Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 13.11.1976: К сожаленью, день рожденья только раз в году


13.11.1976: К сожаленью, день рожденья только раз в году

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

» участники эпизода
Теодор и Джозеф Эйвери.
» время и место действия
13.11.1976, 15.00, Хогсмид.
» краткое описание эпизода
Поздравить сына с днём рождения Джозеф решает лично, как и подарить ему фамильные часы. Не каждый день волшебнику исполняется семнадцать!

0

2

Многие могли обвинить Джозефа Эйвери в том, что он не тот человек, которым они хотели бы его видеть: мать - за недостаточное проявление сыновьей любви, жена - за ледяную холодность и вымораживающее безразличие там, где у других в отношениях было тепло и взаимопонимание, дети - за безэмоциональный интерес, порой больше походивший на официальное общение, чем на отеческую заботу и родительскую тревогу. Многие могли быть недовольны поведением Джозефа, но, Мерлин свидетель, он старался, старался из всех своих скудных духовных сил, пытаясь выжать из себя эмоции, которых порой не испытывал. Конечно, он любил своих близких, но так, как человек любит свою правую ногу - без излишней сентиментальности и бесполезных од ее великолепию и необходимости в его жизни.
Волшебник делал все, чтобы его семья не страдала физически: не голодала, могла позволить себе покупку не только самых необходимых вещей, но и красивой одежды, новых метел и прочих дорогих безделушек, что привносят в повседневную жизнь налет роскоши и благополучия. Более того, он сам старательно прививал своим детям хороший вкус, с малых лет приучая их к мысли о том, что они достойны всего самого лучшего. В общем, Джозеф был бы не самым плохим отцом, если бы не его духовная скупость и полное неумение выражать даже самых простых чувств. Однако, как и говорилось выше, там, где он не мог почувствовать, мужчина руководствовался логикой, тщательно имитируя необходимые эмоции.
Например, он прекрасно понимал, как важны сыну его поддержка и одобрение, а потому 11 ноября, в день рождения Теодора, не только написал ему обширное поздравление, но и предложил в ближайший поход студентов в Хогсмид встретиться лично, ведь празднованию дней рождений люди всегда придавали так много значения. Джозеф знал это, хотя никогда не понимал, почему. Для него самого, если бы не общепринятые нормы и правила, они не имели бы абсолютно никакого значения.
Тринадцатого ноября в заранее обговоренное время апарировав в магическую деревушку, в которой, хвала Моргане, не проживало ни единого маггловского отродья, волшебник остановился у входа в таверну "Три метлы", ожидая появления своего сына. Безразлично наблюдая за сновавшими туда-сюда школьниками, Эйвери сжимал в руках небольшой запакованный в цветастую бумагу и перевязанный широкой красной лентой свёрток. Чтобы не тратить время впустую, мужчина мысленно проговоривал поздравление, которое собирался произнести сыну.
"Надеюсь, оно прозвучит искренне", - хмуро подумал Джозеф, неодобрительно поглядывая на двух слишком громко смеявшихся девушек.

+1

3

   Больше всего в свой день рождения Тед ждал поздравления от отца. Хотя, конечно, Джозеф никогда не забывал поздравить своих детей с праздником, к тому же, никогда не обделял их подарками, но почему-то Теду казалось, что отец может забыть - заработаться или что-нибудь такое. Он не знал. Поэтому когда отцовская сова принесла ему большое поздравление, он был и вправду очень и очень рад.
   А ещё больше рад, потому что ему исполнилось семнадцать лет и теперь он был совершеннолетним волшебником. Взрослым и практически самостоятельным. Впереди было ещё два школьных курса, конечно, и Теодор уже мечтал, как это поскорее закончится, и он сможет пойти покорять вершины магического мира вслед за своим отцом.
   С утра в хогсмидовский выходной почти сразу после его дня рождения они с друзьями провели немного времени в Трёх Мётлах, где Теда чествовали в честь прошедшего совершеннолетия, прошлись по улицам, зашли в пару магазинов, а потом Тед извинился и заторопился назад, чтобы не опоздать на встречу к отцу. Такое внимание со стороны родственника было приятно - и Тед не хотел заставлять его ждать. Подумает ещё, что он не хотел приходить.
   - Здравствуй, папа! - весело поздоровался он, держа руки в кармане мантии. Было не слишком-то тепло, вчера весь день лил дождь, и это ужасно отразилось на хогсмидовских дорогах. Теодор подошёл к отцу и, конечно, не мог не заметить свёрток в его руках, но не хотел акцентировать на этом внимания.
   - Прости, если долго пришлось ждать, - не очень довольно произнёс он, обижаясь на себя, что не пришёл раньше. Не хотелось демонстрировать отцу, что с пунктуальностью у него могут быть хоть какие-то проблемы.

Отредактировано Theodore Avery (2017-09-21 22:56:53)

+1

4

Теодор не опоздал, явился вовремя. Джозеф едва успел бросить беглый взгляд на наручные часы, отметив, как минутная стрелка медленно переместилась на отметку «двенадцать», обозначив начало нового часа, как увидел сына, вывернувшего из-за угла магазина. Юноша выглядел счастливым и довольным, словно он праздновал нечто посерьезнее своего семнадцатого дня рождения, успешно сданные выпускные экзамены, например.
Старательно сымитировав приветливую улыбку, Джозеф попытался вспомнить, какие чувства испытывал сам накануне своего совершеннолетия, но на ум не пришло ничего, кроме обреченности, потерянности и жажды мести за убитых родственников. Однако эти эмоции были явно далеки от тех, что сейчас ощущал Теодор.
– Здравствуй, Тед! – стараясь казаться максимально доброжелательным, произнес мужчина, сделав шаг навстречу сыну. Помедлив, он протянул для рукопожатия руку. – Теперь ты стал совсем взрослым, – немного растерявшись, добавил волшебник, не зная, как правильно выразить свою заботу, но при этом не перестараться со вниманием и опекой. – И не переживай, ты не опоздал ни на секунду, – Джозеф вновь попробовал улыбнуться. – Я хотел лично поздравить тебя с прошедшим днем рождения, сказать, что горжусь тем, каким ты вырос. Ты достойное продолжение нашего рода. Смотря на тебя, я понимаю, что со временем смогу спокойно отправиться в иной мир, зная, что семья в надежных руках, – торжественно начал Джозеф, произнося речь, более подходившую для поминок, чем для праздничного пожелания. – Мы с матерью долго думали, что тебе подарить и решили… Думаю, лучше ты сам посмотришь, – маг замялся и протянул сыну перевязанный бантом сверток. – Еще раз с днем рождения, Тед! – тихо добавил он, надеясь, что часы не будут выглядеть скрытым упреком после того, как их встреча началась с такого неудобного и несвоевременного замечания.

+1

5

   - Спасибо! - радостно отозвался Тед, когда отец начал поздравление, по своему обыкновению, издалека. Или скорее констатируя факты. К этому можно было привыкнуть. И хвала Мерлину он не опоздал, иначе съел бы себя живьём потом за этот небольшой, но ощутимый промах.
   - Пап, ну что за ерунда, - нахмурился Тед. - Какой мир иной?
   Он неловко и зябко поёжился. Разговоры о том, что когда-нибудь Тед станет главой семьи вместо своего отца, казались ему чем-то навроде разговоров про всяких диковинных существ, про которых все слышали, но которых никогда не видели. Теодор таких разговоров старательно избегал, потому что сказать ему всегда было нечего: а что тут скажешь? Только отмахиваться да упрекать говорящего. А упрекать отца Тед просто не мог себе позволить.
   Да и видеть самого себя главой семьи когда-нибудь… Ну нет. Тед думал, что к такому он точно не готов и, вероятно, не будет готов достаточно. Как отец. Слишком он… Но думать об этом не хотелось, поэтому Тед взял в руки свёрток и, помедлив, всё-таки поторопился развернуть прямо там, где стоял. За столом было бы, конечно, удобнее, но Теду действительно не терпелось посмотреть, что такого приготовили родители.
   Внутри оказались часы. Теодор понял, какие: семейные. Конечно… Традиция дарить волшебнику на совершеннолетие часы была сильна во многих семьях их круга, и видимо родители решили от неё не отходить. Он посмотрел на отца, радостно улыбаясь.
   - Отец… спасибо! Я буду носить их с гордостью и… я не подведу. Обещаю.
   Теду хотелось обнять отца, но он почему-то медлил, зная, что тот не слишком любит прикосновения. А потом всё-таки не стал сдерживаться и коротко его обнял.
   Он ведь пришёл, сам, лично! Хотя мог бы обойтись и совой.

+1

6

Джозеф был доволен. Кажется, сыну понравился выбранный подарок. По крайней мере, выглядел Теодор счастливым: быстро вскрыл сверток, искренне заулыбался, увидев часы, и даже, не стесняясь прохожих, обнял своего отца. Хотя последнее проявление чувств было абсолютно лишним, настолько лишним, что в другой ситуации Джозеф непременно укорил бы юношу за столь открытую эмоциональность и несдержанность. Однако то было бы в другой день, сегодня же они праздновали совершеннолетие Теодора, а потому имениннику было простительно легкое отступление от принятых норм и правил.
– Я рад, что тебе понравилось, – помедлив, тихо произнес волшебник, неловко обняв сына в ответ. – Они зачарованы, – не зная, как реагировать на происходившее, пояснил Джозеф, решив, как и всегда, говорить о вещах, что по-настоящему имели какое-то значение, не отвлекаясь на бесполезные детали. – Защищают от мелких сглазов. Конечно, от крупного проклятья не спасут, но такое и нечасто происходит, – испытывая все большую неловкость, мужчина осторожно отстранил сына от себя. – Потерять их тоже не получится, они всегда возвращаются к своему владельцу, а вот с кражей такое может не сработать, – Джозеф попытался улыбнуться, ободряя юношу, боясь, как бы тот не вообразил, что родители считают его невнимательным неумехой, вечно теряющим свои вещи. – Я очень горжусь тобой! – вновь добавил маг, не зная, как еще может выразить те чувства, что испытывал по отношению к своему единственному наследнику. Теодор являлся будущим семьи Эйвери, и мальчик должен был это осознавать.
– Куда хочешь пойти? – не сводя с сына задумчивого взгляда, спросил волшебник. – Три метлы? Чайный пакетик Розы Ли? Или «Кабанью голову»? – последнее заведение, пользовавшееся не самой хорошей репутацией, он намеренно назвал последним, давая Теодору понять, что тот стал достаточно взрослым. – Это не все подарки, но второй я хотел бы отдать там, где мы могли бы спокойно поговорить? – произнес Джозеф.

+1

7

   - Здорово, - произнёс Теодор, разглядывая часы. - Это очень полезно. Спасибо.
   Пусть только кто попробует их украсть, он потом с этим обидчиком ничего хорошего не сделает, только плохое.
   - Кабанья голова? А... ммм... - Теодор замялся. В самом деле, было бы настолько здорово сейчас пойти в этот "взрослый" паб, а потом делиться с друзьями впечатлениями о том, что отец счёл его достаточно взрослым, чтобы пойти в такое место вместе с ним, но всё же бросил ещё один задумчивый взгляд на отца и решил, что хватит с него на сегодня подарков.
   - Три метлы подойдут, - быстро произнёс он, надеясь, что отец не заметил заминки и промелькнувшего в глазах сына азартного блеска. - И далеко идти не надо.
   Они вошли в полный школьников паб мадам Розмерты: кто-то махнул Теду рукой, и он неловко отозвался на приветствие, сам не зная, как ему стоит реагировать. С одной стороны, он был рад и горд, что отец оторвался от своих несомненно важных дел и появился в Хогсмиде, чтобы отпраздновать с ним день рождения, с другой - его сопровождали взгляды однокурсников... А, да пусть завидуют. Отец у Теда был лучше, чем у всех у них вместе взятых. По-крайней мере, Тед всегда именно так и говорил... Опуская мысль о том, что сам Тед так и не знал, как такому отцу соответствовать. Может, после семнадцатилетия всё-таки выяснит?
   Они нашли свободный стол, и Теодор сел вслед за отцом. Мысль о том, что подарки ещё не все, как-то снова быстро вернулась в голову, и Тед перебирал варианты, рассуждая про себя, что мог бы такого приготовить ему отец.
   - Я закажу что-нибудь, что ты хочешь? - спросил он. - Только алкоголь мне не продадут, если что. Мадам Розмерте всё равно, совершеннолетний или нет, главное, что школьник.
   Теодор ухмыльнулся, думая, что найти каналы добычи желаемого всё равно можно, если очень захотеть. Не то чтобы он сильно хотел; но родителям в любом случае лучше знать, что их детям поставка запрещённого недоступна.

+1

8

Предлагая сыну самостоятельно сделать выбор, Джозеф почему-то предполагал, что тот остановится на «Кабаньей голове», однако Теодор все же предпочел более «стандартное» заведение, мотивировав свой выбор близким расположением паба. Причина была вполне логичной и обоснованной, по мнению Джозефа, но, возможно, далеко не единственной. Несмотря на то, что Эйвери старался уделять юноше времени столько, сколько позволяли задания Темного Лорда и работа в Министерстве, он все равно так по-настоящему и не научился понимать мотивацию поступков своего единственного сына.
– Хорошо, – коротко отозвался мужчина, входя в след за Теодором в паб и оглядываясь по сторонам в поисках свободного стола, отыскать которой оказалось не такой уж и легкой задачей. Помещение было почти до отказа забито студентами Хогвартса, попивавшими сливочное пиво, что-то оживленно обсуждавшими, напевавшими и радостно смявшимися, в общем, наслаждавшимися единственным за месяц выходным днем, который им позволили провести вне стен замка.
– Да, я наслышан о суровых нравах мадам Розмерты, – когда они наконец-то сели за стол, откликнулся Джозеф. – Так что мы, пожалуй, и не будем нарушать сложившиеся устои. Я бы с удовольствием выпил чашку крепкого кофе, – произнес мужчина, улыбнувшись одной из своих дежурных улыбок, которые он научился эмитировать за многие годы удачной и не очень практики общения с окружающими людьми.
– Я хотел тебе отдать еще вот это, - подождав пока сын сделает заказ, волшебник достал из кармана небольшой ключ и протянул его Теодору. – Это от ячейки в Гринготтсе. Мы с твоей матерью подумали, что ты уже достаточно взрослый, чтобы иметь свое собственное хранилище, содержимым которого ты сможешь распоряжаться полностью на свое усмотрение. Мы каждый месяц будем переводить тебе по триста галлеонов.
Джозеф замолчал, внимательно глядя на сына.

Отредактировано Joseph Avery (2017-10-22 17:07:24)

0

9

   Теодор коротко кивнул и быстрым шагом направился к стойке, где толпились другие школьники, не успевшие ещё сделать свои заказы. Пришлось немного потеснить особенно мелкого и особенно вредного пацана, но он достаточно быстро взял то, что хотел: сливочное пиво для себя, крепкий кофе для отца. Он хотел тоже взять кофе, но вкус его был для него не слишком приятен, и Тед всё-таки решил пока обойтись без такого уж чёткого следования образу отца. В конце концов, ему нужно было ещё немного времени, чтобы приучить свой организм к этому напитку: пока давалось тяжело.
   Вернувшись, он попал как раз на раздачу оставшихся подарков. Теодор с искренним изумлением смотрел то на отца, то на ключ, точно до конца никак не мог понять, о какой именно ячейке в Гринготтсе говорит отец. Личная ячейка? На шестом курсе? Кажется, Тед уснул перед встречей и никак не мог проснуться, фантазируя на тему возможных деньрожденческих подарков. Он даже хотел себя ущипнуть, но побоялся, что всё-таки проснётся.
   - Отец, это... - он замялся, подбирая слова. Ему не хотелось звучать восторженным щенком, а как принимать подобные подарки с достоинством и честью, ему почему-то было непонятно. Точно все умные и серьёзные мысли выветрились из его головы. В конце концов, Теодор был мальчишкой едва семнадцати лет, что с него взять?
   - Спасибо. Это в самом деле крупная сумма, - признался он. Теодору, конечно, не отказывали в деньгах на карманные расходы, но триста галлеонов в месяц... Это уже пахло серьёзными накоплениями, учитывая, что в основном тратить деньги на обеспечение жизни себе и своей гипотетической семье ему было не нужно.
   - Я буду распоряжаться ими с умом, - пообещал он. Ключ легко лёг в руку, Тед покрутил его, примериваясь. У него, конечно, никогда не было своей ячейки в Гринготтсе, а доступа к родительской у несовершеннолетнего парня быть не могло. Он как-то был в банке с отцом, но и подумать не мог, что так скоро станет владельцем собственного счёта. Ещё и не пустого.
   - День рождения полон сюрпризов, - рассмеялся он, подтягивая к себе своё сливочное пиво. - Спасибо, отец. Я даже не думал о таких подарках.
   И это было чистой правдой: Теду и в голову не могло прийти, что на совершеннолетие он получит от отца столько внимания, которое было ценнее всех подарков вместе взятых. Ему казалось, что отец смотрит на него как будто совсем по-другому, как на взрослого, на почти равного себе. Конечно, Теодор не был равным отцу и ещё очень долго не будет, но всё-таки что-то в ощущении сегодняшнего дня было такое, что грело Теодору душу.
   - Как... как дела в Министерстве? - спросил он, движимый мыслью, что именно на подобные темы стоит вести разговоры серьёзным совершеннолетним волшебникам.

+1

10

Джозеф был рад настолько, насколько вообще был способен что-либо почувствовать. Сыну понравился подарок, и это было приятно. Особенно приятно, учитывая тот факт, что волшебник очень плохо разбирался в чужих эмоциях и чувствах. Конечно, сложно было бы представить, что молодому юноше не польстила бы предоставленная денежная свобода. Другую реакцию и ожидать не следовало, но, увы, люди – слишком непредсказуемые существа, чтобы быть в чем-то абсолютно уверенным. Даже самые близкие и родные люди под действием своих тайных страстей порой способны на странные, алогичные поступки.
Наблюдая за эмоциональным откликом сына, мужчина попытался улыбнуться, чувствуя себя плохим актером, которого заставляли играть главную роль в безумно трудной безвкусной пьесе под названием «Любящий отец». Наверное, стоило произнести что-то правильное, что-то доброе и искреннее, что обычно говорили родители своим выросшим, вступающим во взрослый мир детям, но Джозеф не мог подобрать уместных слов: все казалось слишком официальным и «сухим». А потому, подумав, Эйвери-старший решил ограничиться лишь кратким, но, по его личному мнению, вполне емким: «Я счастлив, что тебе понравился наш подарок!» И ведь это было абсолютной правдой: Джозеф гордился своим ребенком, ценил его старания вырасти достойным человеком, понимающим истинный смысл того, что означает быть настоящим магом, чтущим многовековые традиции и обычаи волшебников.
– После произошедшего в Гринготтсе в Министерстве царит сплошной переполох, – радуясь, что Теодор сам предложил тему для разговора и ему не придется выбирать ту, что была бы допустима в этот полупраздничный день, осторожно ответил Джозеф, одновременно стараясь и оживить беседу, и не сказать ничего такого, чего не следовало знать школьнику. – Увы, украденные из нашего хранилища вещи не были пока найдены, но это вопрос времени. Дело слишком громкое и вызвало большой общественный резонанс. Я не понимаю, на что рассчитывали грабители, совершая такое. Артефакты рано или поздно будут найдены. Им было бы лучше ограничиться похищением галлеонов, а не зачарованных вещей, что рано или поздно выведут хит-визардов на их след.
Мужчина легонько пожал плечами и отпил начавший остывать кофе.
– В Хогвартсе тоже обсуждают это? – без особого интереса спросил маг.

+1

11

   Если бы Теодор был чуть внимательнее или воспитывался в другой атмосфере и семье, он бы обязательно заметил, что речь отца - сухая, чёткая и безэмоциональная, будто он выдаёт положенные ему слова по программе, заранее заложенной в подкорку. Если бы Теодор не закрывал на это глаза и не привык к этому - он бы это заметил, но он не замечал. Где-то внутри оно, конечно, сидело, скреблось, не давало покоя - но он этого не осознавал, продолжая поступать так, как поступал, не понимая своих внутренних мотивов. Сейчас же он наслаждался тем, как они с отцом ведут разговор на равных, ещё и обрадованный всеми подарками и, самым главным, неожиданным визитом отца, которого он не мог и просить - а получил.
   Он внимательно слушал и с важным видом кивал, когда отец рассказывал ему про Министерство и Гринготтс. Конечно, так всё и есть! Можно подумать, может быть как-то по-другому. Теда распирало ощущение собственной важности и собственной значимости, и он чуть было не пропустил пару реплик отца, но усилием воли заставил себя хорошенько вслушиваться в его слова - как же иначе?
   - Ещё как! - со слишком большим энтузиазмом произнёс Тед, но тут же вернулся к деловому тону взрослого совершеннолетнего волшебника. - Ну, у некоторых из семейных хранилищ что-то вынесли, да и новость действительно... громкая. Когда в газетах написали, только ленивый не задался вопросом, как это вообще удалось провернуть.
   Тед не соврал: в школе на самом деле любили обсуждать последние новости магического мира, хотя и казалось бы, что оно их касалось постольку-поскольку. На старших курсах их было много совершеннолетних, умных и талантливых волшебников, которым предстояло через год-другой выйти в этот большой и непонятный мир, чтобы менять его к лучшему и делать его таким местом, в котором хочется жить, работать, творить. В гостиной их факультета подобралось достаточно студентов, чьи родители пострадали, а, значит, пострадали и сами студенты: всё это было ровно настолько же их, насколько и их отцов и матерей. У Эйвери тоже были пропажи, и Теда это злило, потому что он совсем не представлял себе человека, который мог вот так просто взять и утащить то, что ему не принадлежало, из фамильных ячеек, зачастую древнее, чем сам грабитель. Теодор, конечно, точно не знал - но ведь наверняка!
   - Я читал в "Пророке", что гоблин виноват, - продолжил Теодор. - Теперь ему точно лучше оставаться в тюрьме, иначе его свои накажут, и очень быстро.
   Он усмехнулся: из всего, что он знал о гоблинах, их понятия о справедливости были самым ярким. Они считали справедливым забирать проданную вещь обратно после смерти её нынешнего владельца, считали справедливым обманывать волшебников и считали справедливым, что всё, что сделано гоблинами, принадлежит гоблинам. Разве такие посчитают правильным воровство у своих же?
   - Надеюсь, вещи скоро найдут, - он пожал плечами. - Я тоже думаю, что они поступили глупо. Тем более, фамилии пострадавших в списке - все сплошь и рядом чистокровные и влиятельные. Разве нормальный человек будет тащить у того, кто при желании может и отомстить?
   Не то чтобы он думал, будто его отец или мать пойдут войной на воришку, но вот воспользоваться связями в Министерстве и засудить до последнего кната - почему бы и нет? Да мало ли найдётся тех, кто не побоится поднять волшебную палочку?

+1

12

Джозефу нравилось разговаривать с сыном. Теодор, хотя сам, возможно, и не понимал этого, задавал правильные, верные вопросы. Вор, кем бы они был, поступил крайне неразумно, посмев вторгнуться в ячейки чистокровных семейств. Конечно, некоторые из древних родов предпочитали казаться законопослушными, но были среди ограбленных и те, кто не погнушался бы самолично жестоко расправиться с грабителем, посмевшим посягнуть на ценности и реликвии, много веков передававшиеся из поколения в поколение. Фамильная гордость, честь и самолюбие многих уважаемых семей были задеты и уязвлены, а это, конечно, требовало отмщения.
Джозеф и сам не отказался бы отыскать вора, загнать его в какой-нибудь безлюдный переулок и убить быстро, спокойно, без лишних пыток и мучений, даже не требуя вернуть украденные артефакты и деньги. Зачем, если они могут потом навести хит-визардов на след преступника? Зачем, если наглец расплатится своей жизнью за содеянное? Эйвери были достаточно состоятельны, чтобы не переживать об утраченных галлеонах.
– Не думаю, что его так просто отпустят, – в ответ на замечание сына тихо отозвался волшебник. – Дело слишком запутанное, а желающих отомстить или самостоятельно разобраться в произошедшем может оказаться немало. Это было бы крайне неразумно со стороны хит-визардов отпускать того, кто может быть полезен. В конце концов, там работают не идиоты, – добавил мужчина, отхлебнув из чашки глоток кофе. Он задумался, невольно вспомнив то время, когда сам работал в отделе обеспечения магического правопорядка. Глупая ирония судьбы, сначала закинувшая его к борцам за справедливость, а потом переманившая к тем, кого многие жители волшебной части Великобритании считали моральными уродами и безумцами, к пожирателям смерти, оказалась, однако, весьма полезной: немногие теперь могли упрекнуть его, Джозефа Эйвери, в недостаточной осторожности или губительной беспечности. А еще «правильное» прошло частично разгоняло тени, которые порой сами собой возникали вокруг чистокровных родов, создавало нужную репутацию.
– Видимо, грабитель был достаточно самоуверен, чтобы не беспокоиться о последствиях своего деяния. Наверное, он верит, что его не поймают, но это дело слишком громкое, чтобы забыться так просто. И хит-визарды, и служба Гринготтс, и гоблины, – все заинтересованы в том, чтобы побыстрее схватить преступника, – оторвавшись от своих размышлений, спокойно продолжил Джозеф. – Интересно. Мне бы хотелось посмотреть на человека, провернувшего подобную аферу. Надо быть изрядным авантюристом, чтобы пойти на такое, – не без доли восхищение добавил он. В конце концов, Эйвери-старший не привык умалять способности и ум своих противников. Возможно, именно поэтому, несмотря на причастность к пожирателям смерти и «мутную» молодость, он был все еще жив и невредим.
– Через две недели у вас состоится квиддичный матч? – медленно отходя от темы ограбления банка, спросил Джозеф, как и положено заботливому отцу, поинтересовавшись делами своего сына.

+1

13

   Конечно, Тед не ставил перед собой целью оскорбить представителей власти (хотя, на его вкус, им в данный момент не хватало то ли твёрдого руководителя, то ли твёрдого пинка, судя по тому, с какой скоростью двигалось расследование). Да, он понимал, что это всё не так просто, что нужно было разобраться в этом сложном деле, но на деле его, как и многих других обитателей магической Британии, волновал только исход дела, а не процесс. Процесс – это на совести профессионалов, а он считал, что если воришек не поймать вовремя, они и вовсе уйдут, не подкопаешься. Найдут причины, отмазки, алиби, подкупят, кого надо – и вуаля. В общем, Тед предполагал, что время решает всё, а хит-визарды его теряли с каждым днём всё больше и больше.
   - Сейчас нет, - Тед пожал плечами. - Но кому надо, тот умеет ждать.
   Он не то чтобы на что-то или кого-то намекал, просто, как слизеринец, хорошо знал, что выждать – это излюбленная тактика некоторых, и что она действует, когда нужно. Сам тоже прибегал, не гриффиндорец же какой-нибудь с ветром в голове и инстинктами уровня «вижу цель – бегу, высунув язык».
   - Раз он с гоблином работал, или сам гоблин, то неудивительно, - вздохнул Тед. - Только глупо воровать у своих. Даже животные не гадят там, где едят.
   - Или идиотом, - неожиданно даже для самого себя выдал Тед, на которого эта тема для обсуждения (или, может, всё вместе, что отец его слушает и воспринимает на равных, и подарок, и вообще всё-всё-всё) действовала как-то слишком ободряюще и вызывающе. Он почувствовал, что разве что не нахохлился, поэтому мысленно попытался себя успокоить, благо, отец и сам поспешил перевести тему, чтобы совсем не вгонять сына в краску и необдуманные эмоциональные реакции.
   Тед мысленно поставил себе большой минус за умение вести взрослые диалоги и даже стушевался, но постарался сделать это так, чтобы отец ничего не заметил. Пора уже вести себя по-взрослому, раз уж решил, что совершеннолетие даёт такое право, пусть впереди ещё полтора года в школе.
   - Да, - он кивнул и откинулся на спинку стула, на котором сидел. - С Гриффиндором. У них охотник на отработку загремел в день матча, так что не знаю, как они будут играть. Надеюсь, найдут ей замену, чтобы потом не разводили плач, что мы только из-за перевеса в составе победу одержали.
   А то, что в этом году всё получится удачно, Тед даже не сомневался: Слизерин был хорошо подготовлен к матчу, уверен в своих силах, разработал выигрышную стратегию. Матч обещал быть напряжённым, потому что Поттер тоже был не лыком шит, но без Макдональд… Или без любого другого охотника на крайний случай, шансов не было. Слизерин одержал бы победу с таким разгромным счётом, что было бы стыдно уточнять.
   - Конечно, половина школы полагает, что её наказали несправедливо, но нужно уметь нести ответственность за свои поступки, даже если ты девчонка, - медленно произнёс Тед. «И грязнокровка», - пронеслось в голове, но он ничего не сказал вслух. Ругаться при отце, пусть теперь сам Тед был и совершеннолетним, было как-то совсем глупо и по-детски.

+1

14

Наверное, любой родитель, услышав то, как здраво его ребенок рассуждает про личностную ответственность, испытал бы гордость, но только не Джозеф. Слова сына не вызвали у него никакого положительного отклика, и не только потому, что мужчина не был способен чувствовать и половину тех эмоций, что переживали обычные люди, но и потому что слова Теодора казались ему неверными, горячечным бредом, так часто свойственным пустоголовым гриффиндорцам и прочим идиотам, помешанным на равенстве, братстве и тому подобной ерунде. Нести ответственность за свои поступки – полнейший вздор. Нести ответственность нужно было только за те провинности, в которых тебя смогли уличить. Будь иначе, окружающий мир походил бы на галлюциногенно ослепительную сказку, где добро было бы возведено в абсолют, не оставив позорной тени и таившимся в ней «монстрам» ни единого шанса на существование.
Джозеф за свою жизнь совершил слишком много прегрешений, его руки были запачканы чужой кровью, в его адрес не раз звучали проклятия и наивные обещания отомстить, но вот он – все еще преспокойно разгуливал по Великобритании, натянуто улыбался знакомым, считался вполне уважаемым и достопочтенным человеком. А все потому что он умел хорошо скрывать свои секреты, казаться правильным и достаточно благонадежным, чтобы не привлекать к своей персоне внимания ни авроров, ни хит-визардов.
Все было так просто. Следовало бы объяснить это Теодору. Только не здесь и не сейчас, не в этом переполненном, многолюдном пабе, где было столько лишних любопытных ушей и глаз.
- Не все могут жить правильно, - тихо отозвался мужчина, вкладывая в последнее слово особый смысл. Правда у каждого была своя, и Джозеф надеялся, что его сын понимал хотя бы это. – Иногда следует признавать собственные ошибки, чтобы суметь продолжить дальнейший путь, а не цепляться за прошлое, - размыто пояснил он, пообещав себе поговорить с Теодором дома: было бы ужасной ошибкой «упустить» сына, позволить ему заразиться крамольными мыслями и настроениями, порочащими настоящего мага.
- Я был очень рад повидаться с тобой, - вполне искренне добавил Джозеф, допивая кофе и поднимаясь из-за стола. Он протянул юноше на прощание руку. – Мать с нетерпением ждет тебя на рождественские каникулы. До свидания, сын! Извини, но мне пора идти, а ты, наверное, хочешь пообщаться с друзьями, – он постарался улыбнуться и направился к двери.

+1

15

   Скомканное отцовское прощание оставило у Теда ощущение незавершённого действия, и он напрягся. Однако постарался отцу своего настроения не показывать, в конце концов, он должен был уметь держать лицо, а порефлексировать можно было и потом. Он не был уверен, всё ли правильно сказал, и короткая ремарка отца только заставила его усомниться в собственных словах. Но ведь Макдональд и правда сама напросилась! И получила по заслугам! И действительно должна была поплатиться за собственную же глупость, у них там вообще на Гриффиндоре так принято…
   - Я тоже был рад, отец! – может, излишне горячо произнёс Тед, пожимая отцу руку. – Спасибо ещё раз за подарки, и увидимся на Рождество… Передавай привет маме.
   Отец вышел первым, а Тед подумал, что ему совсем не хочется видеться с друзьями, однако следует это сделать. Он ещё посидел с минуту на их месте, допил свой напиток и только потом поднялся на ноги. Мысль о том, что он повёл себя неверно перед отцом и тем самым заставил его поскорее прервать встречу и уйти, не покидала и не отпускала, Теду было горько и обидно на самого себя, но ещё хуже на него действовал тот факт, что он не понимал, в чём провинился. Не мог же отец в самом деле сочувствовать Макдональд?
   «Это из-за того, что я сказал про ответственность? Или злорадствовал? Да, наверное, я просто должен быть выше этого всего. Мне по статусу не положено устраивать подобные концерты, я должен хорошо понимать, что Макдональд попала на отработку заслуженно, однако по глупости», - подумал он, но мысль быстро зашла в тупик. Голова от такого быстрого бега по мыслительному кругу начала неприятно болеть, и Тед поспешил выйти на свежий воздух, чтобы немного унять неприятные ощущения.
   Полный каких-то непонятных мыслей, Тед покинул таверну вслед за отцом и сделал небольшой кружок по Хогсмиду, чтобы только потом присоединиться к друзьям.

+1


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 13.11.1976: К сожаленью, день рожденья только раз в году


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC