Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 19.11.1976: Свято место пусто не бывает


19.11.1976: Свято место пусто не бывает

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

» участники эпизода
Годдард Мальсибер, Беллатрикс Лестрейндж.
» время и место действия
19.11.1976, 10.00, кабинет Годдарда в ММ.
» краткое описание эпизода
Вереница талантливых выпускниц с активной жизненной позицией потянулась в кабинет к мистеру Мальсиберу с просьбами приобщить к воспитанию в юных волшебниках разумное, доброе, вечное. А кто может справиться с преподаванием науки о звёздах лучше, чем леди со звёздным именем?

0

2

Белла появилась в Министерстве за полчаса до встречи — сюда ей опаздывать было не с руки, нужно было продемонстрировать себя с лучшей стороны. Она надела одну из своих лучших мантий: синюю, к лицу, строгую, к случаю, дорогую, по жизни. Она убрала волосы в аккуратную причёску, собрав их сзади: строго и достаточно интересно. Ей хотелось произвести впечатление, и хотя она и так могла произвести его, пусть даже в пижаме, от сегодняшнего дня зависело многое.
После новостей в Пророке мысль появилась очень быстро: они уже обсуждали, что, наверное, было бы хорошо получить рычаги влияния на школу и заслать казачка Дамблдору под бок. А тут — такой шанс... Конечно, идти напрямую к директору Белла никогда бы не подумала: тот откажется, стоит ей переступить порог его кабинета. Взрывная Беллатрикс Блэк, не терпящая грязнокровок... И её мать, которая покрывает любой её проступок. Она не хотела, просто защищалась, профессор, разве вы не видите?
Нет, действовать нужно было точнее, элегантнее, и глава попечительского совета Годдард Мальсибер был идеальной кандидатурой. К тому же, он был одним из них: аристократ, магглоненавистник, умный человек, отец Пожирателя Смерти... Впрочем, последнее уже лишнее, достаточно и первых трёх пунктов. Белла подозревала, что сейчас — особенно сейчас — Дамблдор не будет конфликтовать с попечительским советом, чтобы отмыться от скандала с преподавателем астрономии.
Войдя в приёмную, Белла наткнулась взглядом на улыбчивого молодого мужчину, видимо, секретаря, смутно знакомого при ближайшем рассмотрении. Они учились в школе где-то на соседних или околососедних курсах, но Белла ни за что не вспомнила бы его имени: тот не отличался вхожестью в круг избранных, поэтому решила действовать согласно плану и просто поздоровалась.
— Мистер...
— Зовите меня Джейкоб, — улыбнулся паренёк. Беллу почти вывернуло: что за фамильярность?
— Великолепно, — произнесла она чуть более холодно, чем нужно было. — Я Беллатрикс Лестрейндж.
«Зовите меня миссис Лестрейндж, а лучше не зовите», — пронеслось в мыслях, но вместо этого Белла только наградила секретаря дежурной улыбкой.
— У меня назначена встреча с господином Мальсибером. Я подожду.
Джейкоб — Мерлин, что за имя — может и хотел что-то сказать, но передумал: видимо, понял, что его не узнали. Белла, по-крайней мере, старательно пыталась сделать вид, что это именно так: то, что она смутно помнила черты его лица, ещё не значило, что она действительно была с ним знакома. Через какое-то время её пригласили войти, и всё это время она терпеливо ждала — Белла знала всё о необходимости ждать нужного момента, хотя по ней и не скажешь. 
— Добрый день, мистер Мальсибер, — поздоровалась она, войдя в кабинет.
— Благодарю, — это уже секретарю, в сторону.
— Спасибо, что согласились встретиться со мной, — начала она, когда секретарь оставил их наедине. — Боюсь, вы один из немногих людей, кто сможет понять моё смятение в связи с недавними событиями. Я говорю о событиях в школе, конечно же.
И чуть понизила голос, точно говорила о чём-то жутко неприличном и неприятном. Впрочем, так ведь оно и было, верно?

+1

3

Вторая молодая барышня на визитах за два дня - Годдард, конечно, чувствовал себя счастливчиком. К другим мужчинам слегка за семьдесят красота в кабинет захаживала редко, да и то не всегда по делу. Несмотря на свой статус почтенного вдовца, мистер Мальсибер всегда ставил дело выше личных предпочтений и отношений. Хотя, что дочка его коллеги Яксли, что миссис Лестрейндж, молодая и строгая, чисто по-мужски нравились Годдарду. Впрочем, ничего лишнего, даже мыслей, он себе не позволял.
- Доброго дня, миссис Лестрейдж. Проходите, пожалуйста, присаживайтесь, - Джейкобу было велено испариться, исчезнуть, разуплотниться. Словом, сделать что-нибудь, чтобы во время этой беседы секретарём внутри кабинета и не пахло, равно как и другими посетителями.
- Я вас понимаю как никто другой, миссис Лестрейндж. Насколько я помню, у вас в школе учится кузен Регулус. Хороший мальчик, на год младше моего внука Кайна. Слышал о нём только хорошее и всецело принимаю вашу заботу о школе. Боюсь, Хогвартс ждут тяжёлые времена.
Мистер Мальсибер расхаживал по кабинету туда-сюда, шагами измеряя пространство своей рабочей мастерской. Всё те же мысли о переговорах с Трансильванией и всё та же проблема со школой. Дамблдор потерял хватку, пуская к волшебникам тех, кто был далёк от магического мира. Годдард полагал, что восприятие магии никак не зависит от наличия её в теле волшебника - магия была чем-то куда большим, чем просто возможностью махать палочкой. Магия - это целый мир, в котором нужно уметь существовать.
- Впрочем, я заверяю вас, что сделаю всё возможное, чтобы исправить ситуацию. Попечительский совет стоит в стороне от директора, но именно нам должен отчитаться Дамблдор обо всём происходящем. Не желаете чаю? Держу только самый лучший китайский и цейлонский.
Годдард остановился у окна, заложив руки за спину.

+1

4

Она села на предложенное место, уважительно кивнула, благодаря за приглашение. Невидимые складки на мантии она расправила быстрым и ловким движением руки.
— Вы правы, учится, — согласилась Белла. Об идиоте-Сириусе, которого и след простыл с семейного древа, в приличном обществе больше не упоминали, как и об опальной... как там её. Была ли она вообще? Регулус был воспитан в лучших традициях дома Блэков, как и все они. Кроме тех, кто на эти традиции плевать хотел и ради какой-то непонятной никому гордости, нет, гордыни слал всё к драккловой матери. Но сейчас Беллатрикс думала не о них, не о мерзких предателях, а о том, что было полезно делу. И да, кузену Регулусу в том числе. И остальным малолетним волшебникам, на чьи умы так легко повлиять.
— Вы правы. Я беспокоюсь за Регулуса и за свою племянницу Софию. Она пока ещё не доросла до школы, но через каких-то семь лет ей тоже предстоит туда отправиться.
Под крылышко к магглолюбцу-Дамблдору, конечно же. И не приведи Мерлин ей попадётся очередной идиот-астроном, который решит, что чужая безопасность — вовсе не главное, главное, что он там хочет какие-то свои эксперименты проводить.
— Спасибо, не откажусь, — она легко улыбнулась предложению выпить чаю. — Я искренне верю, что вы сделаете всё, что от вас зависит, мистер Мальсибер. Однако я боюсь, что дело не только в вас. Мистер Дамблдор...
Она специально не назвала его профессором, конечно. Белла сделала небольшую паузу, точно раздумывая, стоит ли ей говорить дальше.
— Не подумайте, я не хочу сказать ничего плохого, под его руководством школа находится вот уже столько лет, однако... — она сложила руки на коленях. — Меня смущает, что такие энтузиасты, как этот мистер Армстронг, могут получить место в школе. Было бы гораздо правильнее, если бы процесс контролировался и на такие должности могли попасть правильные люди. Не те, кто будет преподавать волшебникам маггловские знания.

+1

5

Вторая за несколько дней барышня говорила правильные вещи. Мистер Годдард Мальсибер терялся в догадках, не шутят ли девушки над ним, не старым, но уставшим человеком: гражданская позиция у женщин стала проявляться настолько отчётливо, что ему, бывалому чиновнику и кавалеру Ордена Мерлина, стало не по себе. Определённо, и миссис Лестрейндж, и София Яксли хотели равенства и вкуса свободы, и даст Мерлин, чтобы к ним не присоединились другие. А то мужчины смогут атрофироваться как вид - речи обеих барышень были правильными, продуманными, а, главное, слишком умными.
- Ваше беспокойство оправдано, как и моё - за внука. Я должен найти замену выгнанному магглу в ближайшие сроки, но, как назло, никто не соглашается пойти на мизерную преподавательскую ставку. Я поговорил с мисс Софией Яксли, и мы вроде даже нашли способ собрать денег на повышение фонда заработной платы, но остаётся вопрос в виде Дамблдора. Профессору, кажется, пора на покой. Но сейчас превыше всего вопрос с хорошим человеком на свободном месте. Я полагаю…
Годдард задумчиво посмотрел сквозь Беллатрикс, в сторону входной двери. О, да. Он много чего полагал, и даже хотел сам пойти на место изгнанного крысёныша, но выдержит ли Кайн такой прессинг со стороны родни? Присцилла, чувствуется, задаёт ему перца, что называется у молодёжи - хотя, внук не приучен ни жаловаться, ни даже делиться с дедом своими невзгодами. Да, из мелочи у них получается воспитывать вполне себе дракона.
- …что я скорее сам отправлюсь преподавать, чем второй раз позволю Совету закрыть глаза на Дамблдора и на его чудачества. Ваши опасения оправданы, миссис Лестрейндж. Хотите принять участие в брэйнсторме касательно того, как нам всем выбраться из ситуации, как спасти наших детей?…

+1

6

Любопытно, как вовремя Белла появилась на пороге главы попечительского совета: она думала, что так сможет надавить на Дамблдора, но ситуация складывалась ещё лучше. Даже совет уже не доверял ему, и Белле не пришлось никого и никуда продавливать. Кажется, совет занялся поиском нового учителя самостоятельно, не оставив эту обязанность в руках добренького старика.
Что ж, тем лучше. Значит, она пришла по адресу. В том, что они смогут друг друга понять с мистером Мальсибером, она даже не сомневалась: они были из одного круга и из одного теста.
Белла кивала во время речи Мальсибера. София Яксли, значит? Какая деятельная особа...
— Хочу, — отозвалась Белла, когда ей задали прямой вопрос. Она подалась чуть вперёд, чувствуя, как начинает биться сердце от предвкушения: вот он, момент истины, момент, ради которого она вообще сегодня появилась на пороге кабинета Мальсибера. — И у меня есть предложение.
Она сделала небольшую паузу, достаточную, чтобы про себя задаться вопросом "и какое же?", но не успеть произнести его вслух, и продолжила:
— Мистер Мальсибер, я готова предложить вам свою кандидатуру на место профессора астрономии.
Она сжала пальцы, но тут же снова приняла прежнюю позу, стараясь не выдавать своего волнения и нетерпения.
— В школе я изучала этот предмет углублённо, к тому же, мои родители учили нас с сестрой многому, в том числе и астрономии, — она быстро прикинула, что ещё сказать, чтобы выглядеть презентабельно. Беллатрикс никогда не посещала собеседования, а в Пожиратели Смерти её взяли за те таланты, которые она уже проявила, не успев узнать об этом, потому подобная ситуация случилась с ней впервые. Она понимала, что ей нужно дать понять, что несмотря на молодость, она куда лучший кандидат, чем все остальные. К тому же, умудрённые опытом старцы не слишком стремились садиться на практически сухой паёк, а она, молодая и мотивированная, почему бы и нет?
— До этого момента я была уверена, что в школе и в мире есть люди, которые способны воспитать поколение настоящих волшебников, но мне всё больше кажется, что я ошибаюсь. Случай с этим американцем это только подтвердил.
"Хочешь сделать хорошо, сделай сам", — подумала Белла. Собственно, именно этим она сейчас и занималась. 
— А деньги меня не интересуют, поэтому здесь проблем точно не будет, — лицо её на мгновение сделалось равнодушным: очевидно, что дочь Блэков и жена Лестрейнджа была равнодушна к зарабатыванию и могла тратить свои дни на что угодно, кроме работы. — В этом плане у меня исключительно корыстный интерес: дать детям правильное воспитание и преподавать правильные уроки.
И наверняка мистеру Годдарду Мальсиберу было очевидно: она говорила не столько об уроках астрономии, сколько совсем, совсем о другом.

+1

7

Если у Годдарда Мальсибера не полезли вверх брови после того, что сказала Беллатрикс Лестрейндж, то только потому, что годы тренировок, челночной дипломатии и практического курса переговоров с идиотами не дали ему такой возможности. Председатель попечительского совета школы Хогвартс впервые видел замужнюю барышню из приличной семьи, которой вздумалось, имеючи всё, пойти в училки. Ну, Присцилла не в счёт - Присцилла вообще уникальная в своём роде, второй такой гарпии не найти. Но вот Беллатрикс?… Годдард постарался и виду не подать, что чем-то сильно удивлён. Тем не менее, он задал сам собой направшивавшийся вопрос:
- Миссис Лестрейндж, ваше предложение весьма… Необычно, должен сказать. Всё равно, что Министр Магии возьмётся за личное руководство подразделением хит-визардов, - Годдард прищурил глаза и склонил голову, тряхнув сединами и продемонстрировав наивысшую благосклонность к кандидатуре Беллатрикс. Интересно, почему это она, хозяйка большого поместья, желает поступить на не самую престижную и не самую оплачиваемую работу в магической Британии? Впрочем, Годдард нашёл возможный ответ так же быстро, как и сказал себе, что он верен.
Беллатрикс, вероятно, хочет стать матерью. Или, возможно, уже ждёт ребёнка - но только школьники-то в этом случае будут ей в тягость и в стресс? Но это не дело мистера Мальсибера.
- Я сторонник теории, гласящей, что объяснённое другому самому понимается лучше. В том, что в вашей семье до и после Хогвартса вам дали отменное образование, сомневаться не приходится. Да и проверить ваши слова проще простого - достаточно поднять архивную выписку. Отношение к обществу и его проблемам у вас самое подходящее, миссис Лестрейндж. Но позвольте спросить, прежде, чем я соглашусь на ваше самое заманчивое предложение в мире… Зачем вам это? Можете соврать, конечно, но уважьте пожилого мужчину - позвольте мне полюбопытствовать. Школьники теперь совсем другие, всё жестче и жёстче с каждым поколением. Работа, несмотря на небольшое количество часов в школьной программе до ЖАБА, потребует много сил и энергии, да и нервов заберёт немало.

+1

8

— Если того потребует чрезвычайное положение, уверена, Министр взялся бы за это без лишних колебаний, — чуть улыбнулась Белла уголками губ. Такое сравнение ей нравилось: льстило так, что она даже прониклась к мистеру Мальсиберу ещё большим уважением. Белла любила, когда её достоинства принимали и признавали, особенно когда в подобных выражениях.
Она ведь и так чувствовала, что они поладят, а тут такое вот неиллюзорное подтверждение.
Беллатрикс осторожно кивала на слова мистера Мальсибера, который озвучивал вслух те качества, что они оба бы хотели видеть в преподавателях, которые давали волшебникам образование не только в плане магических наук, но и в плане куда более тонкого и нужного воспитания. Когда прозвучал его вопрос, она была к нему готова: это, наверное, было первым вопросом, который она задала себе. И если та часть ответа, которая касалась её личных дел в плане принадлежности к тайным организациям, она оставила при себе, то остальную без колебаний решила выдать, притом вполне искренне.
Да, в данном вопросе Беллатрикс Лестрейндж искренности было не занимать.
— Я тоже училась в школе, поэтому имею представление о том, что из себя представляет целый детский класс. Я уверена, что смогу справиться с этим. Сил у меня достаточно, энергии — тоже.
Она усмехнулась себе под нос, думая о том, как бы изменилась ситуация, если бы она не занималась параллельно делами Ставки: она бы действительно сходила с ума дома в четырёх стенах, и вся её энергия была бы направлена в разрушительное русло.
— Буду с вами откровенной, мистер Мальсибер. Меня пугает то, что я вижу во вчерашних выпускниках. Я понимаю, откуда что берётся, что многие дети привносят что-то новое из... своего мира. Но ведь они приходят к нам, а не мы к ним. Разве они не должны адаптироваться? Разве не должны постигать азы волшебного мира, а не пытаться перекроить его под себя? Меня пугает, что преподаватели потворствуют тому, что дети совершенно не хотят узнавать мир, в котором им предстоит жить. Они игнорируют историю магического мира, игнорируют давние традиции. Да, общество идёт вперёд, но куда оно идёт такими темпами? И не вина ли в этом руководства школы и, в частности, преподавателей, которые позволяют детям не учиться знаниям, которые позволят им безболезненно жить в неродном для них мире и стать полноправными его членами, а поощряют игнорирование норм и традиций, внимание к чужой культуре? Нет, интерес — дело хорошее, не подумайте, ни одному студенту не мешало знание о магглах, однако мне непонятно, зачем тянуть это знание в мир, где оно не может быть применено?
Она сделала небольшую паузу и продолжила.
— Моим детям, — она не позволила себе хоть как-то отреагировать на эти слова, — предстоит учиться в этом месте. В будущем, я имею в виду. Я хочу убедиться в том, что школа может дать им то, чего они заслуживают. Хочу убедиться, что в Хогвартс ещё есть смысл отправлять чистокровных волшебников. Вы сами знаете, многие люди нашего круга уже подумывают о том, чтобы выбрать Дурмстранг: дальше от дома, зато в преподаватели не набирают...
Она выплюнула последнее слово с ярко читаемым презрением:
— ...профанов.

+1

9

Чем дальше мистер Мальсибер слушал, что и как говорила миссис Лестрейдж, тем больше удивлялся тому, какие, оказывается, недюжинные талантлы скрывает в себе дом Блэков. Нет, старушку Мелифлуа, конечно, было переплюнуть сложно, да и мадам Вальбурга с мужем стоили десятка маггловских тяжеловооружённых воинов, но вот, пожалуйста - Беллатрикс Лестрейндж, казалось бы, девчонка, не нюхавшая пороху войны, а излагает складно и… Правильно. Даже очень правильно. Тем более, последнее, чего хотел бы Годдард Мальсибер - так это промаггловских придурней в учителях у его единственного внука и наследника, так сказать, престола. Кайн подавал надежды, и ему требовалась хорошая школа.
- Я и сам, признаться, был готов поговорить с моей невесткой и отправить внука в Дурмштранг, - поделился с Беллатрикс соображениями мистер Мальсибер, выговаривая название иностранной школы магии на немецкий манер, как привык по молодости.
- В целом, Совет, думаю, поддержит вас, да и профессору Дамблдору ничего не остаётся другого, кроме как принять к сведению мнение родительского комитета и выдать вам назначение. Вы не будете скучать по дому? Присцилла, моя невестка, почти и не бывает в особняке. Два выходных в неделю не всегда стоят один за другим - ещё есть дежурства и внеклассная деятельность. Вы были бы готовы выйти на работу с первого декабря, миссис Лестрейндж?
Проблему со школой Годдард смог решить не отходя далеко от собственного кабинета. В том, что Беллатрикс знает астрономию на что-то больше «У», он сомневался: она не была практикующим астрономом, да и публикаций у миссис Лестрейндж не было. Впрочем, значение это имело для него весьма и весьма небольшое. В сложившейся ситуации, когда, как верно заметила Беллатрикс, в веками складывавшееся общество настоящих волшебников лезут те, кто мало что понимает в мироустройстве, действовать требуется радикально.
- Если будут вопросы…
Годдард черкнул пером на листке пергамента.
-…пишите Присцилле. Она вас и сориентирует, если потребуется, в первые дни. Не обращайте внимания, если моя невестка покажется вам излишне прямой или суровой. Человек науки, как-никак.

0

10

Она кивнула: неудивительно. Сама Белла вместе с сестрой запросто могла бы оказаться студенткой Шармбатона, если бы отец не посчитал, что Друэлла слишком много себе позволяет, пытаясь перетянуть одеяло выбора школы на себя. Блэки учились в Хогвартсе веками, поэтому истинный англичанин навряд ли мог представить своего ребёнка во французской школе, однако Дурмстранг был популярной опцией, в этом можно было не сомневаться.
В Шармбатон Белле не хотелось, в Дурмстранг тоже. Но когда дело дойдёт, может быть, Софии придётся выбирать между этими двумя школами...
— Готова, — согласно кивнула Белла. — Впрочем, есть один вопрос... Касательно моей племянницы. Вероятно, мне придётся взять её с собой. Но девочка не доставит много проблем, для присмотра за ней есть домовик, который не выпустит её за пределы моей личной комнаты... Мой деверь женится в следующем месяце, поэтому вопрос может быть решится и без моего участия. А с появлением дома вопрос, думаю, мы с родственниками решим полюбовно. Они тоже достаточно много работают.
Впрочем, как она понимала, такие подробности меньше всего волновали мистера Мальсибера, а потому она взяла листок, предложенный ей, и попыталась вспомнить Присциллу Мальсибер.
— Спасибо, — поблагодарила она. — Постараюсь не беспокоить миссис Мальсибер по пустякам, но её помощь мне может понадобиться.
Она поднялась с места: отрывать занятого человека от дела становилось уже неприлично. Она чувствовала подъём душевных сил от такой успешно пройденной встречи, и хотя Беллатрикс понимала, что за Годдардом ещё стояли другие волшебники, чьё слово могло закрыть ей вход в школу, она была уверена, что мистер Мальсибер, раз уж дал своё согласие, сделает всё, чтобы его протеже попала в школу на вакантное место. Да и куда им сейчас деваться? Бесконечно долго искать замену?
— Спасибо за то, что выслушали меня, мистер Мальсибер, — вежливо поблагодарила Беллатрикс. — Я вас не подведу.
И под "вас" она понимала, конечно же, всё чистокровное общество и всех своих предков вместе взятых.

+1


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 19.11.1976: Свято место пусто не бывает


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC