Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Настоящее » 19.11.1976: Кажется, мы знакомы


19.11.1976: Кажется, мы знакомы

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

» участники эпизода
Salome Wildsmith, Caractacus Burke
» время и место действия
19.11.1976, около 10 утра, лавка "Борджин и Бёрк"
» краткое описание эпизода
Встреча Карактакуса Бёрка и Саломеи Уайлдсмит, недавно вернувшейся в Англию.

0

2

Скоро присказка пойдет о том, что было раньше – Лютный переулок, или мистер Берк. Саломея, например, помнила и саму лавку, и ее хозяина с тех пор, как стала в -надцать лет наведываться к своему двоюродному дедушке, интересуясь зельями. Лавка "Борджин и Берк" всегда была напротив, немного наискосок, но в любом случае из окна аптеки видно, и легко махнуть хозяину с порога, когда он утром ее отпирает, а вечером запирает. Старший Уайлдсмит к такому соседству, как и к содержанию лавки мистера Берка, относился философски. В Лютном переулке вообще лучше ко всему относиться философски, если хочешь увидеть завтрашний день. Не всякий шопоголик уходил отсюда живым, не то что здоровым. В страдавние времена, когда даже у волшебников на улицах водилось больше скота, лошадь в Лютном переулке называли "закуской". Вероятно, кстати, нынешний владелец лавки помнит эти времена.
Следить за лавкой – дело бесполезное, это Саломея быстро просекла, как и тот факт, что у мистера Берка может, теоретически, обнаружиться ее пропажа. Заколдованная шкатулка, которая не открывается, и Мерлин ведает, что внутри. Ящик Пандоры. Вполне встало бы в один ряд с другими заколдованными предметами, которые Мерлин ведает, что могут сотворить с владельцем, а "Борджин и Берк" специализировались на таких вещицах. Впрочем, разумеется, мистер Берк добывает свои товары не через главный вход. Изредка принесут что-нибудь, скрывая глубоко в карманах мантии, но, вероятно, лондонское подполье изрыгает свою добычу на заднем крыльце лавки. Примерно так же мистер Уайлдсмит получал свои контрабандные порошки, и мешал из них домашние, но все же запрещенные вещества.  Парадные двери в Лютном переулке и те были не для слабонервных, а к задним готов был сунуться не всякий аврор, там убить – что мусор выбросить. Обычно туда и выбрасывали, аккуратно присыпая очередное тело.
Однако, Саломея разумно предположила, что с ограбления прошло достаточно времени. Отдельные предметы могут начать всплывать. Наведя справки среди своей многочисленной агентуры, населявшей все то же подполье, Саломея выяснила и еще один занятный факт. То, что мистер Берк несколько немолод было известно всем, а вот то, что он настолько немолод, чтобы помнить ту самую ее прародительницу – это было очень полезное уточнение. Так и было принято решение нанести этим почтенным сединам визит. Тем более, что посетителей в лавке зелий сегодня пока не было, мистер Уайлдсмит справится.
Саломея пересекла улицу, и толкнула дверь в "Борджин и Берк".
– Мистер Берк, доброе утро! – гаркнула Саломея вглубь прямо с порога, ее прозвучал голос звучал слишком бодро и недостаточно зловеще для такой лавки, – Привет вам, от дедушки моего, мистера Уайлдсмита. Как поживаете?

+1

3

Практически все утра, проводимые в лавке «Борджин и Бёрк», напоминали друг друга, как две капли воды: снятие множества охранных чар, способных отпугнуть даже самого матерого грабителя; открытие ставней; переворачивание таблички на входной двери; беглая проверка защитных заклятий, наложенных на самые опасные артефакты, чтобы, упаси Мерлин, никакой слишком любопытный посетитель на смог дотронуться до вредоносных предметов; пометка в журнале учета о начале нового рабочего дня и ожидание клиентов, которых, как обычно по утрам было немного. Видимо, волшебники, не гнушавшиеся посещением Лютного переулка, считали вечер более подходящим временем для покупки или продажи артефактов.
Убедившись, что все в порядке и никакой смельчак-самоубийца не пытался ночью проникнуть в его магазин, Бёрк прошел за прилавок и, усевшись в старое, обитое полинявшей от времени тканью, кресло, принялся внимательно изучать свежий выпуск «Пророка», в котором, впрочем, не было напечатано ничего интересного.
«Отсутствие дурных новостей уже неплохая новость!» - перелистнув последнюю страницу и отложив газету в сторону, философски подумал волшебник, устало потерев лоб. Недавнее приобретение украденных артефактов и вчерашний разговор с Терренсом, почему-то не воспринявшим новость о покупке хоркрукса всерьез, заставили Бёрка понервничать в бесполезных попытках решить, как правильнее будет поступить. Размышляя и обдумывая различные варианты дальнейшего развития событий, мужчина почти не спал ночью, однако извечный вопрос - «Что делать и как быть?» - так и не был решен.
«Мерлин! Как же меня все это раздражает!» - проводя большим пальцем по сгибу газеты, думал саг, когда у входной двери раздалось звяканье колокольчика, сообщившего о приходе первого клиента.
- Доброе утро! – вставая на ноги, откликнулся Карактакус, вглядываясь в лицо посетительницы, подозрительно напоминавшей ему колдунью, которую он знал несколько десятилетий тому назад.
- Саломея? – удивленно воскликнул Бёрк, наконец-то узнав девушку. – А ты стала совсем большой! – улыбнувшись, мужчина вышел из-за прилавка. – Я все так же по-старому, - произнося последнее слово, он вновь улыбнулся. – Время идет, а ничего не меняется. А вот ты выросла. Как твои дела? Я не знал, что ты вернулась из Европы. Давно в Англии? Хочешь чая? – мгновение подумав, добавил волшебник, решив, что внучку старого знакомого можно встретить и не так официально, как всех остальных магов, периодически заглядывавших в его магазинчик.

0

4

– Это вы не меняетесь, мистер Берк, хотя уж век отмерили, когда я еще пешком под стол ходила! – беззлобно отозвалась Саломея, которая действительно помнила Берка абсолютно таким же. Когда она родилась, ему было чуть за сто. Когда начала ходить-говорить-колдовать – ему было чуть за сто. Когда познакомилась с аптекой дедушки – соседу Берку все еще чуть за сто. Теперь она взрослая, более чем половозрелая, полная сил девица – мистеру Берку все еще чуть за сто, может быть прибавилось седин, две. Впрочем, в волшебном мире это никого не удивляло, но справляться о здоровье и благополучии солидного пожилого мужчины было скорее данью английской вежливости.
– Я выросла, и мне понравилось. Это намного веселее, чем беспечная юность, вам ли не знать. Столько всего можно. Да, пожалуй, чаю, – какая англичанка в уме и здравии откажется от чая. Пройдя вглубь лавки, Саломея радостно улыбнулась ее хозяину во все свои зубы. Девчонкой, поговорив вдоволь с дедушкой, она иногда бегала и через улицу. Держа в руке обеденный сэндвич, норовила чуть не носом к стеклу да посмотреть, чего там внутри лежит интересненького. Не всем ей хотелось владеть немедленно и безраздельно, но слушать истории за тем или иным артефактом – это было очень любопытно. Потом в своих путешествиях она иногда встречалась с людьми, которые держали в руках предметы из тех, что теперь занимали место у мистера Берка. Некоторым она даже помогла, смешав зелье из нестандартных.
– Недавно, мистер Берк, но вас тут не на минуту же нельзя оставить, – усмехнулась она, по прежнему с любопытством оглядываясь среди товаров, – Банки грабят, почем зря. Я как услышала, так и примчалась, вот и недели еще нет. Дед еще ничего, но он там почти ничего и не хранит, а мой сейф, и родительский зацепило.
Говорила Саломея так беспечно, будто ничего-то там в банке у нее ценного не лежало.
– Я и примчалась. Поддержать морально, финансово, вот у дедушки и устроилась работать, будем пытаться увеличить приток бизнеса, – наконец она снова взглянула на мистера Берка, – А вы, ваша ячейка уцелела, надеюсь? И как в остальном, как ваше семейство, все ладно?

+1

5

- Это всем нравится, - добродушно усмехнувшись, произнес мужчина. - Жить вообще чрезвычайно увлекательно. И чем старше становишься, тем больше это осознаешь, - философски добавил он. -  А после пятидесяти жизнь только начинается, так что самое интересное у тебя ещё впереди, - волшебник вновь дружелюбно улыбнулся. - Пойдем в подсобное помещение. Если кто-то зайдёт, то я услышу, да и стащить здесь ничего не получится, - многозначительно заметил маг, намекая на охранные и защитные заклинания, которыми были зачарованы продаваемые в лавке артефакты.
- Ты права. В Англии творится нечто невообразимое, - отворив дверь в смежную комнату и пропустив вперёд себя девушку, мрачно произнес Бёрк. - Раньше такого никогда не случалось. Пожалуй, теперь Гринготтс нельзя назвать самым безопасным местом. Репутация банка серьезно пострадала. Я сочувствую тебе и твоим родителям. Надеюсь, вы потеряли не слишком много, - недовольно покачав головой, отозвался Карактакус. - Ячейки моей семьи, к счастью, не пострадали.
Он отодвинул стул, молчаливо предлагая Саломее, сесть за стол.
- Ты какой чай предпочитаешь? У меня их целая коллекция, - поинтересовался маг, усаживаясь напротив гостьи. Взмахнув волшебной палочкой, он призвал из шкафа фарфоровые чашки и огромных размеров чайник.
- А в остальном все неплохо. Правнук пошел по моим стопам и теперь помогает мне в магазине. Приятно знать, что мое дело не пропадет, - признался Карактакус, постучав палочкой по чайнику и заставив находившуюся внутри него воду закипеть.
-  А как прошла твоя поездка? Удовлетворила жажду знаний? - вспомнив собственные бесконечные поиски все новых и новых знаний, спросил Бёрк.

+1

6

– О, а какой у вас есть? Так-то всегда наш, привычный, черный с молоком надежнее, но я люблю эксперименты, – Саломея воодушевилась, устраиваясь на стуле со всем тем удобством, что тот позволял. Походка и осанка у нее всегда были соответствующие случаю. Сидеть она умела такой стрункой, с такой прямой спинкой, как будто с шести лет носила книги на голове, сразу целыми трехтомниками, а могла усесться развязно, как рыночная торговка, или Элайза Дулитл до встречи со своим Пигмалионом. С мистером Берком следовало оставаться той девочкой, которую он помнил. Веселой маленькой разбойницей с претензией на леди. Мизинчик не оттопыривать, но вежливо.
– Да и вам ли не знать, дорогой мистер Берк, что жажду знаний не удовлетворить никогда, – Саломея без зазрения совести подмигнула через стол собеседнику так, как будто он ее приятель детства, а не солидный волшебник на сколько-то там поколений ее старше. – Чем дольше их черпаешь, чем больше понимаешь, насколько ничтожно вычерпал, и это замечательно.
У нее был очень здоровый взгляд на предмет. Нарциссизм нарциссизмом, и Саломея отдавала себе вполне разумный отчет о своих способностях, как волшебных, так и чисто человеческих, но в то же время вполне понимала, что всего постичь невозможно, даже дожив до возраста Карактакуса Берка, а тем более в ее детские, считай, двадцать семь.
– Но только в Европе, конечно, до конца понимаешь, насколько лучше у нас, – рассмеялась Саломея, – Нам ведь, англичанам, положено так считать, не так ли? Все молодцы по-своему, но только у нас порядок. Только у нас – как у людей. С итальянцами шумно, с французами беспорядочно, с немцами напротив – слишком порядочно, а финны просто как с другой планеты. Они и в постели все такие же, к слову.
Нет, ну как это. Путешествовать, изучать местный колорит, и не изучить самого колоритного. Хотя Саломея была бы первой, кто возмутился бы обощению, так что и говорила она больше в шутку, чем всерьез, и сама снова первая рассмеялась.
– В общем, хоть что-то хорошее вышло из ограбления – я рада, что вернулась. Раньше-то так, в гости заскакивала на неделю-другую, а сейчас, кажется, я изрядно соскучилась, как раз для того, чтобы задержаться и заняться делами тут. Мы потеряли не так много, денег можно заработать еще, вот этим и следует озаботиться, – Саломея взглянула серьезнее, хотя все равно улыбалась, – А раз я здесь на неопределенный срок, то не могла же и вас не навестить. Кстати, к слову об ограблении, мистер Берк, вы не поймите меня неправильно, я ни на что не намекаю, – она взглянула многозначительно, потому что так-то намекала, – Но ведь к вам могут попасть некоторые из похищенных ценных вещей?
Пока оглядывалась, только зайдя, шкатулки она не увидела. Впрочем, может еще не принесли, или же принесли, но Берк не сумел ее открыть и оставил отдельно, чтобы еще поколдовать. А краденое у него водилось. Об этом все знали, это было частью реноме его бизнеса, частью Лютного переулке. Было бы довольно странно этого стесняться.
– Мне дела нет до того, кто это принесет, устраивать самосуд я, вероятно, не стану, – даже говоря серьезно, Саломея не могла избежать шутки, которую еще надо постараться, чтобы воспринять шуткой, но блеск в глазах и прячущаяся в ямочках улыбка ее выдали, – Я больше за фамильные вещицы беспокоюсь, вы же понимаете.

+1

7

- Самые разные, - улыбнувшись, ответил Карактакус. Взмахнув волшебной палочкой, он призвал из шкафа деревянную коробку, тут же опустившуюся на стол рядом с Саломеей. – Не стесняйся, выбирай! – ободряюще посоветовал мужчина, осторожно сняв крышку и открыв взгляду девушки множество бумажных мешочков с аккуратно выведенными на них названиями трав. – Черный в правом верхнем углу, - на всякий случай уточнил Бёрк, разливая в чашки вскипевшую воду. – Молоко, к сожалению, закончилось. Я обычно пью чай без него, так что не каждый день пополняю запасы. Но зато у меня есть сахар и коробка печенья, - подумав, добавил старый артефактолог. Потчевать гостью «пустым» чаем было как-то нехорошо, хотя и сладости вряд ли можно было назвать достойной альтернативой, ведь многие современные девушки следили за своей фигурой, голодая и стремясь превратиться, если не в призраков, то в нечто очень похожее. Откуда пришло это поветрие, Карактакус не знал, как обычно пропустив тот момент, когда одна модная тенденция сменила другую. Вероятно, во всем были виноваты магглорожденные волшебники, впрочем, как и всегда.
- Знаю, хотя не все согласятся с твоим суждением, - утвердительно кивнув, задумчиво произнес Бёрк. – Некоторые находят самообразование довольно скучным занятием. Но их трудно в этом обвинять. Чтобы поймать крупицу нужного знания, порой приходится перебрать множество бесполезных книг, - философски добавил он, пододвигая к девушке блюдце с ситечком и чайной ложкой.
- Значит, ты стала ярой защитницей родной Англии? – вновь дружелюбно улыбнувшись, шутливо переспросил мужчина. – Немцы слишком упорядоченные? Тут не поспоришь. Знаешь, в молодости я много лет прожил в Германии, но так и не смог постичь природу их поразительной пунктуальности, - поддерживая веселый тон беседы, не всерьез произнес Карактакус, искренне радовавшийся тому, что Саломея, странствуя по Европе, не тратила времени даром, изучала не только чужую культуру, но, возможно, и природу магии. Любовь к знаниям – редкое качество, которое, увы, нечасто можно было встретить среди современной молодежи.
- Ты оптимистка, - не спеша сразу отвечать на волновавший девушку вопрос, издалека начал Карактакус. – Да, терять фамильные ценности всегда намного печальнее, чем галлеоны. Я тебя прекрасно понимаю, - мужчина нахмурился, размышляя. – Конечно, ко мне может попасть что-то из краденого, - осторожно произнес он. – Хотя бы потому, что хит-визарды не опубликовали полный список похищенных из банка вещей. Кто знает, что было своровано, а что передавалось из поколения в поколение, пылилось в тайниках и старых сундуках, пока очередному наследнику срочно не понадобились деньги, - Бёрк отрицательно покачал головой и пожал плечами, показывая, что в жизни может произойти практически все. – А что за предметы ты ищешь? В последние дни мне приносили на скупку не так уж и много, так что я без труда смогу узнать вашу собственность. И Мерлин тебя упаси лезть куда-то с самосудом. С этим, я думаю, справятся и остальные. Столько людей пострадало, и уж точно не все из них обладают завидными самообладанием и выдержкой, - предостерегающе добавил мужчина.

+1

8

В свой чай Саломея по привычке добавила молока, размешала, и с удовольствием потянулась за печеньем. Не то чтобы она с гордостью игнорировала диетическую индустрию, здравствовавшую как в маггловском мире, так и в магическом, скорее в ее головушке на такое уже просто не оставалось места. Она так-то любила вкусно поесть, но не всегда в своих исследованиях вспоминала о регулярном питании. Пока тело не подавало признаков заболеваний – Саломея предпочитала о таком не думать. Потом будет решать проблему по мере поступления, а пока можно печенье.
– Да ну что вы, зачем сразу ярой, – хохотнула она, – Ностальгируют ведь по милым глупостям, по традициям. Иногда хочется обычный, наш, отечественный скоун сжевать с вареньем, а вокруг одни французские круасаны и пирожные "Опера" – так наступает тоска. Это, конечно, не дает нам морального превосходства... Разве что немного. Да и всегда приятно возвращаться домой, когда все знакомо.
Пусть с шутками-прибаутками, но так-то Саломея говорила всерьез. В ней не было крепкой привязанности к родине или царящим в ней порядкам, но иногда душе хотелось старых комфортных ценностей. Чая с молоком и маслянистым печеньем, пастуший пирог, старого, доброго лондонского джина. Чисто политически же их правительство ломало, в среднем, примерно столько же дров, как любое другое. Если, конечно, не сравнивать с крайностями.
– У меня тоже выдержка так себе, мистер Берк, только злости не хватает спускать шкуру самолично, – Саломея рассмеялась, хотя вот тут приврала. Ее главное довести. Это долго, процесс сложный и трудоемкий, но это можно сделать, и тогда она сама спустит не то что шкуру, а семь. – Меня больше всего интересует шкатулочка наша фамильная. Знаете, симпатичная такая, деревянная, с резными цветочками сверху. Ее никто в нашей семье открыть не может, толком даже не знаем, что внутри, но вдруг кто-то да сумеет открыть, а там что-то ценное или революционное. Обидно было бы бросить на произвол судьбы. Она у нас от пра-пра-бабушки. Кстати, мистер Берк! – Саломею как бы осенило вот только сейчас, – Пра-пра-бабушка! Это же вы могли быть с ней знакомы! Знали вы такую, Лавинию Уайлдсмит? У меня и портрет ее есть...
Колдографию она таскала в кармане, теперь уже по привычке, как кошелек, и теперь извлекла и передала через стол Берку.

+1

9

Карактакус очень сомневался в том, что у девушки хватило бы сил «спустить с кого-то шкуру», даже если бы и нашлось нужное количество злости, раздражения и прочих негативных эмоций, порой толкавших людей на необдуманные поступки. Однако спорить волшебник, разумеется, не стал. Не в его правилах было пытаться доказать что-то впустую. Убить или покалечить человека намного труднее, чем может показаться на первый взгляд. Но Саломее, конечно, не следовало даже догадываться о том, что стояло за убежденностью Бёрка в своей правоте.
- Да, я помню твою прапрабабушку, - утвердительно кивнув, ответил мужчина. – Красивая была женщина, но немного эксцентричная. Знаешь, ты внешне на нее чем-то похожа, - осторожно взяв в руки старенькую колдографию, задумчиво произнес он, рассматривая улыбавшуюся ему со снимка жизнерадостную волшебницу. Казалось, совсем недавно они вместе ехали в Хогвартс-экспрессе, сталкивались в библиотеке, обсуждали неизученные на тот момент аспекты магии, спорили, делились научными теориями.
Образы прошлого, несмотря на минувшие годы, оставались все такими же яркими и удивительно четкими.
– Лавиния училась на курс старше меня, - зачем-то пояснил Бёрк, не отводя внимательного взгляда от карточки, мысленно возвращаясь в дни своей давно ушедшей юности, когда он был молод, полон сил и надежд на будущее, верил, что сможет изобрести или открыть нечто уникальное, стать кем-то великим.
Удалось ли ему исполнить свою мечту? Кажется, да. По крайней мере, Карактакус ставил себя выше большинства магов, бесцельно проживавших отмеренный им срок жизни. Он сумел добиться многого: стал одним из лучших артефактологов Европы, открыл свое дело, сохранил незапятнанной чистоту крови собственного рода. Однако еще столько всего предстояло сделать, а времени оставалось все меньше и меньше. Старость незаметно подкрадывалась все ближе и ближе, назойливо напоминая о себе бесчисленным множеством раздражающих мелочей. Самой неприятной из которых, пожалуй, были смерти его сверстников.
– Думаю, мне стоит как-нибудь поделиться с тобой воспоминаниями о ней, пока я еще не стал забывать детали и путать события, - невесело усмехнувшись, Карактакус вернул колдографию обратно Саломее. – Немногим удается узнать о своих предках от их современников. Тебе это может быть интересно.
Нахмурившись, маг тяжело вздохнул и задумчиво посмотрел на сидевшую напротив него девушку.
- Про шкатулку. Мне не попадалась такая, которую я не смог бы открыть. Внешне под твое описание походит одна, но на нее даже никакие чары не были наложены. Но, если хочешь, то я могу тебе ее показать, - добродушно предложил Бёрк.

+1


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Настоящее » 19.11.1976: Кажется, мы знакомы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC