Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Альтернативная реальность » Гарри Поттер: After all these years?..


Гарри Поттер: After all these years?..

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

» действующие лица
Severus Snape, Mary MacDonald
» время и место действия
27 июня 1995 года, Годрикова Впадина, кладбище
» краткое описание эпизода
Все случилось так, как случилось. После того, как в октябре 1981 года, Темный Лорд убил чету Поттеров, но сам потерял силу при встрече с маленьким Гарри, утекло много воды. Для многих события, связанные с попытками темных сил узурпировать власть, остались лишь воспоминанием. Но для некоторых воспоминания были слишком тяжелыми.
Северус Снейп, ныне двойной агент и преподаватель Зельеварения в Хогвартсе, и Мэри Макдональд, журналистка и мать-одиночка, не подозревают о том, что время от времени приходят в одно и тоже место - на могилу Лили. Они не подозревали бы об этом и дальше, если бы однажды не пришли туда одновременно.

Отредактировано Mary MacDonald (2017-07-08 18:26:43)

+2

2

[icon]https://pp.userapi.com/c836229/v836229490/5b867/-ikiUXhpDgo.jpg[/icon]Теплый летний день. Солнце проглядывает сквозь облака, ветер едва колышет листья. В такую погоду можно было сходить на приятную прогулку, позагорать, искупаться, но у Мэри были иные планы.
Она аппарировала в место неподалеку от Годриковой Впадине, огляделась, вздохнула и пошла в деревню. Жителей в этом небольшом поселении было совсем мало. Некоторые смотрели на гостью с подозрением. Кто это? И что ей понадобилось? Мэри мало интересовали их мысли и переживания, ей хватало своих.
Походы на кладбище Макдональд никогда не нравились. Да и кому они могли понравиться. Но Мэри приходила на кладбище этой Богом забытой деревни несколько раз в год. Приходила, садилась возле одного из надгробных камней и долго смотрела на него, иногда по щекам начинали течь слезы, воспоминания накатывали одно за другим. Здесь нашла свое последнее пристанище ее подруга, настоящая подруга. Таких друзей у Мэри больше не было.
Сказать, что Макдональд скучала по Лили - это ничего не сказать. С годами боль не проходила. Что за злая судьба придумала столь быстрый конец для столь доброго человека? И ведь многие успели позабыть, что Лили погибла, защищая своего ребенка, и падение Темного Лорда, пусть даже самым непонятным образом, но все же связано с ней. Был человек, жил, смеялся, строил планы на будущее. И вдруг его нет.
Мэри прошла к могиле и положила на нее несколько лилий. Холодный гранит и земля - вот что теперь можно увидеть вместо доброй девушки с копной рыжей волос и веселого парня в очках. В таких местах как никогда ощущаешь, как мала человеческая жизнь в истории целого мира.
Сама Макдональд изрядно изменилась за года, прошедшие после падения Волдеморта. Она не могла остаться прежней. Кроме Лили и Джеймса погибло еще несколько близких Мэри людей, да и вся эта война оставила немалый отпечаток. Беспечность Мэри подрастеряла, хотя в целом всегда старалась сохраняться позитивный настрой. Ей была ради кого это делать. Дочь стала новым смыслом жизни Макдональд. Все то время, что Мэри проводила вне редакции, где работала последние года, она старалась проводить с Натали. Только в места подобно тому, где она находилась сейчас, Макдональд дочь не приводила. Здесь она искала одиночества.

+4

3

Темная Метка беспокоила уже третьи сутки. А ведь прошло 13 лет 7 месяцев и 27 дней с того момента — да, отвратительный счетчик дней, запустившийся в ту роковую ночь 31 октября 1981 года, жил своей собственной жизнью в сознании Северуса, ни на мгновение не прекращая своего безумного отсчета — как сгинул в неизвестность Темный Лорд. Но, как и ожидалось, не навсегда. Лорд Волдеморт вернулся. Три дня назад. Словно злой обмен: появившись и тут же отняв жизнь Седрика Диггори. Переполошив Хогварст и Министерство Магии. Радовало то, что информация не успела просочиться в остальной магический мир — Фадж оказался трусом, слепо отрицающим очевидные факты. Северус знал, что рано или поздно непринятие столь шокирующего для магического мира факта выйдет боком. Но думать Северусу — профессору зельеварения, декану Слизерина, двойному шпиону — стоило бы совершенно об ином.

Северуса знобило. Был вторник и как назло были практические занятия сложных зелий у старшекурсников. Зельевар, изменив своей собственной привычке расхаживать по аудитории и придирчиво заглядывать в котлы, все занятия просидел за учительским столом, поочередно вызывая пары студентов разных факультетов и заставляя их варить зелья на глазах у своих сокурсников. Думать не хотелось. Двигаться не хотелось. Двигаться было больно. Каждая клеточка тела болезненно реагировала на любое прикосновение ткани, глаза слезились даже от приглушенного света свечей. Сказывалось «crucio», которым Темный Лорд одарил Северуса за неявку на вызов в день, когда Гарри Поттер так щедро поделился своей кровью для обряда возрождения темного мага, и повторное «crucio», за то, что явился двое суток спустя. Не помогла ни бутылка виски, которую профессор зельеварения распил ночью, ни влитые утром обезболивающие и тонизирующие зелья. Темная магия невосприимчива к подобным вещам, требовалось несколько дней, а то и недель, чтобы прошел остаточный эффект после действия запрещенного заклинания.

Всеобщее отвратительное настроение, установившееся в Хогвартсе с момента похорон мистера Диггори, гнетуще действовало и на Северуса. Он не мог находиться ни в лаборатории, безуспешно пытаясь сконцентрировать и настроиться на нужные мысли, ни в Большом Зале, смотря на поникших и испуганных студентов, ни в собственных покоях, тишина которых навевала на отвратительные мысли. Нужно было как-то собраться, обдумать происходящее, быть может, даже обсудить с Альбусом Дамблдором сложившуюся ситуацию. Но всем своим существом Снейп отвергал одну только мысль нахождения под препарирующим внимательным взглядом прозрачно-голубых глаз Директора.

Не решение, но желание оказаться в одном конкретном месте возникло совершенно спонтанно. Снейп не выбирал дат посещения места захоронения Лили Эванс — да, даже после стольких лет он не мог воспринимать ее как-то иначе, и так и не смирился с тем, что она Поттер — как и не появлялся в Годриковой Лощине в день ее смерти 31 октября. Северус обнаружил себя в опустевшем кабинете зельеварения, выходя из мысленного транса распрямил плечи и поморщился от охватившей его боли. Но боль была необходима ему — боль всегда отрезвляет рассудок. И как есть в школьной мантии направился в сторону выхода из замка, а следом — за границу антиаппарационных чар.

Годрикова Лощина не менялась из года в год. И проходя мимо особняка Поттеров, Снейп раз за разом отмечал все бо́льшие разрушения. Возможно, однажды Гарри Поттер восстановит особняк, принадлежавший его родителям. А, быть может, и нет. Сам Северус не стал бы его восстанавливать, избегая той боли, что могли причинить воспоминания и знание, что непременно ассоциировались с домом.

Путь до кладбища он преодолел спешно — был еще день, и зельевару не хотелось повстречаться с кем-либо из местных жителей. И хотя никто из них не задал бы вопросов, взгляды их были бы до тошноты понимающими и проницательными. Снейп смотрел себе под ноги, игнорируя случайные любопытные взгляды из окон. Путь между могилок он точно так же преодолевал, сосредоточенно смотря на бегущую вперед тропинку. И когда до могилы Лили и Джеймса Поттеров оставалось несколько ярдов, Снейп поднял взгляд и застыл — у могилы уже стоял посетитель. Волшебница. Снейп не узнал со спины женщину. Но разворачиваться было глупо. Преодолев разделяющее их расстояние, Северус молча встал рядом, наколдовал венок между двух памятников, и лишь затем заглянул в глаза случайной встречной.
— Мэри.

Отредактировано Severus Snape (2017-07-10 15:17:11)

+3

4

Погрузившись в омут собственных мыслей и бесконечных воспоминаний, Мэри ничего не замечала вокруг. Вообще-то жизнь все же научила ее тому, что нужно быть постоянно на чеку, но сейчас Макдональд казалось, что мир стал другим, что здесь с ней ничего не может произойти, потому что она итак находится там, где заканчивается реальность и начинается что-то иное. В такие моменты нельзя не задумываться о том, что же там... после смерти. В школе Мэри болтала с приведениями, пытаясь выведать у них, как "живется" умершим, но приведения рассказывали только то, что знали сами, а этого для любопытного человека всегда было мало. Отошедших в мир иной было много. За всю историю человечества - миллиарды. Приведениями из них стали единицы.
Оставалось надеяться, что там, по ту сторону жизни, люди находили покой.
Мэри просто стояла и смотрела на надгробный камень, когда на нем вдруг появился венок. Макдональд даже вздрогнула. В это же мгновение неожиданно раздался голос, и самым неожиданным в этом было то, что голос назвал ее по имени. Мэри повернулась к мужчине, чье появление она попросту пропустила. Высокий, темноволосый, мрачный (с другой стороны, чего еще ждать от посетителя кладбища?), он ей кого-то напоминал. Макдональд присмотрелась к нему.
- Северус? - пришло неожиданное озарение. Несколько секунд Мэри удивленно смотрела на него, затем все-таки взяла себя в руки. - Здравствуй. Полагаю, спрашивать, что ты здесь делаешь, бессмысленно.
И то правда. Дружба Лили и Северуса, которая пусть и оборвалась еще в школе, все же была крепкой, особенно со стороны Снейпа. Мэри даже не удивляло, что он так и не сумел забыть Лили.
С момента выпуска из Хогвартса Макдональд с Северусом не сталкивалась. От дочери, которая в прошедшем учебном году поступила в школу, Мэри знала, что Снейп преподает Зельеварение. Первое упоминание Натали о суровом профессоре и декане Слизерина, признаться, очень удивило Мэри. Северус? Учитель? Вот уж кого она с трудом могла представить в данной профессии. Но похоже Дамблдор считал, что он справляется, а Дамблдор, как полагала Мэри, знает, что делает.
- Как поживаешь? - после небольшой паузы решила спросить Мэри.[icon]https://pp.userapi.com/c836229/v836229490/5b867/-ikiUXhpDgo.jpg[/icon]

+3

5

Мэри — лучшая школьная подруга Лили. Северус никогда не интересовался, как сложилась ее судьба после выпуска из школы. Если быть честным, Северус мало интересовался судьбами тех, с кем имел честь учиться в Хогвартсе. Он и не интересовался жизнями и тех, с чьими жизненными дорожками так тесно переплелась его собственная — Пожирателями Смерти.
Он на мгновение задержал взгляд на лице Мэри и отвел глаза. Года не щадят никого. В том числе и ее, и его. Ему не принадлежала его жизнь. Уже более четырнадцати лет он был слугой двух господ; псом, пытающимся услужить двум хозяевам разом. Порой грань становилась настолько тонкой, что он терялся — где реальность, а где хитро сплетенная ложь. За последние года, когда, казалось, Темный Лорд сгинул в небытие навсегда, надо признаться, он расслабился. И к его возвращению готов не был. Хоть и предчувствовал. Все обладатели Темной Метки предчувствовали надвигающуюся Тьму... Но с его воскрешением игра возобновилась. И правила, надо полагать, в разы ужесточились.
— Это очевидно, — едва уловимо пожал плечами Северус, невольно схватившись за пульсирующую болью Темную Метку. Знает ли Мэри Макдональд о том, что Северус Снейп — Пожиратель Смерти? Знает ли она о том, что Северус Снейп — один из участников Ордена Феникса? Он не видел ее лица на собраниях, организованных Альбусом Дамблдором, а, быть может, просто не замечал. Представляла ли Мэри для него опасность? Зельевар полагал — не здесь, не у могил Лили и Джеймса Поттеров.
Снейп удивленно вскинул брови. Какой-то нелепый вопрос. Как он поживает? Никак. Существует, приспосабливаясь к меняющимся условиям магической реальности. С возвращением Лорда Волдеморта, он вновь оказался на краю пропасти, где одно неверное движение — смерть. Но Мэри наверняка не знает всей сложившейся ситуации, всей занимательной подоплеки дела. Если она и слышала что-либо об инциденте трехдневной давности, так это то, что в Хогвартсе на заключительном этапе погиб старшекурсник. Хотел бы Снейп поделиться иным знанием... Нельзя.
— Преподаю. Занимаюсь исследованиями. Все так же увлекаюсь зельями, — криво ухмыльнулся.
И Темной Магией. О чем он, разумеется, разумно смолчал.
Нелепые вопросы. Нелепые ответы. Нелепая ситуация.
Он почувствовал разочарование от того, что не смог побыть наедине с Лили. Разумеется, даже если и не было рядом Мэри, Северус все равно бы чувствовал присутствие постороннего лица. Изображение Джеймса Поттера на надгробии всегда с настороженностью и, как Снейпу порой казалось, с некоторым осуждением следило за молчаливым темным посетителем.
Зельевар вдруг разозлился.
— Ее жертва, — ткнул пальцем в сторону памятника Лили, — оказалась напрасной.

Отредактировано Severus Snape (2017-07-11 18:01:50)

+3

6

[icon]https://pp.userapi.com/c836229/v836229490/5b867/-ikiUXhpDgo.jpg[/icon]Кажется, за прошедшие годы Северус так и не научился общаться с людьми. Выглядел он довольно напряженно и немного нервно. По крайней мере так казалось Мэри. Она и сама чувствовала себя не в своей тарелке, а тут еще такой неожиданный собеседник. Словом, Макдональд заразилась от Снейпа напряженностью, хотя все же предпринимала попытки ее скрывать.
- Да, моя дочь рассказывала о тебе и твоих уроках. Здорово, - Мэри сумела изобразить на лице легкую улыбку. - Никогда бы не подумала, что ты будешь преподавать, но раз любовь к зельям привела тебя обратно в Хогвартс, я за тебя очень рада.
Мэри едва сдержалась от того, чтобы в начале добавить "о твоих ужасных уроках". Натали Макдональд только окончила первый курс. Как и ее мама, при распределении она оказалась на Гриффиндоре, и судя по рассказам профессор Снейп студентов этого факультета не слишком жаловал, как, впрочем и других. Кроме слизеринцев, разумеется. Если бы Натали не рассказала Мэри о Снейпе как о преподавателе, сейчас Макдональд-старшая, пожалуй, долго бы смотрела на Северуса с широко открытыми глазами и немым вопросом "ты? Преподаешь?" Спасибо дочери за то, что она подготовила ее к этой встрече.
Беседа не клеилась, поэтому Мэри отчаянно пыталась придумать, что бы еще сказать такого нейтрального. Может лучше было бы и вовсе помолчать, но у Макдональд с этим были проблемы. Она была разговорчива и любопытна. Пока Мэри подбирала слова, Северус неожиданно показал на памятник Лили и сказал, что ее жертва была напрасна. Мэри с непониманием уставилась на него.
Что он имеет ввиду? Напряжение нарастало. Мэри на всякий случай приготовилась вытащить волшебную палочку. Однажды Севеурс уже нацеливал на нее свою, кто знает, что он сделает на этот раз. О Снейпе ходили самые разные слухи. Половина из них повествовала о том, что он примкнул к Пожирателям Смерти, другая, что он пользуется доверием Дамблдора. Будучи журналистом, Мэри знала, что слухи могут родиться из чего угодно, а потому не спешила делать выводы.
- Что ты хочешь этим сказать? - не отрывая взгляда, спросила Макдональд. - Что-то случилось с Гарри?
Мэри давно догадывалась, что она не все знает о смерти Лили. Она никогда не понимала, почему Гарри так много лет прятали, как ему вообще удалось выжить после смертельного заклятия. В Ордене Феникса об этом старались не рассуждать. Враг был побежден, это главное. Но ведь для Мэри речь шла не только о победе над врагом, но и о потере близкого человека.

+3

7

— Ах, твоя дочь, — едко бросил Северус. А ведь и правда, ему недавно встречалась фамилия Макдональд в свитках с домашней работой, что он проверял пару дней назад на ночь в качестве весьма сомнительного чтива. Макдональд. Макдональд. Макдональд.
— Гриффиндор. Первый курс. Посредственные успехи в зельеварении.
Натали Макдональд. Занятно, если у дочери девичья фамилия матери, то это значит... А неважно, что значит. Жизнь — материя непредсказуемая. Кто бы мог подумать, что Лили Эванс так бездарно и так глупо распорядится своей жизнью, и так просто потеряет ее. Кто бы мог подумать, что однажды маленький мальчик — еще младенец — сможет отразить смертельное непростительное заклинание, не только выжив, но и отправив в небытие того, кто, собственно, и произнес проклятье. Кто бы мог подумать, что Северус Снейп — пожалуй, один из самых неприятных, мрачных и скольких слизеринцев — спустя некоторое время после выпуска вернется в Хогвартс. Не только вернется, но и станет преподавать. И примерит на себя и роль декана факультета. Судьбе, порой, весьма нравится развлекаться самыми изощренными методами.
— Не только любовь к зельям привела меня обратно в Хогвартс, — хмыкнул Снейп. — Веди меня вперед одна лишь моя одержимость зельями, я бы уже состоял в какой-нибудь зельеварской ассоциации, ездил бы по миру в поисках редких растений, восстанавливал давно утраченные рецептуры, читал бы разные интересные книги, что несправедливо пылятся в фамильных библиотеках древнейших магических родов, — в голосе зельевара чувствовалось печаль. Он не раз думал о том, как бы сложилась его судьба, не согласись он однажды на предложение Дамблдора. Или приди он к дому Поттеров на полчаса раньше. Или выпроси у Темного Лорда спасение Лили. Но он никогда не думал о том, что было бы, не получи от Темную Метку — даже мысли об этом не возникало.
Увы, история не приемлет сослагательного наклонения.
— Но выбора у меня, увы, не было.
В том, что Мэри была за него рада, Северус сомневался. И не собирался посвящать ее в свою историю становления как преподавателя. Порой он и сам удивлялся этому факту. Хотя, надо признаться, в целом его жизнь была хоть и скучной, но размеренной и относительно безопасной. До инцидента трехдневной давности. А последствия «crucio», полученного днем ранее, будут беспокоить Северуса еще как минимум неделю. А, быть может, и больше.
— Случилось, — равнодушно отозвался Снейп. — Полагаю, ты в курсе, что произошло три дня назад и чем завершился столь нашумевший Турнир Трех, а в нашем случае — Четырех, Волшебников... — зельевар умолк, выдерживая красноречивую паузу. — Смертью одного из участников, — все же безжалостно закончил. Но как это подали общественности? Несчастный случай? На Турнире произошло нечто ужасное. Я не в праве разглашать конфиденциальную информацию, но. Могу сказать лишь одно: скоро магический мир изменится. И изменится он не к лучшему.

+3

8

[icon]https://pp.userapi.com/c836229/v836229490/5b867/-ikiUXhpDgo.jpg[/icon]Наверное из уст Северуса слова "посредственные успехи" - это комплимент. По рассказам Натали можно было догадаться, что Снейп с годами не только не стал относиться к людям лучше и проще, но еще и усилил свое презрение к роду человеческому. Да и что греха таить, дочь Мэри пошла в маму и особой любовью к учебе не отличалась. Хотя, судя по всему, успехов она все же достигала больших. Возможно из-за того, что в жизнь Натали пока не пришел квиддич. Впрочем, любовь к спорту могла оказаться под вопросом. Отец Натали квиддич не жаловал. Судя по всему, он вообще ничего в своей жизни не любил по-настоящему кроме самого себя. Как еще можно было объяснить тот факт, что он с такой легкостью бросил беременную подругу? Об этом Мэри старалась не вспоминать. Она воспитывала дочь в одиночку и никогда не жаловалась.
- Я была уверена, что ты именно этим и займешься, - сказала Мэри. И не соврала. Северус так и виделся ей в какой-нибудь лаборатории или библиотеке. - А выбор есть всегда. Вопрос в том, дал ли ты себе на него право.
Макдональд совершенно не понимала, как Снейпа занесло в педагогику. Кажется, события его жизни были куда сложнее, чем могло показаться на первый взгляд. Северус, как и Мэри, потерял Лили. И судя по тому, что он сейчас тоже стоял у могилы гриффиндорки, эта потеря все еще мучила его.
Турнир Трех Волшебников... Конечно, Мэри знала о нем. Она ведь работала в Ежедневном Пророке, где теперь абсолютно все стояли на ушах из-за событий турнира. Рита Скитер, разумеется, была в центре событий, но Мэри прекрасно знала, что не всем ее словам, да и вообще словам всех журналистов, верить нельзя.
Смерть Седрика Диггори была покрыта тайной. Макдональд догадывалась, что правду нарочно скрывали. В газете это делалось постоянно. Иногда Мэри и саму вызывали "на ковер" и требовали придумать что-то, чтобы прикрыть неприятную действительность.
Слова Северуса по-настоящему взволновали Мэри. Иногда она встречалась с другими представителями Ордена Феникса, и те тоже выражали малопонятные опасения. Что-то назревало. Северус состоял в Ордене. Макдональд это знала, хотя на собраниях они не пересекались.
- Северус, - начала Мэри. - Если ты знаешь что-то очень важное, это лучше сообщить Ордену. Из твоих слов о напрасной жертве Лили и изменения мира не к лучшему я могу лишь догадаться, что дело как-то связано с Тем-Кого-Нельзя-Называть. Я полагаю, Дамблдор в курсе? Он намерен что-то предпринимать?
Мимо Северуса и Мэри прошла старушка. Не исключено, что она прошла только лишь за тем, чтобы постараться понять, что это здесь происходит. Макдональд проводила ее взглядом.
- Если миру грозит опасность, нужно подготовиться заранее и быть начеку, - использовала еще один аргумент Мэри.

+3

9

Снейп зло посмотрел в сторону Мэри: да кто она такая морали читать! Выбор есть всегда... Какая до тошноты отвратительная банальность. Ни черта у него не было выбора. Когда мучает непрекращающаяся бессонница, а применение Зелье для сна уже не представляется возможным, ничего не остается, как анализировать собственную жизнь, придумывать иные сценарии, разыгрывать иные диалоги. В ситуации с Дамблдором и согласием Снейпа преподавать, пожалуй, выбор все же был: отказаться и лишить себя и Лили даже крохотного шанса на ее спасение: согласиться и заручиться поддержкой Альбуса Дамблдора. Выбор был очевиден, безусловно. Выбор был один единственный — правильный. Но который так или иначе привел к гибели Лили. Выбор был сделан и выбор сделан ожидаемый Дамблдором, но он не оправдал себя. Северус и Мэри стоят на костях Лили — разве этого хотел Снейп, однажды упав на колени перед Альбусом в мольбе на спасение?
Северуса в который раз захлестнула злость: ни на себя, так просто потерявшего все, что любил; ни на Мэри Макдональд, бросающуюся острыми для него словами; ни на Альбуса Дамблдора, что не сдержал собственного слова. На злодейку-судьбу.
— Думаешь, Орден не в курсе? — зло отреагировал зельевар. — Дамблдор был в эпицентре событий. Но, увы, власть у старика не безгранична.
Северус неожиданно для себя вспомнил момент, когда на собрании с высокопоставленными лицами ему пришлось оголить предплечье и буквально сунуть под нос Фаджу почерневшую недовольно ворочающуюся змею на Темной Метке. Увы, доказательство оказалось неубедительным. Или оно настолько напугало министра, что тот предпочел скрыть очевидное всеми правдами и неправдами.
— Поверь, о мире позаботятся. Не мы с тобой. Мы всего лишь пешки, — криво усмехнулся Северус. Всего лишь пешка, всего лишь слуга двух господ. Пес, что разрывается меж двух лагерей.
Снейпу не нравилось, что Макдональд рядом — она помешала его планам, во-первых, он надеялся побыть наедине с собственными мыслями и попытаться осознать, что происходило с ним, Темным Лордом и магическим миром в целом, а, во-вторых, он хотел побыть наедине с Лили. Как бы это ни было странно, но порой она подкидывала ему довольно полезные мысли. Нет, он не имел привычки говорить с памятником, однако, от соблюдения некоторой традиции — или привычки, да — отказаться не мог. Но, смотря в глаза выгравированной Лили, Северус понимал, что ему все равно, что подумает Мэри Макдональд. Она здесь не просто так, не по какой-либо прихоти. Должна понять.
Северус сделал шаг вперед и тронул ладонью верхнюю грань памятника.
— Спи спокойно и ни о чем не тревожься.
Помедлив некоторое время в подобном положении, Северус резко убрал руку и повернулся к Мэри:
— Идем, — вышло слишком торопливо, но, признаться, Снейп боялся передумать — уж очень плохой идеей показалось ему его же решение.

+3

10

Так значит, Орден в курсе. Похоже Мэри теперь не сможет спокойно заснуть, зная, что кто-то что-то знает, а она нет. Природное любопытство с годами никуда не делось. Да и любопытство ли это или потребность в понимании происходящего?
А что касается Дамблдора... Неужели Северус сомневается в том, что Дамблдор - один из величайших магов своего времени? У Мэри в этом сомнений не было. А может ей просто хотелось в это верить, так жизнь становилась легче, ведь ты всегда знаешь, что где-то живет тот, кто знает все обо всем, и чья мудрость не подведет в любой, даже самой тяжелой ситуации.
- Ну и что, что мы пешки? - пожала плечами Мэри. - Без пешек невозможна победа. К тому же любая пешка может оказаться в дамках.
Это все, что Макдональд знала о шахматах. Кажется, профессор МакГонагалл славилась своими успехами в этой игре, но умения не передаются от декана к студентам факультета просто так. Мэри очень не нравилось, что Снейп настроен как-то слишком уж пессимистично. Конечно, он никогда не отличался позитивным настроем, но ведь с его настроем категорически невозможно двигаться вперед. Как он вообще живет с этим? Мэри бы уже давно перерезала себе вены, если бы на нее пусть даже временами нападало столь мрачное настроение и какое-то своеобразное отчаяние.
Тот момент, когда Северус прикоснулся к холодному постаменту, тем не менее, показался Мэри очень трогательным. Кому, как не ей знать, насколько сложно потерять такого светлого и доброго человека, как Лили. Будь перед Макдональд сейчас не Снейп, а какой-то другой знакомый, она бы положила руку ему на плечо в знак поддержки и понимания. Но с Северусом такие фокусы могли обернуться катастрофой, поэтому Мэри осталась стоять на месте и промолчала.
- Куда? - неожиданно встрепенулась Мэри, но за Северусом все равно последовала. Она надеялась, что он все-таки прольет свет на происходящее, раз уж он заговорил о переменах. Очень хотелось задать ему сотню вопросов, но Макдональд догадывалась, что это вызовет только раздражение.
- Ты наверное хотел побыть у могилы один, - сказала Мэри. - Мне жаль, что тебе не удалось, и причиной этому стала я. Я тоже люблю побыть здесь в одиночестве, наедине с воспоминаниями. Иногда мне даже кажется, что Лили видит меня. Я как будто ощущаю ее присутствие.
Мэри действительно иногда так казалось.
- А знаешь, - добавила Макдональд. - Мне кажется, Лили бы не понравилось, что ты считаешь себя пешкой. Она всегда верила в тебя. Думаю, верила даже после вашей ссоры. Потому что она просто не могла иначе.[icon]https://pp.userapi.com/c836229/v836229490/5b867/-ikiUXhpDgo.jpg[/icon]

+2

11

Пешки. Всего лишь пешки в чьей-то игре. С той лишь разницей, что игра ведется не на маленькой деревянной доске, а в реальной плоскости, да и с разными предпосылками. Плюсом игра идет не ради удовольствия — хотя, разумеется, удовольствие получают обе стороны в разные моменты — а на жизнь. Или насмерть. Снейп не считал себя пешкой, что может вырваться с дамки. С другой стороны...
— Все зависит от руки, что эти шахматы переставляет. А это, увы, уже навязывание мнения. Или принуждение, если угодно. Расходный материал, — Северус недовольно дернул уголками губ. — Иногда проще думать по-маггловски: мы — обычные рядовые солдаты, и у нас есть приказы, которые надлежит исполнить. Без сомнения, вопросов и собственного мнения.
Северус пожал плечами и первым двинулся по направлению выхода с территории кладбища.
— Здесь через пару кварталов есть паб. Не скажу, что уютный, но немноголюдный, что явный плюс, и наливают отменный виски, что явно двойной плюс заведению.
У него не было намерения напоить Мэри, хотя напиться самому было бы очень кстати. Северус всегда заходил в тот паб, когда навещал могилу Лили — это тоже было нечто похожее на традицию. Или привычку.
Северус поморщился — неприятно осознавать, что к могиле приходит кто-то еще. Разумеется, это правильно и естественно, и все же зельевар ощущал, как рвется очередная нить, что связывала его с Лили. Это было бы сложно объяснить. Но с этой встречей Северус ощущал себя еще дальше от Лили, как бы парадоксально это ни звучало.
— Хотел, — честно признался Северус. — Как вышло — так вышло, с этим уже ничего не поделать.
После многих событий, произошедших в его жизни, слизеринец научился смотреть на ситуации под разным углом, не вдаваясь в переживания и эмоции, принимая их как данность. Так было проще воспринимать ту темную реальность, в которой он оказался.
Северусу не нравилось, что говорила Мэри.
— Лили была щедра на хорошее отношение к убогим, — не удержавшись, съязвил Северус. — Такова была ее натура.
Снейп много раз задумывался, почему Лили проводила с ним довольного много времени, зачем отдавала столько сил и дарила столь много своего внимания и драгоценного времени. Ответ всегда был один: таковая ее гриффиндорская сущность, таковой ее сделала природа. Сострадательной. И понимающей. Вот только этих качеств не хватило, чтобы простить Северуса после одного единственного совершенного шага в темную пропасть. Она выстроила между ними стену. Которую Северусу так и не удалось проломить. Снейп не хотел думать, что Лили могла бы верить в него после их ссоры. Это осознание ломало, стирало все ментальные барьеры, которые слизеринец тщательно выстраивал в своем сознании, чтобы хоть как-то заглушить боль от ее потери.
До бара они дошли в молчании. Скрипнула дверь, приветственно кивнул бармен, на мгновение стихли разговоры. Северус помог Мэри скинуть верхнюю одежду, разделся сам, и через мгновение занял свой привычный столик у окна в глубине помещения. И та пружина, что держала его в напряжении последнюю неделю, понемногу начала расслаблять свою хватку.
— Как обычно? — обратился бармен к Северусу.
— Как обычно.
— А что будете вы?.. — вопрос был адресован Мэри.

Когда принесли виски и Северус сделал внушительный глоток янтарного напитка, он откинулся на мягкую спинку дивана и, внимательно заглянув в глаза Мэри, попросил:
— Расскажи о себе. Все, что сочтешь нужным.

Отредактировано Severus Snape (2017-07-30 18:48:46)

+2

12

[icon]https://pp.userapi.com/c836229/v836229490/5b867/-ikiUXhpDgo.jpg[/icon]Философские рассуждения - это то, к чему журналистам положено иметь склонность. Ведь газете необходимо о чем-то писать, а порой наступают времена, когда событий ни то, что кот наплакал, а вообще никто не наплакал. Вот и приходится труженикам пера и бумаги выливать в очередной номер кубометры воды, умалчивая о том, что на самом деле ничего не происходил. Но к размышлению о том, насколько жизнь напоминает шахматную доску, Мэри сейчас готова не была, а потому даже обрадовалась, что на последнюю реплику Северуса можно вежливо промолчать.
- Я знаю этот паб, - призналась Макдональд. Она заходила туда пару раз, но чаще ей все же хотелось поскорее покинуть этот городок. Он заставлял ее слишком долго размышлять о прошлом и о том, каким могло бы быть настоящее, сложись это прошлое менее трагично. Тем не менее, сейчас Мэри готова была проследовать за Снейпом.
- Возможно у нее было свое представление об убогих? - скорее констатировала факт, нежели спросила Мэри. Она слабо представляла критерии убогости, принятые Северусом за стандарт, но догадывалась, что под них подходило примерно две трети человечества. Все-таки он был слизеринцем, хоть и полукровным, о чем однажды Мэри рассказала Лили.
- Спасибо, - поблагодарила Снейпа Мэри. Галантность она действительно оценила и прошла к столику. - Бокал белого сухого вина, пожалуйста.
Макдональд никогда не имела склонности к чрезмерному употреблению алкоголя, но в малых дозах себе не отказывала. Хотя в школе, помнится, она однажды напилась так, что потом с трудом помнила, как добралась до кровати. Первые пробы огневиски, что уж поделать.
Бармен принес напитки, Мэри сделала глоток и, как и Северус чуть ранее, откинулась назад, слегка размяв шею ладонью. Вопрос поставил ее в тупик.
- Хм... - протянула Макдональд. - Я воспитываю дочь. Воспитываю одна, с замужеством не сложилось. Пыталась добиться чего-то в квиддиче, но так и не попала ни в одну крупную команду, и вот уже много лет работаю в Ежедневном Пророке, веду спортивную колонку. Вот и вся моя жизнь. Не слишком захватывающе, правда? Я поддерживаю связь с Орденом, хотя не в такой большой степени, как мне хотелось бы.
Мэри сделала паузу. От такой истории ей и самой захотелось бы зевнуть. Да... Не таким она рисовала себе будущее, когда училась в школе. Где яркие краски, фонтанирующие идеи, бесконечные события?
- С тех пор, как Гарри вернулся в магический мир, слухи ползут самые разные... Некоторые пугают, в некоторые просто не хочется верить. Раньше мне казалось, что война - это увлекательное приключение, но смерть Лили и Джеймса, да и вообще события того времени, меня неплохо отрезвили, - еще одна пауза и еще один глоток вина. А ты почти не изменился, ну или по крайней мере так кажется. Все еще увлекаешься темными искусствами? Лили говорила, что в школе тебе очень хотелось ими заняться...
Дочь Мэри рассказывала, что ходят слухи о том, что Снейп очень хочет преподавать Защиту от Темных Искусств. Но об этом Макдональд умолчала.

+2

13

Снейпу была интересна мысль о том, что сей паб знаком Мэри. Она не выглядела любительницей захаживать в питейные заведения, и уж тем более не была похожа на завсегдатая оных. Впрочем, никто не отменял возможность случайного посещения случайного бара для расслабления и подкрепления. Однако в данных обстоятельствах расслабиться в полной мере Северус позволить себе не мог. Как, вероятно, и Мэри Макдональд. Встреча с ней словно бы перенесла Северуса на года назад, когда Лили еще была жива, когда она еще не была настолько дружна с Джеймсом Поттером. Увы, всего лишь иллюзия, наваждение. Лили давно мертва. Как и Джеймс Поттер. А Северус и Мэри, словно два раненых зверя, переживших не одну встряску, пересеклись на нейтральной территории и негласно решили — грызни глоток в эту встречу не будет.
— Возможно, — пожал плечами Северус, концертируя свое внимание на янтарной жидкости в стакане. Виски обжигало нутро, мысли никак не хотели становиться упорядоченными.
Северус внимательно выслушал короткий рассказ Мэри о своей жизни.
— Да, не слишком захватывающе, — ровным голосом признался Северус. Он не видел причин ни лгать, ни лукавить. Это жизнь, в жизни всякое бывает. И такое неинтересное, незахватывающее, пресное.
— У тебя есть ради кого жить.
Однако у Мэри была дочь. То, ради чего стоило жить. А ради чего жил Северус? Ни семьи, ни стремлений, ни мечты. Все ушло со смертью Лили. Разумеется, Северус задавался вопросом: что было бы, стань Лили его. Во всех смыслах. Подарила бы она ему сына? А, быть может, у них было бы несколько детей? На кого бы они были похожи? То были сложные вопросы, ответов на них Северус не находил.
— Я не помню тебя в Ордене.
Впрочем, разве мог помнить? Из всех представителей Ордена Феникса он контактировал разве что с Дамблдором, МакГонагалл, иногда с Люпиным, которому варил раз в неделю аконитовое зелье. С Мэри он действительно мог и не пересекаться. Да и разве была нужда всматриваться в лица тех, на чью силу и удачу он поставил и проиграл?
— Война — это грязная, подлая, омерзительная штука. На ней не место таким, как ты.
О тех, чье место на этом противостоянии, и кто выигрывает подобные войны, Северус предпочел умолчать. Разумеется, Дамблдор хитер. Но скольких своих пешек он отправит на верную смерть прежде, чем встанет на путь победы? Думать об этом не хотелось. Думать о подобном было тошно.
Снейп безразлично пожал плечами. В его жизни была одна лишь рутина, что с каждым днем затягивала все больше и больше. И какие могут быть изменения? Откуда взяться прогрессу?
— Ты — тоже, — Снейп одним махом допил содержимое своего стакана и жестом указал бармену наполнить еще.
— Увлекаюсь ли я все еще темными искусствами? — Снейп невольно усмехнулся. — Они у меня в крови.

Отредактировано Severus Snape (2017-08-08 22:25:47)

+2

14

Раньше Мэри казалось, что учитель - это обязательно образец для подражания, человек, у которого не может быть недостатков и вредных привычек. И это при том, что Макдональд частенько считала, что во времена ее учебы в Хогвартсе некоторые преподаватели были несправедливы, а значит, недостатками все же обладали. Но время делает свое дело, неприятные моменты стираются из памяти. По крайней мере Мэри старается их стирать.
И вот теперь перед ней Северус. Мало того, что его характер едва ли даже отдаленно напоминает характер "типичного учителя", так еще и выясняется, что он балуется алкоголем. Мэри не спешила обвинять Снейпа в алкоголизме, просто поймала себя на мысли, что с трудом могла бы представить себе, например, профессора МакГонагалл со стаканом огневиски, а Северус с ним смотрелся очень даже органично.
- Да, есть, - подтвердила Макдональд и испытала некую гордость за сей факт. А вот тот факт, что Снейп не помнит ее в Ордене, не удивлял. В этой организации у всех были свои задачи. Полностью контролировать деятельность и контактировать со всеми представителями удавалось наверное только сильным мира сего.
Мэри так и не поняла, была ли фраза "не место таким, как ты" оскорблением или нет. С одной стороны, считается, что любым женщинам не место на войне, с другой, прозвучало так, будто Макдональд - это некое слабое безвольное существо, неспособное на серьезные поступки. Мэри слегка поморщилась.
- На войне никому не место. Войн не должно быть. Но пока мне есть, ради кого жить, я буду сражаться за мир, в котором нет места злу. Иначе у тех, ради кого я живу, не будет будущего.
Ну кто же не любит громкие фразы? Мэри выпила половину содержимого своего бокала. От столь малой дозы она опьянения не чувствовала.
- А чем именно ты занимаешься? - Макдональд понимала, что из Северуса информацию придется вытягивать по крупицам клещами, как говорят магглы. - Изучаешь заклинания, которые направлены на причинение боли или приводят к смерти? Или дают какую-то власть? Я вот даже никогда не задумывалась толком о том, что такое Темная магия...
Хорошо, что в пабе сейчас никто не слышал этого разговора. Вот бы другие посетители удивились, узнай они, что двое взрослых людей разговаривают о магии, да еще и темной. Да Северуса и Мэри бы упекли в психушку. Магглы боятся всего, о чем не знают, а о волшебстве им знать было не положено. Министерство Магии четко следило за этим, да и в Хогвартсе много раз говорили о необходимости соблюдать тайну.[icon]https://pp.userapi.com/c836229/v836229490/5b867/-ikiUXhpDgo.jpg[/icon]

Отредактировано Mary MacDonald (2017-08-14 17:15:19)

+1


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Альтернативная реальность » Гарри Поттер: After all these years?..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC