Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 14.11.1976: Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!


14.11.1976: Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

» участники эпизода
Ремус Люпин, Альбус Дамблдор (НПС), позже присоединяется Карактакус Бёрк.
» время и место действия
14.11.1976, примерно 13.20 (параллельно Степень полезности измеряется в родственниках), кабинет директора Хогвартса.
» краткое описание эпизода
Ремус попал в беду и теперь отправляется к директору, чтобы попросить его о помощи.

0

2

Скрывшись за углом и потеряв друзей из виду, Ремус тут же остановился и потёр рукой переносицу. Его друзья были правы, отрицать глупо. Джеймс был прав, но едва ли он знал, что значит для Рема эта аудиенция. Каково прийти к человеку, который перевернул твою жизнь, и сказать, что ты подвёл его в самом важном – в тайне. Люпин вздохнул и отправился дальше. Конечно, он сделает это, он же гриффиндорец, а не какой-нибудь трус.
Каменная горгулья бесстрастно взирала со своего поста. Помявшись немного перед входом, Рем хотел набраться решимости, но чем дольше тянул, тем больше хотелось избежать этого разговора. По пути он представил разные варианты развития событий, и в некоторых его исключали уже сегодня или превращали во что-нибудь, а этого абсолютно не хотелось. Наконец, он выдавил из себя:
- Лакричные червячки, - и поднялся по лестнице, открытой каменным стражем.

- Доброе утро, профессор Дамблдор, - сказал он, когда обнаружил директора и убедился, что можно говорить.
“Да уж, доброе…” – подумал Рем. И всё же, как начать? Всё прозвучало бы глупо, пока он не добрался до сути, а когда добрался – ужасно.
- Я хотел Вам сказать… То есть, вы ведь помните Гвенду Бёрк, старосту Рейвенкло? – он вздохнул. – Вчера её дядя… - он напрягся, вспоминая, - или дедушка… прадедушка?.. – поскольку это уже было похоже на бред, он оборвал себя и взглянул на директора, решив начать заново.
Руки студента уже почти дрожали, как и голос, а сам он, кажется побледнел.
- Я Вам не сказал, простите. Я хотел, только забыл, правда. Это было ещё летом, а потом как-то не сложилось… - он снова вздохнул, переводя дух. – В полнолуние получилось так, но это случайно, что я убежал из дома. То есть, в облике зверя. Я ничего не понял. Только очнулся связанным и весь в каких-то порезах. И тогда я не знал волшебника, который это сделал. И он меня не знал. Ну, совсем. Надеюсь, я ничего не сделал ему, мало что помню. Вот. А вчера в Хогсмиде я его снова увидел с Гвендой и хотел предупредить её, а оказалось, что это… - он вспомнил, - Каракатус Бёрк, торговец артефактами, и что он тоже меня узнал. Я дурак, знаю. Надо было подумать, что Гвенда не стала бы стоять с незнакомцем. Простите, профессор.
Рем снова поднял взгляд на директора.

+3

3

— Здравствуй, Ремус, — поздоровался профессор Дамблдор. — Чудесное воскресное утро.
Он лукаво улыбнулся: называть утром уже послеобеденное время могла только вечно куда-то спешащая юность, предпочитающая воскресные до-полудня наслаждаться сладким подростковым сном. Кто был бы такой директор школы, если бы мог это осуждать?
Однако тон и общий вид студента мгновенно настроили профессора с обычного дружелюбного лада на серьёзный: мальчик явно нервничал. Не успел Альбус поинтересоваться, что случилось, как Ремус сам начал свой сбивчивый рассказ.
— Садись, — только и успел предложить Дамблдор. Гвенда Бёрк с Рейвенкло — конечно, он её знал, прадедом Гвенды был талантливый артефактолог Карактакус Бёрк, с которым Дамблдор имел честь быть знакомым лично.
— Прадедушка, — улыбнулся он, подбадривая споткнувшегося на полуслове Ремуса. — Ну же, продолжай.
Однако реакция студента Дамблдору не нравилось: мальчишка чуть ли не трясся от мучивших его новостей. Что такого могло случиться? Неужели...
Но нужно было дослушать до конца.
Дамблдор нахмурился, когда Ремус закончил свой рассказ. Это всё было чрезвычайно, необычайно плохо, и тот факт, что Ремус ему сразу не сказал, делал всё только хуже. Тогда можно было что-то сделать, а сейчас... Очень может быть, что именно сейчас всё Министерство уже в курсе о том, что происходит в школе. И это не грозит ничем хорошим никому из них.
Однако демонстрировать и без того напуганному студенту свои мысли Дамблдор, конечно, не собирался. Он только вздохнул.
— Мы всё ещё сидим здесь не в компании гостей из Министерства, значит, мистер Бёрк наверняка не успел ни с кем это обсудить, верно? — предположил он, глядя на мальчишку. — Расскажи мне, о чём вы вчера говорили с мистером Бёрком. Как всё произошло. И тогда, летом, мистер Бёрк сам тебя отпустил или ты сбежал? Не припомнишь, что он делал?
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+2

4

Ремуса, однако, не убедили слова профессора: он и так непозволительно долго тянул с тем, чтобы сообщить о случившемся. Почему он не появился на пороге кабинета директора ещё вчера, нет, ещё несколько месяцев назад, когда всё это произошло? Почему не написал письмо, не отправил сову, в конце концов? Он ведь мог, профессор Дамблдор ведь никогда не отказывал в помощи... Однако Ремус не сделал этого. Нужно было сделать хотя бы что-то сейчас.
— Наверное, — неуверенно согласился он с доводами профессора. — Вчера... Я подошёл к ним в "Трёх Мётлах", Гвенда представила меня... То есть мистер Бёрк теперь знает моё имя и где я учусь. Он сказал, что он артефактолог, но не показал, что узнал меня. Но я понял, что он узнал. Мы немного поговорили, потом я ушёл. Простите.
Он снова потупил взгляд. Ком в горле мешал говорить и нормально дышать, однако Ремус собрал всю свою волю в кулак, чтобы продолжить свой рассказ. От этого сейчас зависело не только будущее Ремуса, но и будущее профессора Дамблдора, да даже целой школы! Он не мог позволить себе распустить нюни.
— Летом, — продолжил он, откашлявшись, — я проснулся связанным, как я и сказал. Мистер Бёрк дал мне одежду, залечил порезы и отпустил. Я сказал ему, что меня зовут Джон, он задавал некоторые вопросы... Ммм, кажется, как давно у меня это. Если бы я вчера не подошёл к ним, наверное, он бы и не узнал, что я учусь в школе, но теперь ситуация обострилась.
Ремусу показалось, что воздух вокруг густеет с каждой секундой.

+1

5

Звучало это всё не слишком хорошо: если бы Ремус сообщил раньше, у них было бы больше пространства для манёвров. Мистер Бёрк был человеком неоднозначным, к тому же, несмотря на знакомство с ним, Альбус не мог похвастаться близкой дружбой или тёплыми приятельскими отношениями с артефактологом. Это осложняло ситуацию, в которую они оба попали.
— Всё будет в порядке, — приободрил мальчика директор. — Посиди, мне нужно связаться с мистером Бёрком.
Оставалось только надеяться, что он захочет с ним разговаривать. Дамблдор ободряюще улыбнулся Ремусу, поднялся со своего места и подошёл к камину. Коробочка с летучим порохом была полной, и Альбус бросил горсть пороха в камин, называя нужный адрес для связи. Путешествовать сейчас он был не в настроении: вести переговоры хотелось бы на своей территории, хотя бы потому, что Ремус — оборотень и опасное существо в глазах общества — тоже должен был присутствовать. Наверное, мистер Бёрк дома в воскресный день, но если что, всегда можно попробовать лавочку...
— Добрый день, мистер Бёрк, — вежливо поздоровался Дамблдор со старым знакомым. — Надеюсь, не отрываю вас от важных дел? Мне необходимо срочно с вами переговорить, если бы вы могли на пятнадцать минут заглянуть в мой кабинет. Дело, увы, не терпит отлагательств, иначе я бы не тревожил вас в выходной день.

[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+2

6

Размышляя, как следует поступить во всей этой ситуации, Карактакус решил, что самым верным будет сначала переговорить с Годдардом, и так занимавшимся поиском малолетнего оборотня. Кто бы мог подумать, что высказанное Мальсибером предположение окажется правдой, а Дамблдор настолько беспечным, чтобы протащить в школу мальчишку, способного разорвать на части, а то и еще хуже – заразить ликантропией десятки детей, многие из которых еще и толком постоять за себя не умели.
«Хвала Мерлину! Гвенда учится с ним не на одном факультете!» - то и дело думал старый волшебник, не переставая удивляться чужой безответственности. Ховгартс, когда-то бывший гордостью магической Великобритании, явно начинал превращаться в какой-то притон.
Едва дождавшись утра, Бёрк собирался связаться с мистером Мальсибером, но непредвиденные обстоятельства отвлекли его от первоначальной цели, заставив несколько отложить задуманный визит. Взорвавшийся черномагический артефакт, который Карактакус пытался обезвредить уже несколько суток, сумел не только сам себя уничтожить, но и поджечь лабораторию, в которой был спрятан.
Так что все утро маг провел в Пеннинских горах, устраняя последствия устроенного зачарованной вещью беспредела. Закончил Бёрк ближе к двенадцати дня и решил сначала отобедать в своем поместье, а потом уж вернуться к вопросу о том, что делать с найденным оборотнем.
Увы, это решение оказалось неверным. Поскольку стоило ему закончить еду и направиться к расположенному в гостиной камину, чтобы связаться с Мальсибером, как в очаге появилось лицо Дамблдора, настаивавшего на разговоре.
- Добрый день! – хмуро ответил на приветствие Карактакус, жалея, что не успел покинуть свой дом несколькими минутами раньше. – Если вы так считаете, то я сейчас буду, - пожав плечами, не очень-то дружелюбно произнес маг, беря из стоявшего на полке щепотку летучего пороха, шагая в камин и называя необходимый адрес.
Через несколько секунд он уже стоял в кабинете директора, счищая с мантии золу и осматриваясь по сторонам.
- Здравствуйте, мистер Дамблдор! – вновь поздоровался Бёрк и, переведя взгляд на мальчишку-оборотня, который, видимо, успел поделиться деталями их вчерашней встречи с учителями, добавил: «Добрый день, мистер Люпин!»

+2

7

— Присаживайтесь, — предложил Дамблдор наколдованное для гостя второе кресло. — С Ремусом вы, очевидно, уже знакомы.
Он вернулся на своё место за директорским столом и улыбнулся мистеру Бёрку. Несмотря на то, что Альбус Дамблдор выглядел предельно расслабленным, на самом деле он был напряжён: сейчас решалась судьба не только мальчика, но и всей школы, и этот разговор был куда важнее многих других разговоров, проходивших в этом кабинете.
— Не желаете чаю? — предложил он, прежде чем перейти к делу. — Отличный чай, мой самый любимый. Где-то здесь у меня завалялся пакет с лимонными дольками, если хотите...
Он быстрым движением достал из ящика стола тот самый пакет и палочкой призвал миску, которую пододвинул ближе к Ремусу — на мальчишке не было лица, угощение хотя бы могло отвлечь его от внутреннего самобичевания, пусть даже на пару минут.
— Что ж, я не буду тянуть, мистер Бёрк. Насколько мне известно, вы в курсе небольшой проблемы Ремуса, — Дамблдор кивнул склонившему голову мальчишке. — И именно об этом я хотел с вами переговорить.
Он сделал небольшую паузу, пытаясь разглядеть реакцию старого артефактолога, но это было очень и очень сложно сделать. Дамблдор имел много влияния на людей, однако Карактакус Бёрк не был одним из тех, кто мог бы ему поддаться, а оттого ситуация сейчас осложнялась.
— Не буду лукавить, — он развёл руками, — мальчик действительно оборотень. И я действительно в курсе ситуации. Что, впрочем, является необходимым условием для безопасного существования этой школы, вы не находите? Было бы куда хуже, узнай я об этом уже после того, как Ремус приступил к обучению, и не прими соответствующие меры...
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+2

8

- Спасибо, - сухо отозвался Карактакус, усаживаясь в предложенное кресло. – Да, знакомы, - он коротко кивнул, не вдаваясь в подробности того, где и при каких обстоятельствах они с Ремусом встретились впервые: сомневаться в том, что Дамблдору известны все детали произошедшего, не приходилось, как и в том, что он с самого начала был в курсе присутствия оборотня в школе.
Мысль о том, что директор пренебрег своими прямыми обязанностями, предпочтя благополучие одного ребенка здоровью и безопасности других, злила и возмущала старого артефактолога, но он старался ничем не выдать своих чувств, безмолвно принимая правила игры, затеянной Дамблдором. В конце концов, ничто и никто, даже правила приличия и хорошего тона, не мог помешать ему прервать надоевший разговор и уйти, направившись прямиком к Годдардру Мальсиберу, а позже, возможно, и в Министерство Магии.
- Буду премного благодарен, - внимательно посмотрев на оппонента, согласился волшебник, решив, что было бы глупостью сразу пойти на открытую конфронтацию, отказаться от чая и высказать все, что он думал о порядках, воцарившихся в Хогвартсе. Альбус Дамблдор славился своим терпением и умением находить подход к нужным людям, но и Каракткус Бёрк не первый год жил на этом свете, а потому умел тянуть время не хуже своего собеседника, на этот раз решившего без лишних интерлюдий перейти сразу к делу.
- Вот как? – не сводя пристального взгляда с директора школы, спокойно переспросил мужчина, словно речь шла о чем-то совершенно банальном и неинтересном. Например, о качестве материи из которой, должна была изготовляться школьная форма, или о погоде в Шотландии в ноябре. – Конечно, это хорошо, что вы узнали о болезни Ремуса до того, как он приступил к обучению, - издалека начал Карактакус, намеренно давая своему собеседнику надежду на мирное разрешение возникшего конфликта. – Но очень нехорошо, что вы приняли решение единолично, не посоветовавшись с попечительским советом, не поставив в известность родителей остальных студентов, скрыли происходящее от Министерства Магии. Мальчик же не зарегистрирован в реестре? – усмехнувшись, спросил Бёрк, заранее знавший правильный ответ. Будь Люпин занесен в список, то Годдард Мальсибер давно смог бы выяснить его имя, однако этого не произошло, а значит, мальчишка продолжал скрывать свою сущность от властей. - Вам не кажется, что родители имели право знать, какая опасность может угрожать их детям? – смотря прямо в глаза Дамблдору, спросил маг.

+2

9

Чай разливался по чашкам сам, пока волшебники продолжали напряжённый разговор.
— Мистер Бёрк, вы не хуже меня знаете, каким был бы ответ попечительского совета, и уж тем более Министерства Магии, — тихо произнёс Дамблдор. Надеяться на то, что совет или Министр примет решение разрешить оборотню учиться в школе с другими детьми-волшебниками, мог только юнец, каковым Альбус Дамблдор не был уже много лет.
— Мальчик не зарегистрирован в реестре, иначе ему был бы заказан вход в школу, — ответил Альбус. Честность в данный момент была лучшей политикой: мистер Бёрк и так был обманут, не зная всех подробностей заранее, поэтому сейчас всё, что мог сделать Альбус, это рассказать ему правду о том, что происходило в школе, и понадеяться, что он будет благоразумен и не станет поднимать шум из-за не столь существенного дела.
— Если бы опасность действительно угрожала детям, я бы принял соответствующие меры, и родители учеников были бы первыми, кто узнал бы об этом.
Он продолжил говорить без долгих пауз, чтобы пояснить свою видимо не очень популярную среди волшебников позицию:
— Подумайте сами, Ремус находится в школе уже больше пяти лет, за это время не произошло ни одного несчастного случая. У нас чётко отработанный механизм. В полнолуния Ремуса запирают в Визжащей Хижине, куда никто не может войти ни со стороны Хогсмида, ни со стороны школы. Входы туда хорошо защищены. Также я и мадам Помфри из больничного крыла тщательно следим за состоянием Ремуса. Если бы я понял, что детям может угрожать опасность, нам бы пришлось с ним попрощаться.
Он бросил на мальчика быстрый взгляд: тот вжался в стул ещё сильнее.
— Я хочу заверить вас, мистер Бёрк, что Ремус находится под моим полным контролем. Оборотни, насколько известно магической науке, опасны только в полнолуния, в которые мальчика тщательно изолируют от остальных. В остальное время он точно такой же волшебник, как и другие дети.
Чашка осторожно приземлилась перед мистером Бёрком на стол, точно такая же оказалась и рядом с Ремусом Люпином.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+3

10

Альбус Дамблдор, несмотря на то, что совершил явную глупость, притащив в школу оборотня- подростка, дураком далеко не был. Осторожно, сохраняя ледяное спокойствие и подбирая доводы, которые обычные люди могли бы назвать не только логичными, но и гуманными, он пытался загнать своего оппонента в угол, призывая к его рассудительности. Наверное, в другой ситуации подобная тактика могла бы сработать, но сейчас Бёрк был достаточно рассержен, чтобы проигнорировать половину того, что говорил директор. В конце концов, какое ему было дело до судьбы безродного мальчишки? Карактакус никогда не отличался особым человеколюбием, а уж тем более вервольфолюбием. Или как еще можно было назвать защитников прав оборотней?
- Возможно, вы и правы, - помедлив, тихо произнес старый артефактолог, намеренно давая и тут же отбирая у соперника всяческую надежду на легкую победу. – Но вы забыли, что мистер Люпин мог бы получить домашнее образование. Тогда остальным детям и вовсе никакая, даже самая мизерная и призрачная, опасность не грозила бы. Лично бы я, если бы мне был предоставлен такой выбор, предпочел доплачивать за то, чтобы от моих правнуков держали подальше тех, кто может им навредить, - глядя прямо в глаза Дамблдору, спокойно произнес Бёрк, нисколько не заботясь о том, что его резкое высказывание могло задеть чувства сжавшегося в соседнем кресле подростка. – Прискорбно, что мальчик болен, но, как вам должно быть известно, ликантропия еще полностью не изучена. Некоторые авторы, занимавшиеся данным вопросом, утверждают, что слюна и кровь оборотня заразны в течение всего лунного цикла. Конечно, не настолько, как в само полнолуние. Это заявление вызывает у меня некоторые опасения.
Карактакус замолчал, внимательно всматриваясь в казавшееся абсолютно непроницаемым лицо директора Хогвартса.
- Вы утверждаете, что у вас все под контролем, но откуда мне знать, что это правда? Я уже обнаружил среди учеников того, кого там быть не должно. Возможно, вы скрываете еще что-то? – не желая сдаваться, добавил Бёрк.

+3

11

На чай и вазочку с лимонными дольками Ремус смотрел так, будто сладости были из пластика, не чувствуя ни малейшего аппетита. Более того, от волнения его слегка подташнивало и что-то есть показалось ему еще и опрометчивым. Чтобы чем-то занять руки, парень взялся за чашку и опустил голову, глубоко, полной грудью вдыхая терпкий, успокаивающий пар.
Слова волшебников - очередной взрослый разговор о нем, так, будто он - какая-нибудь бешеная собака, которую решают либо посадить на цепь, либо усыпить - долетали до Люпина как через толщу воды. Не счесть, сколько раз он сидел вот так на постели родного дома, устремив взгляд в пространство и слушая спор родителей через стену своей комнаты. Это, наверное, в болезни тяжелее всего.
Что будет с ними, если сегодня же он покажется у них на пороге? Что будет с Дамблдором, если все это долетит до попечительского совета? И это после всего, что директор сделал для того, чтобы один оборотень получил образование и не стал опасным дикарем, побирающимся в подворотнях Лютного или скитающимся в глухом лесу. Чувство вины сдавливало горло.
Сложно винить общество в страхе и недоверии. Но ведь этот волшебник видит его прямо сейчас, и отпустил, встретив летом, он уже знает, что Ремус - не дикий зверь, и ни на кого не бросается, чтобы была возможность проверить, насколько заразна кровь и слюна оборотня "в течение всего лунного цикла". И он должен понимать, что домашнее обучение не будет значить для оборотня ровным счетом ничего в будущем, не даст ему возможности найти хоть какую-то работу.
Люпин хотел подняться, выпрямиться, сказать это все, но не решался, сидел тихо, и лишь прокручивал в голове слова раз за разом. Лишь брошенная в конце концов мистером Бёрком фраза моментально вывела его из оцепенения. Ремус поднял голову и, нахмурившись, перевел взгляд с директора на его собеседника. Не послышалось ли? Неужели Бёрк только что использовал в качестве аргумента открытое обвинение Дамблдора во лжи?
Прилив праведного негодования заставил распрямить поникшие плечи.
- Мистер Бёрк, сэр... Профессор... Я могу сказать? - осипнув от волнения, вежливо попросил Ремус.
Он почувствовал дрожь в руках, и убрал их под стол, пока чашка не начала стучать о блюдце.

+3

12

— Вы не хуже меня знаете, по каким причинам люди не выбирают домашнее образование, мистер Бёрк, — Дамблдор качнул головой. — Это полное отсутствие социализации. Ребёнку с такой болезнью это практически полностью перекрыло бы возможность нормально функционировать в мире волшебников. Владение палочкой — это далеко не всё, чего лишены больные ликантропией люди. В первую очередь они лишены места в обществе, и это именно то, чего им стоило бы желать больше, чем обладания разрешением на колдовство. Увы, даже сквибы в настоящий момент устроены лучше. Впрочем, это не совсем касается дела, я бы с радостью подискутировал с вами об этом и ещё о миллионе вещей, но сегодня это явно будет лишним.
Он посмотрел на Бёрка внимательно: кажется, убедить его в том, что Ремус не опасен, не представлялось возможным. Дамблдор прекрасно понимал, что таких, как Карактакус Бёрк, в волшебном мире куда больше, чем тех, кто готов был позволить мальчишке-оборотню учиться в школе. Однако без прецедента невозможно было бы начать менять что-то к лучшему, иметь хоть какие-то убедительные доводы... Но не сейчас. Сейчас огласка не дала бы желаемого результата и, Дамблдор был уверен, сделала бы только хуже. Необходимо было найти аргументы, которые подействуют на Бёрка, который явно волновался и о своей внучке, которая училась на Рейвенкло и была очень разумной юной леди.
— Вы ведь понимаете, почему я скрывал Ремуса от совета и тем более Министерства, верно? — тон его не был слишком вопросительным, скорее, это был риторический вопрос. — Я готов лично продемонстрировать вам Хижину и отдельную палату в больничном крыле, укреплённые для того, чтобы не дать оборотню выбраться наружу. Мадам Пофри по моему указанию следит за состоянием мальчика практически круглый год. В остальные аспекты деятельности школы попечительский совет полностью посвящён, поэтому тут секретов у меня нет. Можете спросить, если вас интересует что-то определённое.
Ему отчётливо казалось, что Бёрк ведёт к чему-то определённому, но он не хотел предлагать сделок вперёд него. Однако толком ответить мистер Бёрк не успел, потому что тихий голос уже почти забытого в ходе разговора мальчика. 
— Можешь сказать, Ремус, — спокойно ответил он.
В конце концов, речь шла о судьбе мальчика, и не дать ему права высказаться было бы совершенно отвратительно.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+3

13

Ремус кашлянул в попытках выровнять голос, посмотрел в лицо директору, пытаясь найти в нем поддержку, но ощутил только, как множится его стыд.
- Я понимаю... что вы не верите, мистер Бёрк. Но это не ложь. Я никогда не хотел и не хочу никому навредить, и никогда не пытался.
По спине Люпина пробежал предательский холод - живы еще воспоминания о том, что случилось со Снейпом в прошлом году. И пусть прямой вины его в этом нет, клыки слизеринцу грозили не абы чьи.
А, может быть, тот инцидент и был первым звоночком, и прекратить рисковать стоило уже тогда.
Если он сейчас уйдет отсюда все еще учеником Хогвартса, придется внести коррективы в свою жизнь в школе. Эти прогулки под полной луной вокруг Хогсмида и Запретном Лесу с Мародерами, скорее всего, придется прекратить, даже если остальные будут против. И дальше обманывать доверие Дамблдора теперь будет предательством.
- Меня покусали, потому что мой отец открыто назвал оборотней чудовищами. Ему мстили за это. И, видит Мерлин, если бы профессор Дамблдор не дал мне возможности учиться, я бы вполне мог стать таким же чудовищем. Если не сейчас, так через пять лет. Десять. Когда стало бы очевидно, что кроме как среди... оборотней, меня нигде не примут.
Руки под столом Ремус сжал в кулаки. Он знал, насколько хрупко сейчас положение, и вся его жизнь, на которую столько людей уже потратили уйму сил, зависит от решения одного мага. Он пытался быть убедительным, и при этом не скатываться в мольбу - толку с нее не будет, да и стыдно было еще летом, когда он несся прочь от мистера Бёрка, шмыгая носом как девчонка.
- Все это скрывалось, да. Но только потому, что другого выхода не было. Если я выпущусь из школы, будет сложно, но это шанс хоть на какую-то нормальную жизнь. Я совсем... не хочу становиться монстром, как тот, кто со мной это сделал.

Отредактировано Remus Lupin (2017-09-01 19:03:28)

+3

14

Аргументы Дамблдора были весомы и весьма убедительны настолько, что обычный человек, лишенный всяческих предрассудков, но обладающий милосердием и состраданием, с ними моментально согласился бы. Только вот Карактакус Бёрк не был этим выше обозначенным человеком.
Чистокровный маг, принадлежавший к одной из древнейших фамилий, глава семьи, он относился к тому типу людей, что привыкли прежде всего думать о собственной выгоде и безопасности своих родных. Рожденный более столетия назад, он отличался достаточной консервативностью и нежеланием радикально менять привычные устои. Обучение оборотня в школе вместе со здоровыми детьми? Бёрк ни за что не согласился бы на такое, особенно когда в Хогвартсе училась его правнучка. К тому же старый артефактолог не знал, что из себя представлял этот зараженный ликантропией мальчишка, за которого так ратовал директор.
Понимал ли Ремус, на что ради него пошел Дамблдор? Относился ли с достаточной благодарностью к выпавшему ему уникальному шансу? Был ли серьезен и благоразумен?
На все эти вопросы у Карактакуса не было ответов, а потому маг, желая предотвратить грозившую студентам беду, исходил из самого худшего варианта, считая юного оборотня бездумным подростком, не способным отвечать за собственные поступки. Да и что удивительного было в этом предположении, если среди современной молодежи таких личностей было подавляющее большинство?
Слушая доводы Дамблдора, Бёрк хмурился, нисколько не скрывая того, что ему абсолютно не нравилось все, что обсуждалось в кабинете. Маг больше не хотел играть в дурацкие игры, позволяя оппоненту одержать явное логическое превосходство. Он предпочел бы оборвать надоевшую ему беседу и покинуть замок, отправившись прямиком к членам попечительского совета, предоставив им право разбираться в уместности решения Альбуса Дамблдора и эффективности предпринятых им мер предосторожности, а также степени опасности оборотня для остальных детей.
Возможно, Карактакус именно так и поступил бы, но в разговор неожиданно вмешался Ремус, до этого момента тихо сидевший в кресле и не решавшийся вставить ни одного слова. С трудом скрывая собственное волнение, мальчик рассказал жалостливую историю о том, как заразился, в конце добавив, что не хочет становиться таким же чудовищем, как тот монстр, что когда-то напал на него.
Это незначительное, казалось бы, уточнение насторожило Бёрка, заставило посмотреть на ситуацию с новой стороны. Выдвори он Люпина из Хогвартса, что помешало бы оборотню попытаться отомстить так же, как когда-то отомстили его отцу? Возможно, мальчишка решил бы поквитаться с Гвендой, Говардом или кем-то еще из представителей семьи своего неприятеля.
Карактакус молчал, не спеша отвечать и не сводя испытующего, хмурого взгляда со школьника. Мужчина искренне жалел, что тогда в лесу проявил милосердие, отпустив подростка и не сдав его в министерство. Будь он тогда благоразумен, то сейчас ему не пришлось бы решать этот безумный ребус, пытаясь вслепую нащупать верный путь.
- Мне нужно подумать, - наконец тихо произнес волшебник, отодвигая в сторону чашку чая, к которому так и не притронулся, вставая с кресла. – Надеюсь, я могу воспользоваться вашим камином, профессор Дамблдор? – он мрачно посмотрел на директора.

+4

15

Дамблдор молчал и слушал слова своего ученика. Ремус был талантливым мальчиком, которого, вероятно, ждало бы большое будущее, если бы не такое несчастье — или же именно из-за этого он стал тем, кто есть сейчас? Дамблдор прекрасно понимал, чего ему стоит жить с таким заболеванием среди целого Хогвартса здоровых детей, но он был уверен, что делает правильное дело, позволяя ему оставаться в школе. К тому же, он имел право высказаться, и если даже мнение самого виновника сегодняшнего события не заставит мистера Бёрка хотя бы подумать о том, чтобы пересмотреть свои взгляды, Дамблдор не знал, что ещё сказать.
Да, они оказались в тупике. И хотя Альбус не подавал виду, он прекрасно понимал, что с огромной вероятностью уже завтра сюда явится комиссия из Министерства: палочку Ремуса сломают, места нигде, кроме как в коммуне оборотней, ему уже не будет, а с местом директора школы сам Дамблдор сможет попрощаться. В школе настанут смутные времена, а жизнь одного отдельно взятого оборотня будет сломана окончательно.
Но что ещё сделать, он не знал. Ситуация была паршивее некуда, и даже если ему удастся заручиться поддержкой нескольких членов попечительского совета, это ничего не изменит. Поэтому оставалось надеяться на то, что этот их небольшой разговор возымеет хоть какой-то эффект.
— Естественно, — Дамблдор поднялся со своего места и сделал приглашающий жест рукой. Он внимательно следил за мистером Бёрком. Он явно думал о чём-то, и Дамблдор просто надеялся, что отсюда он не отправится сразу к господину Мальсиберу, председателю попечительского совета.
— Уверен, вы не будете делать поспешных выводов, — произнёс он мягко. — Благодарю, что согласились нас выслушать.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+3

16

"Подумать?"
До того просто бледный и нервный, под взыскательным взглядом мистера Бёрка, Ремус окончательно посерел, но взгляд встретил твердо, собрав в кулак всю волю и силой стиснув зубы. На то, чтобы держать самообладание, раз за разом прокручивая в голове все те жуткие вещи, которые сейчас мог думать о нем этот старик, уходило столько сил, сколько Рем и сам в себе не подозревал.

Страх медленно схлынул, уступив место тупому ощущению обреченности. В собственной способности кого-то в чем-то убедить Ремус был не уверен как никогда. И Карактакус Бёрк, вполне ожидаемо, убежденным не выглядел.

- Доброго дня, мистер Бёрк, - вежливо попрощался парень деревянным тоном, на автомате, вовсю одолеваемый невеселыми мыслями. Что еще сказать, он не знал. Поводов для оптимизма тоже не находилось, к тому же, даже если старый волшебник не отправится тут же к попечительскому совету, он наверняка рассказал обо всем своей правнучке. Причем, еще вчера. Не зная Гвенду сколько-нибудь близко, Ремус был практически уверен - даже если девочка и не растрезвонила всем, кому могла о том, что в Хогвартсе оборотень, она не связана обязательствами и обещаниями как Снейп, и вполне могла сболтнуть какой-нибудь подружке. А значит, все так или иначе покатится снежным комом. И хуже всего, что Люпин, даже если и сильно захотел бы, не мог никого из них винить, вылети он сейчас из школы. Ни Гвенду, ни ее прадеда.

Надо бы идти паковать вещички. Даже если очень хочется верить в лучшее, готовиться все равно стоит к худшему.

Отредактировано Remus Lupin (2017-09-12 16:18:52)

+3

17

- Конечно, - сухо кивнув, ответил Карактакус, не произнеся не единого лишнего слова, чтобы не дать Дамблдору, этому полоумному интригану, даже малейшего шанса заново начать разговор и привести множество других аргументов в пользу того, чтобы оставить мальчишку-вервольфа в школе. Бёрк мог понять, почему директор Хогвартса поступил подобным образом (проблема социализации оборотней в магическом сообществе была очевидна и ясна, как белый день), однако он сам не желал становиться борцом за права угнетенных, невольным создателем прецедента, что позволил бы этим опасным зверям в будущем претендовать на равные права с незараженными детьми.
- Благодарю, - подойдя к камину, Карактакус осторожно взял из вазы щипотку летучего пороха и шагнул в очаг.
- До свидания, профессор Дамблдор! – попрощался Бёрк, с трудом скрывая свое раздражение и недовольство произошедшей между ними беседой. Он чувствовал себя проигравшим, обведенным вокруг пальца слишком увлекшимся либерализмом и толерантностью оппонентом.
- До свидания, мистер Люпин! – произнес мужчина, переведя взгляд на подростка, выглядевшего так, словно только что увидел все самые ужасные черномагические артефакты, что когда-либо попадали в лавку «Борджин и Бёрк». – Хорошего дня! – сухо добавил он, ни на секунду не позволяя себе задумываться о том, что должен был испытывать сидевший в кресле мальчишка, по собственной неосмотрительности раскрывший свою тайну постороннему человеку.
- Лютный переулок. Паб «Белая виверна»! – бросив порошок себе, отчетливо произнес артефактолог, исчезая в пламени.

+3

18

— До свидания, мистер Бёрк, — ответил Дамблдор, глядя, как его гость скрывается в языках пламени. Он вздохнул и на несколько мгновений остался стоять на месте, потом снова повернулся к студенту.
— Теперь нам надо с тобой поговорить, Ремус.
Дамблдор вмиг посерьёзнел, от ласковой улыбки и от попыток придерживаться убедительного и мягко-настойчивого тона не осталось и следа.
— Сейчас нам остаётся только ждать и не делать глупостей, — он предупредительно посмотрел на мальчика. — Мистер Бёрк не самый покладистый волшебник, однако далеко не глуп и, вероятно, согласится пойти нам навстречу.
На своих условиях, естественно, ничего другого от старого дельца нельзя было и ожидать. Дамблдор лихорадочно соображал, с кем можно было бы переговорить относительно данной ситуации и что предпринять, чтобы смягчить то, что придётся пережить Ремусу, если сейчас мистер Бёрк отправится напрямую к Годдарду Мальсиберу... Навряд ли. По-крайней мере, он назвал адрес паба в Лютном переулке, а не прямиком особняк Мальсиберов.
— Ты сам должен понимать, что случится, если мистер Бёрк решит не идти нам навстречу. Сюда прибудут люди из Министерства Магии и арестуют тебя. Не волнуйся и не пытайся бежать. Мы сделаем это без шума среди учеников, хотя история всё равно будет предана огласке, хотим мы этого или нет.
Он вздохнул.
— Ремус, очень важно не сопротивляться чиновникам, — предупредил он. — У тебя заберут палочку, и тебе придётся её отдать. Это ничего, палочки — дело наживное. Твои знания и умения у тебя никто и никогда не сможет отобрать.
Он ободряюще улыбнулся Ремусу.
— Тебя отпустят, потому что держать тебя под замком у них не будет никакого права. Но с той поры твоё лицо и имя будет известно многим гражданам Британии, и тогда настанут тяжёлые времена. Тебе придётся нелегко, мальчик мой, и тебе нужно быть к этому готовым. Но не переживай, я уверен, что смогу тебе помочь. Тебе нужно проявить достаточно терпения и продемонстрировать им, что ты можешь оставаться достойным даже в такой сложной ситуации. Ты сможешь сделать это, Ремус?
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+3

19

Первым звуком с того момента, как затих рев волшебного пламени, унесшего мистера Бёрка в названный им паб, был тяжелый вздох Ремуса. Он уперся лбом в сложенные на столе домиком руки - теперь можно позволить себе показать хоть столько слабости. А слабость - причем, физическую, в руках, и в сгорбившейся спине - он ощущал сейчас очень четко.
- Простите меня, сэр, я... я виноват.
Виноват - главным образом потому, что не имеет права на такие проколы. От исхода сегодняшнего вечера зависит намного больше маленькой бесперспективной жизни отдельно взятого оборотня, а Люпин уже не маленький, чтобы не пытаться отвечать за свои поступки. Он достаточно времени уже был безответственным идиотом.
- Должен быть сказать сразу, и быть осторожнее. Дважды думать, прежде чем что-то...

Замолкнув, Ремус закусил губу, чувствуя в горле предательский комок. Что теперь толку оправдываться? Просто слушал директора, изо всех сил пытаясь не давать волю эмоциям, и привычно ища спокойствие в звучании голоса старого волшебника.
А это самое трудное. Сейчас даже аура, окружающая обычно профессора Дамблдора - успокаивающая, внушающая чувство защиты и уверенность, что все наладится - работала не так уж эффективно. Рем и сам не помнил, когда ему было настолько страшно, как сегодня. Память почти не сохранила ни встречи с Фенриром Сивым, ни даже первой ночи, когда родители закрыли его в комнате перед восходом полной луны - он запомнил от нее только рвущую тело физическую боль. Теперь, когда директор озвучивал, вероятно, ждущие в ближайшее время перспективы, они казались более реальными, осязаемыми, и оттого гораздо более пугающими. Живое воображение услужливо подкидывало иллюстрацию за иллюстрацией - вот врывается бригада урегулирования магических популяций, укладывает целой серией боевых заклинаний - будут они еще с оборотнем церемониться, уволакивает в одиночку Азкабана до разбирательства... забирает и разламывает волшебную палочку, а вместе с ней и право зваться магом...
Последнее расстроило Ремуса больше всего.
Конечно, закон же не считает его даже человеком, не то что волшебником. Он что-то меньшее, и невероятно мерзкое. Просто опасное дикое животное.

- Смогу, наверное... смогу. Но что мне делать потом, сэр? - с усилием выдавил парень, - После того, как меня отпустят?
Куда потом идти? К родителям - нет, домой не вернется, не сможет смотреть им в глаза и подвергать их остракизму больше, чем им уже грозит за укрытие оборотня. Отца, как пить дать, попрут с работы, матери одной тянуть все на себе... Хватит уже, почти совершеннолетний, отмучились они с ним. Искать оборотничью общину - ни за что на свете, он скорее горло себе сам перережет, чем отправится к другим оборотням, и особенно к тому любителю жрать маленьких детей. К маглам? Может быть, и не худший вариант. Нужно все трижды обдумать. Успокоиться и обдумать.

Отредактировано Remus Lupin (2017-09-16 11:23:53)

+5

20

Конечно, он был виноват, и очень хорошо, что мальчик это понимал. Дамблдор знал, что нет никакого чувства сильнее мотивирующего, чем чувство вины, жгучей и болезненной, которая преследует всю оставшуюся жизнь... Он посмотрел на Ремуса с некоторым сожалением, но сейчас углубляться в дебри самокопания и жаления себя было просто некогда, поэтому он ничего не сказал и без того расстроенному мальчику. Возможно, ещё не всё потеряно, и им удастся выбраться из этой ситуации без потерь. Относительно, конечно.
— Мы сделаем всё, что возможно, — произнёс он спокойно. — Но ты должен быть готовым к худшему.
Видит Мерлин, мальчишка был ещё слишком мал, чтобы участвовать в делах Ордена, но как ещё помочь ему не стать тем, кем стали тысячи оборотней до него, Дамблдор просто не знал. К тому же, скоро ему исполнится семнадцать лет, и он сможет колдовать без каких-либо сложностей со стороны закона... А найти волшебнику палочку в это неспокойное время было проще, чем помочь ему остаться в школе.
— Ты можешь помогать мне, — произнёс Дамблдор, не слишком вдаваясь в подробности. — Если ты сам этого захочешь, конечно. У меня и у других моих знакомых волшебников есть некоторые дела, в которых может потребоваться твоя помощь. Я познакомлю тебя с ними, если произойдёт самое худшее.
Он внимательно посмотрел на мальчика.
— Я не уверен, какой приговор ждёт меня, — улыбнулся он так, будто не говорил сейчас о том, что его вероятно и самого обвинят и отправят в тюрьму при самом худшем раскладе. — Я уже сегодня поговорю с профессором МакГонагалл, она будет знать, что делать, если я не смогу сам. Ты можешь вернуться к родителям, уверен, они примут тебя, или мы найдём для тебя место, где ты сможешь остановиться. И ещё, Ремус... Сейчас нужно быть особенно осторожным. Если произойдёт ещё что-то странное или выходящее из ряда вон, ты должен немедленно сообщить мне или профессору МакГонагалл. Хорошо?
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

Отредактировано Metamorphmagus (2017-09-16 22:32:04)

+3

21

Озвученное директором предложение - помощь Дамблдору и каким-то другим волшебникам - заставило Ремуса поднять голову и встретить чужой взгляд. Наверное, сейчас это был самый верный способ слегка потеснить сковавшие его экзистенциональный ужас и стыд. Помогать Дамблдору? Да если б неделю назад это было предложено, когда не было никаких угроз и разоблачений, Лунатик ни секунды не размышлял бы над ответом. А сейчас и подавно.
- Родители-то примут, - Ремус сокрушенно покачал головой, отчего-то не сомневаясь, что его поймут правильно. Родители любят его, и им все равно на все грозящие в будущем опасности и проблемы. Но Лунатик их тоже любит, и поэтому не все равно ему, - Я к ним не вернусь.
Слишком опасно и накладно. Слишком много проблем светит его присутствие в отчем доме. Это верно для любого, кто бы ни взял на себя сомнительную радость помогать оборотню, но родители теперь - тема особенно болезненная. Стыдно, бесконечно стыдно за все причиненные неприятности, за все вымотанные нервы, и вот, пожалуйста, так он всем отплатил за их жертвы.
О друзьях Люпин старался не думать. Его не бросят, как не бросили в конце второго курса, в этом можно быть уверенным. Но за стенами школы, так или иначе, рассчитывать он обязан прежде всего на себя.
- Если я... правда смогу вам помогать, я буду рад, - страх немного отступил, и он попытался вымучить какое-то подобие благодарной улыбки. Вышло очень горько, и очень жалко, - Я бы и в любых других обстоятельствах согласился, не раздумывая. Даже если все обойдется.
Он и без этого инцидента сильно задолжал директору, а теперь, когда Дамблдору по его вине грозит Азкабан, можно и заживо себя сгрызть в пыль чувством вины. Одна возможность хоть что-то сгладить, и что-то исправить - дороже всего.
А еще это может быть планом на будущее, за который можно ухватиться как за соломинку. Каким бы это будущее ни было. Какой с него будет толк без права носить палочку, Ремусу думать не хотелось, и он поспешно задавил эту мысль в самом зачатке. На последний вопрос Дамблдора он кратко кивнул и со скрипом отодвинулся от стола.
- Да, сэр.
Будь обстоятельства немного другими, Люпин крепко задумался бы, что такого странного или выходящего из ряда вон может происходить сейчас в школе, кроме того, что уже известно. Но сейчас мысли его были полностью заняты бригадой по урегулированию магических популяций, Азкабаном и сломанной палочкой.
А еще противоречивой необходимостью поделиться новостями с Мародерами и переварить их наедине с собой.

Отредактировано Remus Lupin (2017-09-17 01:49:30)

+3

22

— Вот и славно. Я рад, что могу на тебя положиться. Но об этом мы поговорим позже.
Ремус был серьёзным молодым человеком, и Альбус снова удостоверился, что не зря дал ему шанс тогда, больше пяти лет назад: действительно было бы преступлением упустить жизнь молодого человека, который мог бы вырасти в возможно лучшего члена магического общества, чем многие другие выпускники школы. Впрочем, общество явно было не готово к таким переменам, и Дамблдор надеялся, что на его подготовку уйдёт меньше, чем ему виделось.
— Если я не смогу быть на связи, обращайся к профессору МакГонагалл, — попросил Дамблдор. — Ей можно доверять, она поможет тебе.
Кому доверять больше, чем Минерве, Альбус даже и не знал: она была одним из его самых верных и самых преданных соратников, за все те годы, которые они вместе посвятили борьбе за правое дело.
— А теперь можешь идти, Ремус. Разговор был тяжёлый, но, возможно, грядут времена ещё тяжелее, поэтому постарайся отдохнуть, — Дамблдор улыбнулся мальчишке. — Пока нам остаётся только ждать и надеяться на лучшее. Когда мне что-либо станет известно, я тебе сообщу.
[icon]http://funkyimg.com/i/2iSgX.png[/icon][nick]Albus Dumbledore[/nick][status]великий волшебник[/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>АЛЬБУС ДАМБЛДОР, 95</b></a><br> Директор Хогвартса<br>[/info]

+3


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 14.11.1976: Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC