
— У меня есть неопровержимые доказательства того, что одного ученика необходимо исключить из школы. Я бы даже сказал — изолировать.
Губы Северуса растянулись в усмешке. Нечто такое приятное распространялось по телу. Знание, что Люпин вскоре будет исключен из Хогвартса, а Мародеры, вероятно, тоже будут наказаны по всей строгости закона за сокрытие столь опасной информации, напитывало Северуса сладостным ощущением. Снейп в полной мере позволил себе насладиться этим трепетом.
Решив, что играть в загадки Северусу не очень-то и хочется, соизволил пояснить:
— Люпин — чертов оборотень.
Оборотень, который едва не причинил довольно-таки значительного ущерба здоровью Северуса. Если вообще едва не лишил жизни. Но думать о смертельной опасности, значит, думать о приобретенном долге перед Поттером, а вспоминать о последнем Северусу очень не хотелось.
Снейп внимательно вгляделся в глаза Директора, почти уверенный в том, что Альбус Дамблдор наверняка уже ментально считал все возмущенно-разрозненные мысли ученика.
«Что скажете на это, Директор?»

Отредактировано Severus Snape (2017-10-12 13:57:35)

+3

5

Поведение слизеринца казалось Дамблдору странным, но он не стал акцентировать на этом внимания до того, как мальчик скажет всё то, с чем пришёл. Директор проследил спокойным взглядом за тем, как по-хозяйски устраивается в предложенном кресле Северус. Кажется, он явно наслаждался ситуацией, что не могло понравиться директору — навряд ли это значит, что произошло что-то хорошее.
— Это очень серьёзное заявление, мистер Снейп, — произнёс Дамблдор всё тем же спокойным тоном. — Что же такого серьёзного произошло?
Однако внутренне директор напрягся: если студент появился на пороге директорского кабинета посреди ночи, если разговор начал именно с этих слов... Кажется, он начинал догадываться, что была за причина его визита. Он молчал, выжидающе глядя на студента, который медлил с ответом, видимо, чтобы растянуть драматичность момента, заставляя своего единственного зрителя томиться в ожидании разгадки.
Впрочем, очень быстро он всё-таки озвучил то, чего Дамблдор точно не хотел услышать. 
— Я знаю, — нарочито спокойно проговорил Дамблдор, будто в этом не было ничего такого странного или необычного. — Позволь поинтересоваться, Северус, откуда же об этом знаешь ты?
Он быстро перешёл на ты и на имя, создавая крохотный мостик доверия. Не то чтобы директор рассчитывал, что Северус Снейп мгновенно проникнется к нему доверием или неожиданно передумает бросаться обвинениями, решив, что ему показалось.
— Могу предложить чаю, — предложил он всё тем же ровным тоном, из которого исчезло благодушие и радушность, которые преследовали бы любой другой визит Северуса Снейпа в кабинет директора. Он был предельно серьёзен и максимально сохранял лицо. — Разговор нам предстоит сложный.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="http://marmap.rusff.ru/viewtopic.php?id=12#p76"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+3

6

Северус действительно упивался ситуацией и своим положением — как это правильно назвать... доминирующим? — в ней. Слизеринец обладал весьма интересным знанием и желал воспользоваться им со всей выгодой для себя. Было несколько непривычно чувствовать себя хозяином положения, но Северусу определенно нравилось.
Однако Директор вел себя... не так, как хотелось бы слизеринцу. Если Альбус Дамблдор и удивлялся нехарактерному для Снейпа поведению, и если испытывал хоть каплю озабоченности ситуацией, то совершенно не подавал вида. Это досадовало Северуса. В своих мыслях он живо представлял, как с удовольствием крушит вечное проницательно-радушное выражение лица Директора, загоняя последнего если не в страх, то хотя бы в обеспокоенность. На деле выходило совершенно иначе. Альбус Дамблдор сохранял беспристрастное выражение лица и невозмутимость взгляда.
Слова Северуса не произвели на Директора должного впечатления. Это досадовало вдвойне, разочаровывало и злило.
— Что? — обескураженно переспросил Северус, взвиваясь с места и нависая над директорским столом. — Вы! Знали?!
Слизеринец распрямился и отошел на пару шагов от слова, тяжело дыша и осмысливая сказанное. А ведь это действительно было похоже на правду.
— Вы знали, — не вопрос, а голая констатация факта. — Вы все это время знали и потворствовали оборотню. Конечно.
Вся тщательно выстраиваемая линия поведения вмиг поломалась. Северусу вдруг подумалось, что Дамблдор не мог не знать. Разве бы Люпин осмелился занять собой Визжащую Хижину? Нет, с его вечной жертвенностью, он скорее сковал бы себя магическими путами в самом сердце Запретного Леса. Интересно, когда Люпин признался в своей проблеме? Еще до поступления в Хогвартс, или уже после поступления в первый день полнолуния? Впрочем, все это стало не таким уж и важным.
Пока мысли роились в сознании Северуса, слизеринец сгорбился и сделался как-то меньше. Со стороны, вероятно, он казался летучей мышью, которой не место посреди директорского кабинета. Снейп вдруг вспомнил тот ужас, что его сковал, когда он находился в десятке шагов от разъяренного верфольфа. На смену воспоминаниям о страхе пришла злость.
— Ликантроп опасен, — зло процедил Снейп. — Смертельно опасен. Я был один на один с ним, — голос сорвался на шипение. — Он мог покалечить меня. Он мог обратить меня. Он мог... — Северус с шумом втянул воздух, — в конце концов, убить меня. Его необходимо изолировать, — повторил итак очевидную истину слизеринец.
Предложения чая Северус, разумеется, проигнорировал.

Отредактировано Severus Snape (2017-10-14 20:12:06)

+4

7

    Если раньше Джим был зол настолько, что ярость перекрывала все другие чувства и эмоции, то теперь впадает в панику. Он тянется за палочкой — и совершенно не успевает, потому что вспышка чужой стихийной магии отбрасывает его назад и протаскивает по земле хода, больно ударяет при падении, дезориентирует, а потом вдруг рассеивается, как будто ее и не было. Какое-то время Джеймс просто лежит на боку и пытается сообразить, что случилось.
    Спустя несколько минут он чувствует в себе силы пошевелиться и первым делом проверяет палочку. На месте и чудом не сломана. Затем — очки. Вот им досталось больше, одно стекло треснуло и выпало. Кажется, не будь на нем очков, у него бы сейчас не было глаза. Ну или по ощущениям это так. Джим старается не задумываться об этом: поднимается на ноги, шатаясь, прислоняется плечом к стене хода и чинит очки.
    Где Снейп?
    Драклы! Драклы, драклы, драклы. Джеймс дает себе несколько мгновений на то, чтобы отдышаться, а потом усилием воли заставляет себя идти вперед. Паника накрывает его с головой: нужно что-то сделать и быстро, пока Снейп не натворил дел. Догнать придурка уже не выйдет — слишком далеко убежал, даже на крики не реагирует. Что тогда? Друзья тут не помогут, да и к тому же, даже в состоянии паники Джим отдает себе отчет в том, что просто придушит Сириуса к дракловой матери, если увидит. Он и не видит никого из друзей ни когда вываливается из хода, ни когда бежит к замку, невзирая на полное ощущение того, что вот сейчас, вот еще чуть-чуть — и его конечности отвалятся.
    Он проносится по замку с такой скоростью, с какой даже не думал, что сумеет. Использует все тайные ходы, лазейки, срезает все углы, перепрыгивает по нескольку ступенек на лестницах, а иногда — и с лестницы на лестницу прямо вниз или вверх, спотыкаясь и задыхаясь. Ему нужен профессор Дамблдор, потому что если не профессор Дамблдор, то никто больше им помочь не сможет.
    До кабинета директора Джим добирается в состоянии, когда на ногах его держат только паника и адреналин.
    — Директор! Профессор Дамблдор! — вопит он, и хорошо, что глотка луженая. — Это про!.. Про!.. — но дыхания не хватает договорить так сразу. — Нам нужна ваша помощь!
    Пароль! Горгулья! Если бы он только знал пароль. Джеймс проклинает все на свете. А что, если директора нет? Драклы, надо было бежать в башню за картой, отыскивать Снейпа и тогда уже идти прикладывать его заклинанием забвения. Почему не сообразил? Ну дурак! Джим в расстройстве запускает пальцы в волосы, нервно шагая туда-сюда мимо горгульи, судорожно пытаясь сообразить, что он будет делать, если профессора нет. Может, и ждать не нужно, лучше сразу бежать за картой и не терять время.
    Ему кажется, что это самые длинные минуты его жизни.
    — Профессор, пожалуйста! — на всякий случай кричит он еще раз, готовый уже развернуться и ринуться в башню Гриффиндора.

+3

8

— Я знал, — подтвердил Альбус Дамблдор спокойно. — Прошу, Северус, успокойся.
Однако студент не хотел принимать такие новости спокойно и сидя: он подскочил на ноги, закричал, заволновался... Директор, конечно, понимал его реакцию, если бы не понимал, не скрывал бы столько лет тайну Ремуса Люпина, надеясь на шанс для первого в истории магической Британии оборотня на относительно нормальную жизнь. Это всё было невовремя: доучиться мальчишке оставалось всего каких-то пару лет. Однако Дамблдор прекрасно отдавал себе отчёт в том, что когда-нибудь чьи-то догадки могут перерасти в стойкое подозрение, и что тогда придётся с этим что-то делать. Странно, что до этого никто не оказывался на пороге директорского кабинета.
Однако то, что сказал студент дальше, совершенно не вязалось с общей картиной догадок и внимательного обращения с лунным календарём.
— Северус, — Дамблдор нахмурился, — где конкретно ты был с оборотнем и как ты там оказался? В Визжащей Хижине? Сейчас?
Не хватало ещё только, чтобы Ремус вырвался из своего укрытия и отправился покорять школьные дворы. Тогда им надо срочно действовать, а не говорить о том, кто опасен, а кого нужно изолировать. Впрочем, в магии Хижины, которую он сам лично обновлял каждый месяц, Альбус был уверен, однако если вдруг по какой-то случайности ход оказался не заперт, а Ива вдруг пропустила зверя... Тогда школе грозит большая опасность, и её нужно ликвидировать быстрее, чем Ремус доберётся до школы. Однако что-то в поведении Северуса Снейпа подсказывало Дамблдору: Ремус был там, где ему положено было быть, а вот что там делал другой студент...
Однако обсудить ситуацию более детально им не дало чьё-то нетерпеливое присутствие за стенами директорского кабинета, которое и прервало их беседу. Дамблдор вздохнул и взмахнул палочкой: горгулья впустила Джеймса Поттера в проход, а через несколько мгновений студент оказался на пороге кабинета.
— Мистер Поттер, — кивнул ему Дамблдор. Ситуация постепенно усложнялась: если втянут был не только Снейп,
но и Поттер, а с ним вместе с остальные наверняка... Дело приобретало запутанный оборот. — Полагаю, вы по тому же вопросу, что и мистер Снейп. Что ж, садитесь и вы.
И трансфгиурировал для студента ещё один стул перед своим столом.
— Ремус, надеюсь, находится там, где и должен быть? — спросил он у нового участника их беседы.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="http://marmap.rusff.ru/viewtopic.php?id=12#p76"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+3

9

Снейп задыхался от возмущения. Дамблдор знал о том, что в замке оборотень живет, учится, свободно перемещается, в конце концов, дышит одним воздухом с другими нормальными волшебниками. Слизеринец не мог поверить в происходящее, и все же где-то на задворках собственного рассудка понимал, что происходящее — чистейшей воды правда. Дамблдор знал и предпочел скрыть правду, более того, вероятно приложил максимум усилий, чтобы и остальные посвященные скрывали правду от посторонних лиц. Взять того же Поттера! Блэка. Петтригрю. Мадам Помфри и весь преподавательских состав. Лили? В груди неприятно заныло. Неужели Лили тоже причастна к творящемуся непотребству? Думать о Лили Снейп напрочь отказался. Сейчас его спасением была злость. Северус с усилием переключил внимание на что-то более... заслуживающее его ярость. Блэк. Так просто выдал тайну своего друга. Не явно, конечно. Но с точным расчетом. Не будь Северус настолько возмущен и зол, он бы оценил поступок гриффиндорца — чисто слизеринский поступок. Как ни крути, а кровь порой берет свое. Разве Блэк достоин называться после сделанного другом? Однако зельевару никогда не понять мыслительные процессы в гриффиндорских мозгах: шайка Мародеров, разумеется, будет смеяться и смаковать происходящее, воспринимая все это как очередную... шалость, не более того. А то, что мерзкий Снейп оказался на волоске от смерти — так ему и надо, подлецу.
Не так ли?
Снейп отчетливо скрипнул зубами.
— В Визжащей Хижине, — подтвердил. — Буквально десять минут назад я еще был в ней, находясь в паре футов от ликантропа, — еще раз подтвердил. — Как я там оказался? Хороший вопрос, Директор. Мне обещали некоторый... сюрприз. В полночь. В Визжащей Хижине. Хороший сюрприз вышел, вы не находите, Директор? А если бы меня коснулись когти или клыки ликантропа — я полагаю, над подобной шуткой смеялся бы весь Хогвартс. Вы тоже находите всю эту ситуацию... забавной?
Снейп шумно вдохнул, переводя дыхание.
Ярость продолжала прибавлять ему и сил, и наглости.
— Ненавижу, — отчетливо прошипел в сторону. Поттера, Блэка, Люпина. Ко всему прочему Директора, что спокойно взирал на студента и, кажется, не испытывал никакого волнения. Разумеется, разве ничтожный Снейп достоин волнения великого Альбуса Дамблдора? Его волнения достойны разве что его излюбленные гриффиндорцы. Захотелось сплюнуть. Или что-нибудь сломать.
Стоило подумать о первом ненавистном Мародере, как тот не замедлил явить свой светлый лик. Северус скривился от отвращения. Слишком уж свежи были воспоминания последнего получаса в кошмаре.
— Да что с ним будет, — огрызнулся, первым ответив на вопрос Директора. — До Авады я как-то не дошел.
То, что Снейп вообще не дошел ни до единого заклинания в свою защиту, маг предпочел и вовсе умолчать.
— Не дошел, — зло повторил, и ехидненько протянул: — а зря-я-я.

Отредактировано Severus Snape (2017-11-04 20:00:45)

+3

10

    Когда горгулья открывает проход, Джим срывается с места и в момент взлетает по лестнице, едва сдерживая рвущийся из него крик паники и ужаса, в которым главными словами были, конечно, «Снейп», «узнал» и «это конец». Однако спокойные слова директора заставляют Джеймса резко затормозить, едва не запнувшись о порог. То есть в смысле, по тому же вопросу, что и Снейп? Снейп здесь? О нет. О нет! В смысле, о да. Драклы.
    Сириус.
    Джим белеет лицом и пробормотав едва слышное «здравствуйте» идет к трансфигурированному для него стулу. Снейп здесь, и один Мерлин ведает, что он понарассказал Дамблдору. Ладно Ремус и его секрет — тому вряд ли грозит исключение, если Дамблдор применит свою магию убеждения. Но Сириус! Сириус попал по-крупному. Драклы подери. Джеймс кидает на Снейпа полный ужаса взгляд — не из-за слов про Смертельное. Из-за всех остальных слов, которые тот наверняка сказал, пока Джим добирался сюда через весь двор и весь замок.
    — Ремус в порядке, — не своим голосом говорит Джеймс, сжимает руки в кулаки, аж костяшки белеют. И находит то единственное, что имеет смысл сказать прежде, чем профессор задаст следующий резонный вопрос: — Снейп тоже, как видите. Исходит ядом как обычно.
    Это сошло бы за его обычный комментарий про Снейпа — сколько их таких было на этом ковре или на ковре у декана, честное слово, каждая вторая отработка — если бы не абсолютно убитый тон. В голове Джима Сириуса уже исключили, у Ремуса поломана жизнь, и самое главное — чудовищное чувство вины вдавливает его в стул куда лучше гравитации. А не то съездил бы уже Снейпу по ехидной морде лица, по-простому, по-маггловски. Вон какой довольный сидит.
    Джеймс сжимает кулаки еще сильнее, но не двигается с места, сосредоточенно глядя куда-то поверх плеча директора.

+3

11

Пришлось пропустить мимо ушей сочащуюся ядом реплику про непростительное заклинание, не в том сейчас было дело. Он только устало посмотрел на Северуса Снейпа, решив, что сейчас не самое подходящее время для бесед. Да и в целом ничего удивительного не было: мальчишка был зол, расстроен и страшно напуган. Кто бы не был на его месте, встретившись лицом к лицу с оборотнем и чудом оставшись в живых? Ремус оставался на месте, оба студента сошлись в показаниях, и директор облегчённо кивнул. Значит, сейчас можно потратить время на беседу с ними, а потом уже наведаться и удостовериться, в порядке ли он, самостоятельно. Нужно будет укрепить защиту вокруг Ивы, а ещё посоветоваться с Минервой — обсудить им теперь было, что.
Он не стал взывать к их разуму и призывать к спокойствию тоже, потому что знал: бесполезно это, когда перед тобой два подростка шестнадцати лет. Гриффиндор и Слизерин, две противоположные стихии, обречённые на вечное соперничество. Поттер и Снейп, чьи стычки не раз доходили и до самого Дамблдора. Всё это было абсолютно в рамках нормы и не требовало вмешательства директора школы — для активного вразумления у них была профессор МакГонагалл, для попыток воззвать к совести — профессор Слагхорн — только вот сейчас эта вражда переросла в нечто совершенно немыслимое.
— Мистер Снейп рассказал мне, что чудом не пострадал, — произнёс Дамблдор, глядя на Джеймса Поттера. — И слава Мерлину, что всё обошлось. 
Ситуация выглядела плохо, но не настолько плохо, чтобы ударяться в панику. Более того, Дамблдор верил: таких ситуаций в мире практически не существует. Каковы шансы наткнуться на такую?
— Мистер Снейп, расскажите мне, что произошло. Кто пообещал вам сюрприз, о котором вы упомянули, и каким образом вам удалось пробраться в Хижину, — попросил он без мягкости, присущей его голосу, когда он о чём-то вежливо просил своих студентов. Сейчас это была не просьба, а скорее указание, призыв к действию. — Потом ваша очередь высказаться, мистер Поттер. Думаю, вам есть, что поведать.
Он посмотрел на студента спокойно, но в целом напряжение директора угадывалось по его пронзительному взгляду и позе, которой он хоть и умело, но всё же не совсем полностью маскировал своё отношение к сложившейся ситуации. Всё, что происходило сейчас, было его недосмотром, но разобраться с этим серьёзно он был просто обязан.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="http://marmap.rusff.ru/viewtopic.php?id=12#p76"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+2

12

Северус отчаянно старался не смотреть в глаза Директора Дамблдора прекрасно понимая, что Директор одним лишь своим проницательным взглядом вполне способен вывернуть душу слизеринца наизнанку. Ему казалось, что профессор может без предупреждения влезть в сознание и вытащить все мысли, что так старательно Снейп прятал за привычной стеной злости и ненависти.
А Северусу было откровенно стыдно: за свою глупость, поддавшись на явную провокацию со стороны Сириуса Блэка; за свой неожиданный ступор перед оборотнем; за невозможность быстро сообразить в критической ситуации; за то, что в таком унизительном положении его застал ненавистный гриффиндорец. Ко всему прочему теперь Снейп обязан жизнью Поттеру. Разве может быть что-либо хуже этого? Снейпу было стыдно. Снейп буквально ненавидел себя за проявленную слабость. Но находящимся рядом гриффиндорцу и Директору зельевар являл свою злую, подлую сущность. И по-прежнему старался не смотреть в глаза Альбуса Дамблдора.
— Это Люпин-то в порядке? — шипящим тоном переспросил Северус. — Он больной на голову. Неизлечимо больной. Его необходимо изолировать от общественности, — в очередной раз зельевар изрек итак понятную всем истину.
— Это был Блэк, — буркнул Снейп. — Он взял меня на «слабо», а я повелся.
Стыд жгучими волнами накатывал на слизеринца, что разжигало ненависть и злость Северуса еще больше.
— Подробностей я не помню. Он упомянул полнолуние, поведал как попасть под Визжащую Хижину.
Снейп бросил быстрый взгляд в сторону Поттера, затем вновь стал гипнотизировать пол между своей обувью и директорским столом.
— Вот и повести конец, — уже со злостью. — Я не понимаю, какое это имеет значение. То, что произошло... произошедшее не изменить. Есть последствия. Мы с ними должны разбираться.
Внезапная догадка заставила Северуса вздрогнуть и таки посмотреть в лицо Дамблдора.
— Или вы пытаетесь понять, как такое могло произойти, чтобы в будущем подобное не допустить? О, не волнуйтесь, Директор. Для всего остального мира Поттер, Блэк и Петтигрю хранили и будут хранить тайну. Одного лишь жалкого Снейпа можно подослать к оборотню. Сожрут ненавистного слизеринца и хорошо, не так ли? — уже обращаясь к Поттеру. — Одним врагом меньше. А мертвый он все равно ничего никому не расскажет. А им самим всегда можно наплести сказку, им все равно все сходит с рук.
Это была самая настоящая истерика, справиться с которой Снейп не мог. Злые слова сами собой срывались с языка. Душу они не облегчали, обиду не смягчали, но подбрасывали дров в итак хорошо разгоревшуюся злость.
— Я ничего не упустил?
Вопрос был риторическим, вопрос не требовал ответа.

+2

13

    На словах про «чудо» у Джима такое выражение лица, как будто он вдруг резко перестал понимать английский язык и слышит сейчас какой-то бессмысленный набор звуков. Потом, впрочем, понимание английского быстро возвращается, не без помощи Снейпа. Едкие слова так сильно задевают Джеймса, что он вскакивает с места, едва ли соображая головой, что, где и, главное, перед кем делает, и толкает Снейпа в грудь с достаточной силой, чтобы уронить его вместе со стулом и с этим его вопросом, и со всей его язвительной речью.
    — Ты путаешь нас со своими дракловыми друзьями, — Джиму чудом удается удержаться от словечка покрепче, чтобы охарактеризовать друзей Снейпа. — Это вы путаетесь с темной магией, обзываете людей грязнокровками и наверняка радуетесь убийствам на первых полосах газет!
    Джеймс тяжело дышит и сжимает руки в кулаки, но не двигается с места; все его внимание концентрируется на лице Снейпа, весь он — как натянутая струна: только тронь — и он отзовется тугим звуком. Пока Джим шел сюда, то думал, что все кончено для Сириуса, но теперь эти мысли вылетают из его головы. Снейп вызывает в нем настолько неконтролируемую ярость, настолько жгучее желание защитить лучшего друга — которого, несмотря на это, Джеймс все еще хочет придушить голыми руками, когда увидит — что не остается места ни для чего другого.
    — Ты что думаешь, мы это спланировали? Я выглядел в Хижине как человек, который хотел твоей смерти? Или что! — Джим говорит так быстро и горячо, что его не остановить. — Думаешь, я всю жизнь мечтал спасти твою мерзкую, никчемную шкуру, чтобы стоять здесь, — он взмахивает руками, — и бояться, что двух моих лучших друзей исключат из школы по твоей вине?
    У него заканчивается дыхание, и Джеймс со свистом вдыхает еще воздуха. Цедит:
    — Если бы ты не горел таким нестерпимым желанием разнюхать, как бы посильнее нам досадить, Сириус бы в жизни не провел тебя. Но нет, посмотрите! Бравый Северус Снейп раскрыл тайну тысячелетия и тут же понесся к директору, чтобы сдать единственного человека, который всегда его защищал! Отличная тактика, — выплевывает он. — Поздравляю. Теперь твоя жизнь станет в разы лучше.
    Джеймс никогда не отличался мстительностью, ему просто не запоминались прошлые обиды настолько сильно, чтобы тратить энергию на месть, но вся его поза говорит сейчас, что если директор не хочет, чтобы он превратил жизнь Снейпа в ад, ему придется исключить и его заодно с друзьями. Воздух в легких заканчивается совсем, как и пламенные тирады, и теперь Джим просто стоит, тяжело дыша, и в его голове пусто и темно.

+2

14

— Не нужно громких слов, — мягко, но требовательно попросил Альбус. Мальчишка был расстроен, напуган, оттого злился и пытался храбриться, но директору прекрасно было видно, что его чуть ли не трясёт от осознания произошедшего. Мальчика нужно было успокоить, но разве он послушает логичных слов? Северус Снейп продолжал свой рассказ, полный яда, но директор Дамблдор спокойно продолжал его слушать, потому что ему нужно было составить полную картину всего происходящего. Впрочем, выдержки не хватило третьему участнику из небольшого кружка по интересам: Джеймс Поттер взвился и горячо бросился в атаку.
— Джентльмены! — прогремел голос директора, поднявшегося со своего места. Устало он оперся руками на стол и смотрел на своих студентов грозно, совсем не так, как привычно смотреть на что-то учудивших учеников. Подумаешь, мелочи? В этот раз ситуация накалялась, и если горячие головы мальчишек не остановить, они могли наломать дров. Они их уже наломали, разве что Блэка в кабинете не хватало. Ох и добавит же он головной боли профессору МакГонагалл...
— Поттер, сядьте, — произнёс он. — И выслушайте меня, будьте любезны.
Он снова сел на своё место, отодвинул палочку, которая легла в пальцы, стоило почти начаться потасовке в его кабинете, твёрдо и внимательно посмотрел на студентов. Те были разгорячены событиями сегодняшнего вечера, и Дамблдор прекрасно понимал, что ему необходимо убедить их обоих в том, что сейчас самое главное — не кто с кем враждует и кто кому сделал подлянку. Главное сейчас — судьба мальчишки, который и не виновен в своей болезни, а всё равно чуть было не стал убийцей.
— То, что произошло сегодня, не должно повториться. Никогда, — Дамблдор сделал акцент на последнем слове. — По воле случая вы, мистер Снейп, стали свидетелем тайны, которую вам не доверили. О мотивации мистера Блэка мы поговорим позже, надеюсь, он не проигнорирует моё приглашение на беседу с глазу на глаз.
Ещё бы проигнорировал, Дамблдор не планировал откладывать профилактическую беседу с Сириусом Блэком, который и без того часто доставлял проблемы, но чтобы настолько... Мальчишки. Дамблдор слабо помнил себя в их возрасте, но прекрасно видел, что происходит с молодыми и горячими юными сердцами. Они могли как согреть окружающих, так и сжечь дотла.
— Отныне вы, мистер Снейп, должны забыть дорогу к Визжащей Хижине. А так же я настоятельно прошу вас не упоминать о том, что произошло сегодня ночью, вслух. Это не ваша тайна, и я вынужден просить вас её сохранить. Если же вы не можете держать язык за зубами, мне придётся пойти на крайние меры. Мне бы этого не хотелось.
Он не угрожал, продолжал говорить так, как раньше, да и не планировал пугать мальчишку, скорее, был откровенен: тайна Ремуса Люпина должна была быть сохранена, и он не позволит обиженному мальчишке выдать её всему свету из-за мелочи, школьной вражды.
— Теперь вы, мистер Поттер, — Дамблдор посмотрел на Джеймса из-под очков-половинок. — Я настоятельно прошу вас поговорить с мистером Блэком и от своего имени тоже. Если подобная ситуация повторится ещё раз, мне не останется ничего иного, кроме как решить ситуацию с Ремусом другим способом. Вы прекрасно знаете, чем ему это грозит: школу он не закончит. Если вам дорог ваш друг, вы поможете ему: не будете втягивать его в свои опасные авантюры и прекратите использовать его как метод выяснения отношений с другими студентами. Это недопустимо. Представьте себе, что он почувствует, когда придёт в себя? Когда вспомнит, что чуть не стал убийцей?
Он на мгновение остановился и продолжил с поучительной лекцией.
— Вы уже взрослые, почти совершеннолетние волшебники. Вы должны понимать последствия своих поступков. Вы, мистер Снейп, несомненно обижены и напуганы, и я не могу этого изменить. Но подумайте о Ремусе. Он не виноват в том, что был заражён ещё в детстве. Не виноват и в том, что мистер Блэк сообщил вам о его тайном убежище. Он не угрожал вашей безопасности, пока вы сами не нарушили его покой, не зная, зачем идёте в запрещённое для посещений место. Не так важно, что привело вас туда, важно, чтобы больше этого не повторилось. Поэтому я снова повторю свою просьбу: вы навсегда забудете о тайном проходе и Визжащую хижину и о том, кого видели там сегодня ночью. Для вашей же собственной безопасности.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="http://marmap.rusff.ru/viewtopic.php?id=12#p76"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+2

15

Северус едва справлялся со злостью, что буквально душила его, заставляя творить дерзкие и необдуманные вещи. Или произносить злые и обидные слова. Не утихомиривало эту злость и присутствие Альбуса Дамблдора. Где-то на задворках сознания Снейп отчетливо понимал, что при Директоре не стоило вести себя подобным образом. Однако он был настолько обижен и зол, что никак не мог взять свои эмоции под привычный контроль.
Все случившееся было слишком. Для него, для ненавистного Поттера, даже для чертовых Мародеров разом вместе взятых. Слишком. Некая черта пройдена. И Снейп искренне полагал, что за это своеволие должно последовать соответствующее наказание.
Однако Директор гнул свою линию. Линию, так называемых, закрытых и ничего не видящих глаз. Альбус Дамблдор явно желал выгородить своих любимчиком. И это еще больше злило Снейпа, выводя ширившуюся злость за допустимые пределы.
Когда Поттер взвился со своего места и подлетел к Северусу, нагло толкая его в грудь, слизеринец не шелохнулся, лишь прошипел:
— Не сметь.
Северус удержался и не завалился на пол вместе со стулом. На какое-то мгновение даже вспыхнуло сожаление — упади Северус на пол сейчас, и никакое присутствие Дамблдора рядом не спасло Поттера от неминуемой кровавой расплаты.
Но зельевар лишь выразительно фыркнул, глядя открыто и не мигая в перекошенное злостью лицо Поттера.
— Твои фантазии мне не интересны, Поттер, — все теми же шипящими интонациями.
Препирания двух разгоряченных голов прервал Дамблдор. Северус неожиданно для себя подметил, что Директор вдруг сделался как-то старее, нежели казался еще с утра, когда слизеринец видел его в Большом Зале за завтраком. Впрочем, эта мысль ненадолго задержалась в сознании Северуса, тут же сменившись возмущением от тех слов, что одаривал Директор сидящих перед ним юнцов. Снейп слушал Альбуса Дамблдора и не мог поверить — он это серьезно? Он вот так просто отмахивается от едва не случившейся трагедии, не желает инцидент предать должной огласке во избежание подобных ситуаций в будущем и на полном серьезе предлагает Северусу забыть?
Снейп на пару мгновений потерял дар речи. Пытался вымолвить что-то вслух и не мог. Так подло поступает тот самый мудрый, разумный и рассудительный Директор Хогвартса? Оказывается, и таким магам как Альбус Дамблдор свойственно паскудство. Слизеринец почувствовал себя жестоко обманутым, что опять-таки не способствовало усмирению его злости. Совершенно не важно было, что пытался донести до него Поттер своими речами, Северус все до единой его реплики пропустил мимо своего сознания, ни одну из его обвинительных речей не удостоил своим ответом. В его сознании бился один единственный вопрос, обращенный к Директору. Вопрос был настолько настойчив и непреклонен, что Северус счел за благо обличить его в словесную форму.
— Иначе что, мистер Дамблдор?
Было ли это банальным предупреждением, или таки скрытой угрозой, Снейп вычислять не стал.
— Иначе что, Директор? — повторил, чтобы наверняка получить ответ.

+2

16

    Джим невольно замирает, едва открыв рот, чтобы ответить Снейпу. Он никогда не видел профессора Дамблдора таким грозным, да и грозным вообще; обычно директор, даже после самых изощренных мародерских выходок, бывал гораздо спокойнее и невозмутимее. Видимо, в этот раз они все-таки перешли некую черту — Сириус перешел. Джеймс не разжимает кулаков, но усилием воли заставляет себя сесть обратно. Куда больше ему хочется все-таки толкнуть Снейпа на пол, но вряд ли это будет так уж умно делать прямо перед лицом директора. В конце концов, врезать придурку можно и в коридоре, после этой воспитательной беседы.
    Удивительно, конечно, но, кажется, профессора Дамблдора ничуть не удивил тот факт, что и Сириусу, и Джеймсу известен секрет Ремуса. Не то чтобы это так уж странно, но Джиму казалось, что они ни разу ничем не выдавали себя. Знает ли директор об анимагии? А о прогулках по Запретному лесу? Сложно так прочитать по его лицу, и Джим хмурится, отодвигает эти мысли в сторону.
    — Я не использовал!.. — вскидывается, было, он, но быстро тушуется: — Да, профессор.
    В том, что с Бродягой у них будет долгий и весьма неприятный разговор, сомневаться не приходится. Джеймс пока не решил, планирует ли бить друга больно по лицу, все-таки они будут говорить о Снейпе, но и о Ремусе тоже, а за Ремуса можно и врезать. В любом случае, спорить с директором о том, как и что случилось, нет никакого смысла, и Джим решает, что лучше избрать тактику согласия со всем. В конце концов, их, кажется, даже не будут наказывать. Ну, по крайней мере самого Джеймса. Достанется ли наказание Сириусу — хороший вопрос. В любом случае, лучше закончить с этим поскорее.
    Джим поворачивает голову к Снейпу, когда тот неожиданно приходит в себя и задает вопрос. С языка так и рвется пачка остроумных ответов, но Джеймс прикусывает язык. Второй раз заставлять директора подниматься с места и грозно смотреть на них ему не хочется — хватило и одного. Он переводит взгляд со Снейпа на профессора Дамблдора: а действительно? Неужели директор приложит придурка заклятием забвения?

+2

17

Не то чтобы Дамблдор и правда ожидал, что просто словами можно убедить этого строптивого мальчишку молчать: да будь на его месте самый послушный студент, и тот бы задумался, стоит ли ему в этом случае прикусить язык. Но не попытаться воззвать к его совести Дамблдор не мог, к тому же, это не было его финальным аргументом. Он, честно говоря, был всё же зол на всё происходящее, однако взял себя в руки. Нужно было довести эту беседу до конца и всё-таки удостовериться, что Ремус в безопасности, хотя бы относительно.
Мальчишка ждал угрозы, ощетинился. Дамблдор таких на своём веку много перевидал, им только повод нужно было дать, но он, конечно, не планировал. И угрожать тоже, по-крайней мере, прямо.
— Если вы думаете, мистер Снейп, что сможете повлиять на исход событий, то очень в этом сомневаюсь, — уже совершенно спокойно произнёс директор. — Поверьте старику, я много лет имею дело с министерскими чиновниками и мне хорошо известны возможные последствия моих действий. Не уверен, что они известны и вам.
Он замолчал, прямо посмотрел на Снейпа.
— Если вы ждёте, что я скажу вам, что отчислю вас, хотя напомню, что сегодня ночью вы нарушили достаточно школьных правил, чтобы задуматься о вашем наказании, или сотру вам память, что было бы наиболее логичным решением в данной ситуации, то я этого не скажу. И делать этого я не планирую. Однако...
Он взглянул на Поттера, внимательно следящего за их разговором.
— Боюсь, мистер Снейп, теперь вы в долгу перед мистером Поттером, — спокойно произнёс Дамблдор, откидываясь на спинку своего кресла. — И если вас не убеждают мои слова, вполне возможно, слова мистера Поттера окажутся для вас достаточным основанием. Учитывая все обстоятельства, предлагаю вам задуматься, как всё может обернуться в случае, если вы своими словами приговорите человека, спасшего жизнь вам. Магия — очень непредсказуемая и очень сложная материя. Так что, мистер Поттер? — Дамблдор снова посмотрел на ученика. — Вам есть, что сказать мистеру Снейпу?
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="http://marmap.rusff.ru/viewtopic.php?id=12#p76"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+2

18

Северус никак не мог отделаться от мысли, что все происходящее за последний час — эпический фарс, а сам он — главный крайний для битья. Слизеринец в действительности недоумевал, как так получилось, что он едва не лишился жизни по чьей-то глупости и по итогу оказался виновным в случившимся? Судя по злобному взгляду Поттера и хитро-проницательному Директора, все именно так и было. Профанация, не иначе. Но как доказать обратное? Снейп был в меньшинстве, а, значит, априори в проигрыше.
Снейп хотел было резко ответить на то, каким образом он мог бы повлиять на исход событий, но не стал. Сначала он подумал о своих сокурсниках и их известных родителях, которые могли бы навести порядок что в Хогвартсе, что в среде министерских чиновников. Вот только слизеринец в настоящий момент в очередной раз был в опале на своем факультете, и обратиться со столь деликатной темой было в общем-то не к кому. Потом зельевар подумал о Люциусе Малфое, связи которого были весьма и весьма обширны. Но, увы, Северуса и Люциуса фактически ничего не связывало — Малфой уже выпускался из школы, в то время как Снейп в нее только приехал.
Иных вариантов развития событий в свою сторону Северус не видел. И это злило. Находиться в безысходности юный маг не любил, а Директор намеренно ставил его в безвыходную ситуацию. Тот факт, что Люпин — оборотень, несущий опасность для детей, был козырем Северуса. Однако, судя по всему, у Дамблдора в рукаве были припрятаны карты куда крупнее.
О том, что Дамблдор мог бы блефовать, юный маг даже не задумался.
— Позволю напомнить, правила нарушил не один я, — прошипел, даже не посмотрев в сторону мнущегося рядом Поттера. Прошипел и с вызовом уставился в светлые глаза Альбуса Дамблдора: а то, что ты, многоуважаемый Директор, нарушил права каждого несовершеннолетнего волшебника, подвергнув их жизни смертельной опасности — ничего не стоящее обыденное дело? Намерение зачистить память ученику — тоже ничего не стоящее обыденное дело?
Если Дамблдор умел читать чужие мысли, если не гнушался без спроса залезть в чужое сознание — пусть читает, пусть.
— Знаю, — с досадой согласился. Быть кому-то чем-то обязанным — отвратительное чувство, особенно, если этот долг навязанный и нежеланный.
— Поттер сказал мне уже все, что мог, — первым отреагировал слизеринец. Едко и громко. — Не так ли?
Даже соизволил обернуться и глянуть на ненавистного гриффиндорца.

+2

19

    В первое мгновение Джим думает, что профессор Дамблдор хочет, чтобы он шантажировал Снейпа. Во второе мгновение Джим все еще думает, что профессор Дамблдор хочет, чтобы он шантажировал Снейпа. Едкие слова последнего тоже делу не помогают: таких типов только шантажировать и можно. Как еще заставить его молчать? Ни глас разума — собственный или в лице директора — ни уговоры, ничего на него не подействует.
    Нужно что-то неожиданное. Как финт на поле, когда противник рвется к кольцам, но нельзя дать ему проскользнуть мимо и забить гол. Джеймс складывает руки на груди и прямо встречает взгляд Снейпа, хотя совсем не чувствует никакой уверенности, но он давно научился имитировать ее достаточно убедительно, чтобы обводить вокруг пальца даже профессоров. Что-то неожиданное, да?
    — Кроме того, что если бы все повторилось опять — и ты опять сунул бы свой нос не в свои дела — я бы все равно спас твою драклову шкуру. Даже если бы ради этого мне пришлось крепко приложить своего друга. В школе было бы достаточно скучно без твоего крючковатого носа.
    Джим скалит зубы в усмешке. В этом он не врет: ему, конечно, не нравится весь Снейп от и до, но после пяти лет он составляет чуть ли не треть веселья от пребывания в стенах Хогвартса. Кого еще он бы мог переворачивать вверх тормашками на берегу Озера? Какого-нибудь Мальсибера? Уилкиса?
    — Но это не тот долг, который я планирую с тебя когда-либо спрашивать. Впрочем, если тебе так хочется его отдать, — Джеймс перестает усмехаться и наклоняется ближе, — то ты можешь держать рот на замке про Ремуса, и мы будем в расчете.
    Он не уверен, что Снейп вообще способен на честные сделки, но вдруг?

+2

20

Лицо Дамблдора не изменилось, он спокойно смотрел на студентов. Один — злился. Второй — не верил собственным ушам, судя по заминке. Дамблдор знал, что сейчас всё кончится, догадывался, как сильно Снейпу хочется рассказать о том, что он видел в Хижине и слышал сейчас, в кабинете, однако понимал, что он не сможет этого сделать. Принципы были у всех, а уж у скованных магией...
— Думаю, мы договорились, — абсолютно серьёзно, без тени улыбки на лице произнёс Дамблдор, когда Поттер озвучил свою просьбу-пожелание. — Надеюсь на это. Если у вас, господа, есть ещё, что обсудить, прошу вас сделать это сейчас или забыть об этом.
Потому что больше к этому вопросу они возвращаться не должны: ни в гостиной, ни наедине в пустом классе.
— К тому же, — он бросил выразительный взгляд на причудливые часы на стене, — время уже позднее, а у студентов, смею напомнить, установлен комендантский час на прогулки по замку. Смею надеяться, что подобных ситуаций больше не повторится. Я могу рассчитывать на вас, мистер Поттер?
Он серьёзно посмотрел на мальчишку из-под очков половинок. Надо было, наверное, вызвать их с Блэком обоих сюда для серьёзного разговора — или всё-таки дать Ремусу понять, что подобные выходки добром могут не кончиться, и эта ситуация со Снейпом это только подчёркивает. Нужно было установить вокруг Ивы дополнительные заклинания. Дамблдор, кончно, прекрасно понимал, что горячные головы и сердца подростков рвались навстречу приключениям, однако он был обязан их защитить от глупостей, которые они могли наделать даже не задумываясь. Совсем не задумываясь - это самое худшее.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="http://marmap.rusff.ru/viewtopic.php?id=12#p76"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+2

21

оос

Северус пожелал писать закрывающий пост, так что мы поменялись очередностью)

    Профессор Дамблдор отвечает каким-то таким серьезным тоном, что Джим сразу ощущает груз ответственности на своих плечах. Как будто сделка, которую он предложил Снейпу, не просто на словах, а скреплена самой серьезной магией, какая только может быть. Возможно, дело в том, что при этих словах присутствует директор. Директора, как бы там ни было — даже если сейчас выяснится, что тот все-таки решил исключить Сириуса — Джеймс чрезвычайно уважает.
    Снейпа — не очень.
    — Только если кое-кто не сунется, куда не просят, еще раз, профессор, — Джим усмехнулся, глядя на заклятого врага. — А так, вы можете рассчитывать на меня.
    Он хотел бы добавить еще что-то про то, что не собирается дежурить у Ивы, чтобы вытаскивать тощую слизеринскую задницу из неприятностей каждый раз, когда тот решит самоубиться об оборотня, но молчит. Усмешка говорит это все и так: даже при всем уважении к профессору Дамблдору, Джеймс не собирается дать Снейпу забыть, что все, что от него требовалось — это не вестись на шуточки Сириуса.
    Впрочем, когда Джим задумывается о Сириусе, мысли быстро перескакивают на то, что ждет его лучшего друга, стоит ему найти его. Им, конечно, требуется еще продумать, что Сириус скажет директору, когда тот позовет его на ковер — а тот наверняка позовет его на ковер, это же профессор Дамблдор — но перед этим кулаку Джеймса требуется как следует проехаться по его лицу. Мерлин, это же надо быть настолько отшибленным. О чем он думал. Чем он думал.
    Ну явно не головой.

Отредактировано James Potter (2018-04-09 05:24:28)

+2

22

Снейп вдруг осознал, что комната наполнена враждебностью. Причем от обоих стоящих напротив волшебников разом. Поттер, ясное дело, враждебность источал в любом помещении, в любой ситуации и в любой компании, если где-то рядом в силу каких-либо обстоятельств оказывался Снейп. Это непреложное правило, которое слизеринца ничуть не удивляло.
Враждебность же со стороны Альбуса Дамблдора настораживала зельевара. Конечно, никому не приятно, когда тщательно лелеемые секреты вмиг раскрываются и раскрываются не самым лицеприятным образом. Возникают два вопроса: если секрет раскрылся, не значит ли это, что он охранялся не должным образом? И второй: разве Директор не должен быть беспристрастным к любому ученику? Вопросы, ответы на которые Северус, пожалуй, перехотел получить. Мародеры всегда были любимчиками Директора, и это тоже непреложное правило.
Слизеринцу не понравилось условие, выставленное Поттером. Если он хоть что-нибудь понимал в магии крови и кровных долгах, то банальным молчанием ему не отделаться. Кровь за кровь, жизнь за жизнь — таковы были правила, разве нет? Впрочем, свои сомнения озвучивать вслух Северус не стал. Пожалуй, ему понадобится время, чтобы ознакомиться с нужной литературой. Отчего-то ему казалось, что в этой ситуации Поттер невольно забросил петлю на шею Снейпу. В переносном смысле, разумеется, но от этого легче не делалось.
Поттер, как бы это ни прискорбно было признавать, был прав. Если бы ситуация повторилась, Северус бы все равно ввязался в сомнительного качества авантюру, Поттер же в силу своей гриффиндорской принадлежности поступил бы также, как поступил получасом ранее. Замкнутый круг. И будет куда легче и проще, если подобное не повторится вновь.
Снейп злорадно порадовался, что мистер Дамблдор обращался по поводу не нарушения комендантского часа к Поттеру. Конечно, завуалированное обращение было и к слизеринцу, однако, Северусу нравилось думать о том, что Поттер нарушает правила куда чаще и куда... неосмотрительнее.
Помедлив, Северус кивнул.
— Договорились, — стараясь не думать о том, под чем он все-таки подписывается. Отчего-то возникла ассоциация, что ставит подпись собственной кровью. А на пергаменте не продажа ли собственной души?
И первым покинул директорские покои, не дожидаясь прямого распоряжения. Ночь выдалась отвратительной, и еще отвратительней получились последствия этой ночи. Снейп решил, что об этом необходимо подумать, имея кристально чистое сознание. Например, завтра с утра после сна. Вот только ли удастся уснуть после всего пережитого?

Отредактировано Severus Snape (2018-05-02 20:33:35)

+2


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 12.06.1976: Homo homini lupus est


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC