Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Настоящее » 17.11.1976: На благо образования


17.11.1976: На благо образования

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

» участники эпизода
Goddard Mulciber, Sophia Yaxley
» время и место действия
17.11.76; 14:30 Министерство Магии, кабинет Годдарда Мальсибера
» краткое описание эпизода
Ответственная выпускница с активной жизненной позицией, София Яксли, хотела бы что-нибудь сделать для своей альма-матер, и обращается к мистеру Годдарду Мальсиберу. Оказывается, что сделать она может гораздо больше, чем предполагала.

0

2

Секретарь мистера Мальсибера что-то говорил о погоде, что является нормальным состоянием среднего англичанина, а София как-то обобщенно кивала, не слишком прислушиваясь. Молодой человек не принадлежал ни к ее знакомым, ни к приличным, родовитым семействам, так что можно было не то чтобы совсем игнорировать его существование, но, так сказать, не заострять на нем внимания. Вот София и не заостряла, тем более, что ее голова была занята сразу столькими другими, более важными мыслями: предстоящий аукцион, попорченное реноме школы, которое она сегодня единолично решила спасать, да и собственная свадьба, наконец.
Нет, неправильно, собственная свадьба не была последним приоритетом. Однако, из всех важных дел, оно было дальше остальных по графику, и поставлено на весьма недурные рельсы. Встречи по согласованию меню и подгонке мантии проходили строго по распорядку, многое было уже выбрано и утверждено, скоро останется только дождаться судьбоносного дня. А пока можно было заняться проблемами, более насущными для молодой дамы, как например, дальнейшая политика школы, куда ей всего через несколько лет отдавать собственного ребенка. А ведь София Яксли очень практичная барышня, думает загодя. Не говоря о том, что и самой должно быть не стыдно произносить в обществе, что училась в Хогвартсе. После скандала с мистером Армстронгом, того и гляди, не останется, чем гордиться.
Наконец-то они пришли, и секретарь – Джейкоб, кажется, так он представился, – исчез на несколько секунд за дверью, чтобы доложить. София так и не заострила внимания на том, о чем они переговаривались, хоть и не отвечала невпопад, а со смыслом. Вот что светское воспитание с людьми делает – развивает суперсилу вести вежливую, предписанную приличиями беседу, практически не приходя в сознание.
Теперь же предстояла беседа крайне животрепещущая, и в глазах Софии, когда она входила в кабинет Годдарда Мальсибера, разжегся ее шахматный блеск.
– Доброго дня, мистер Мальсибер, – она улыбнулась, хотя в таком обществе хотелось делать книксен, как в детстве. Собственная молодость острее всего ощущается в присутствии чужих благородных седин. – Как ваше благополучие?

+1

3

Строго говоря, по месту основной работы никто не должен заниматься сторонними делами. Однако, это правило мистер Годдард Мальсибер нарушал. Ему совершенно не было дела до очередного договора с Трансильванией о магических стандартах: договориться с «континентом» невозможно, пока ты измеряешь вес в унциях, а они пытаются тебя обвесить. В этой связи ответить на письмо мисс Софии Яксли приглашением на беседу было милым и очевидным делом. Тем более, что происходившее в Хогвартсе было куда интереснее очередного «заинтэрэсовалсу» от трансильванского представителя на переговорах.
Пару дней назад Присцилла сработала так же чётко, как должна была работать вся система магического образования в Великобритании. Невестка Годдарда с поличным взяла преподавателя, который ставил эксперименты с маггловской техникой прямо в школе. Да-да, под носом у Дамблдора. Мистер Мальсибер пришёл в неописуемый восторг, получая письма от родителей. В письме Присциллы было несколько слов, например, но каких! «Уволен со штрафом и судимостью». В целом, ситуация требовала вмешательства, но только не хватало одного важного кусочка мозаики для полноты картины.
Карактакус Бёрк так и не рассказал ничего о том, признал ли он в ком-то того самого ребёнка-оборотня, на которого наткнулся в пылу своих научных - а другими они быть не могли, конечно! - исследований.
- А, мисс Яксли, - Годдард выставил своего секретаря Джейкоба на обед. Это был уже второй обед за сегодня у мальчишки, но он был куда важнее первого. - Спасибо, Джейкоб. Ступайте, поешьте. Если мисс Яксли захочет чаю, я смогу помочь нашей гостье.
Мальчишка испарился. Он знал, что нельзя спустя рукава относиться к просьбам шефа, даже если они были вида «испарись, животное».
- Вынужден заниматься делами школы даже на работе. Получил ваше письмо и подумал, что стоит встретиться лично. К сожалению, многие родители и выпускники Хогвартса читали вчерашний «Пророк» и знают о случившемся. Отвратительно. Как ваши дела, дорогая София?

+1

4

У Софии неважно с ярким проявлением эмоций, поэтому она лишь почтительно и сочувственно покачала головой, и сочувствовала она именно тому, что вот, не может человек даже на работе заняться работой, причуды директора школы и тут его косвенным путем догонят.
– Я читала вчерашний "Пророк", – невесело улыбнулась София, но это и было ответом на вопрос, как у нее дела. Благодарила Мерлина, что все это случилось не во время ее обучения, и что меры были приняты немедленно. Но дети! Репутация! Впечатлительная молодежь! Незавершенный курс! Экзамены!
Возмущение в Софии не кипело, оно настаивалось где-то очень глубоко внутри, и оно не будет выплеснуто в истеричном поступке, а подтолкнет молодую женщину на точные и здравые шаги к изменению этого дивного нового мира, в котором вслед за преступным профессором не был выдворен допустивший его к преподаванию директор.
– Это и было причиной, по которой я вам написала, – София, почитав статью, думала недолго, взялась за перо сразу, как закончила с тостом и яичницей, но не допив кофе. Немедленно нужно было что-то делать, время работает против них. – Вы же понимаете, как меня беспокоит этот скандал. Пострадала репутация школы, нарушен ход обучения, дети подверглись опасности, – если бы она не говорила ровным, совершенно бесцветным голосом, было бы понятно, сколько всего в ней клокочет. Но продолжала она так же сдержанно, буднично, только смотрела очень прямо и почти пронзительно.
– Я ничего не могу поделать – думаю о том, что скоро я вступлю в брак, стану планировать своих детей, которые тоже будут поступать в Хогвартс. И мне не хотелось бы лишь к тому времени быть уверенной, что им не будет грозить нечто подобное, это слишком долгий срок. Действовать нужно сейчас. Обратить внимание общественности на то, что происходит в школе, кого берут в преподаватели, – тут она чуть опустила голову, взглянула своим коронным взглядом исподлобья, и одной лишь челюстью выразила, что только воспитание не позволило ей сказать "каких мразей берут в преподаватели". – А кроме того, имиджу школы нанесен серьезный урон. Мне хотелось бы это поправить, напомнить, что несмотря на погрешности единиц... – она сделала короткую, но красочную паузу для инсинуации о том, что грешной единицей считает не только осужденного профессора, – Это все еще добропорядочное и высококлассное заведение. В наших кругах давно ничего не устраивалось, на благо школы. Думаю, не только я, нашлись бы и другие выпускники, которые бы согласились с помощью какого-нибудь праздничного и радостного мероприятия улучшить атмосферу, собрать некоторые средства. Как вы думаете?

+1

5

Ну что же, многие читали «Пророк». Особенно тот, о котором шла речь - Годдард и сам не мог с точностью сказать, что бы сделал он, если бы был рядовым родителем рядового студента школы Хогвартс. Ну, или как мисс Яксли - был бы выпускником, которому есть дело до родных стен шотландского замка. Так или иначе, бомба-вонючка рванула в Хогвартсе с должной взрывной волной: писем было не одно и не два. Одно из посланий, скажем, поступило от Беллатрикс Лестрейндж, и на него Годдард ответил первым, хотя пришло оно позже, чем письмо от его визита - Софии Яксли. Это ничем нельзя было объяснить кроме того, что у мистера Мальсибера под рукой первым оказалось не то письмо. Спасибо тебе, мальчик-секретарь. Но визит мисс Яксли всё равно был назначен первым.
- С вами не поспорить, мисс Яксли. Правы, что называется, по всем статьям, - Годдард качнул головой, внимательно слушая девичий монолог, в меру эмоциональный, в меру заинтересованный. То ли Софии, дочери его ближайшего коллеги, было нечего делать дома, то ли она и вправду нашла внутри себя неиссякаемый источник энергии, но ход мысли был абсолютно правильным с точки зрения мистера Мальсибера. То, что ему не хотелось впутывать в дела школы всех вчерашних выпускниц, было делом десятым. Раз пришла и хочет помочь - как можно отказать дочери коллеги? Поправка: милой барышне, которой необходимо куда-то потратить юношескую энергию.
- Что же, - мистер Мальсибер прищурил глаза, дипломатично улыбаясь своей милой собеседнице. Учительница в школе - это не про неё от слова «замуж».
- Если вы очень хотите помочь, мисс Яксли, то могу предложить вам дела поинтереснее, чем просто устроить мероприятие в поддержку детей. Я понимаю необходимость ярмарок и открытых матчей по квиддичу, но нам… Нам нужно не привлечь внимание к этому недостойному волшебнику из недостойного слоя общества, а найти способ не допустить такого в дальнейшем. Хотите, я поговорю с казначеем школьного попечительского совета? Я думаю, ей нужен хороший референт, а вас, мисс Яксли, мы обучим не только проводить мероприятия в поддержку, но и приобщим к процессу управления делами Хогвартса. Возможно, речь даже пойдёт о смене директора в школе, и ваша энергия будет как нельзя кстати на заседаниях совета. Хотите быть генератором идей?

+1

6

– О смене директора? – пытливо переспросила София, все еще глядя на Мальсибера так, будто решала в голове алхимические формулы. Средний студент мало пересекается с директором учебного заведения напрямую, но, тем не менее, философия последнего очень сильно сказывается на качестве образования и социальной жизни в школе. Иногда приходилось мириться, вот как Софии пришлось мириться в ее годы обучения.
Отец, к примеру, никогда не отзывался о Дамблдоре открыто плохо. Он вообще это умел, мастерски – говорить одно, а иметь в виду куда менее нейтральное мнение. Так, о директоре мистер Яксли качал головой, мол, талант пропадает. Высокообразованный, талантливый волшебник, такой научный потенциал, и такие Вавилоны в голове. Мог бы где-то корпеть, придумать еще несколько способов применения драконовой крови, что-нибудь изобрести, что-нибудь вылечить, но держать свой либерализм при себе, а не совать его под нос впечатлительным детям и не тащить в школу незнамо кого.
– Вы полагаете, может дойти и до этого? – в голосе Софии не было открытой надежды, только в формулировке, тон оставался исключительно серьезным и деловым. Затем она все-таки взглянула чуть более радостно, и энтузиазма в ней только прибавилось, хоть и тоже незаметно: – Для меня было бы честью помочь чем-то еще, если я могу. У меня пока не было идеи вступить в совет, но почему бы и нет?
А собственно, почему у нее не было идеи вступить в совет? Наверное, потому, что сама только-только отучилась, и до сенсационной новости в газете школа не должна была обрести важности раньше, чем лет через десять. Однако, раз уж все так серьезно, то кто предупрежден, тот вооружен. Если найдется ниточка, за которую чуть более явно влиять на судьбу лучшей в Европе кузницы магических кадров (по мнению самих выкованных кадров), то надо за эту ниточку хвататься.
– Я так понимаю, у вас уже есть какие-то мысли о том, чем можно поправить данную ситуацию, если не ярмарками и светскими мероприятиями? – практически не отдавая себе в этом отчета, София не глаза расстегнула сумочку и вытащила из нее блокнот с пером.

+1

7

- Именно так, мисс Яксли. Я не то, чтобы не молод, но ещё не слишком стар для этого драконьего навоза, в котором оказалась школа. Я возглавляю Попечительский совет уже какое-то время, но такого попустительства со стороны Дамблдора ещё не видел.
Годдард никогда не говорил, что он уже стар. В конце концов, ему всего семьдесят два года, и многие в этом возрасте женятся впервые. Ну, как многие - некоторые из тех, кого знал мистер Мальсибер-старший, к семидесяти годам впервые выбирались из министерских кабинетов, чтобы обнаружить себя без юношеского пыла, но с огромным бесом под ребром. Отсутствующим ребром, из которого когда-то сотворили женщину. Тем не менее, для дедушки наследника рода Годдард был весьма и весьма активен - он пёкся и о будущем Кайна, и о том, чтобы ему составила партию воспитанная и достойная волшебница из чистокровного и древнего рода. Например, мисс Яксли - жаль, что коллега и старый знакомый, мистер Яксли, не стал ждать несколько лет - Софии уже двадцать два. Если у неё ещё нет живота от второго ребёнка, то только потому, что она - свет в окне для матери и отца, которые сделали небольшой шаг в сторону от консерватизма.
Нарциссу Малфой выдали замуж в июле семьдесят третьего - на том торжестве даже Присциллу Мальсибер что-то заставило улыбнуться. Девочке было восемнадцать. Жаль, что Мод появилась в жизни старого хитреца Годдарда только сейчас - иначе бы быть Малфоям его свояками, Блэков он бы и близко не подпустил к такой родственной связи.
- Я об это точно знаю. Если придётся, я и сам отправлюсь в Хогвартс, чтобы навести в школе тот порядок, которого заслуживает это дивное место.
Только для этого придётся самому стать директором школы, придумав, куда без шума и пыли деть очумелые ручки Альбуса Дамблдора. Он мог быть чудаком, этот Дамблдор, сумасбродом или шизофреником, но вот идиотом не был никогда, и потому Годдард его уважал. Процесс смещения директора школы был вопросом, но времени или семантики - того мистер Мальсибер пока не знал. Нужна ли была ему эта школа, когда мир вокруг был полон возможностей? Возможно, директором он бы порекомендовал назначить Элеанору Смит, оставаясь в стороне, но у руля дел Хогвартса.
- Однако, моё место здесь, в кабинете в Министерстве, и я рассчитываю на вас, мисс Яксли, и вашу посильную помощь. Нам нужно найти источник финансирования для повышения зарплат новой крови в школе. Можете что-нибудь придумать помимо ярмарок и выставок в поддержку? Мы не хотим попрошайничать таким образом.
Мистер Мальсибер призадумался, пожал плечами и продолжил рассказывать дочке своего коллеги диспозицию - в той степени, в которой её необходимо было знать этой дивной красоты миленькой девочке с невесть откуда взявшейся активной гражданской позицией. Ещё, поди, молодёжь и на выборы пойдёт?...
- Моя невестка, миссис Присцилла Мальсибер, работает практически за идею. А на ставку преподавателя астрономии желающих нет. Тем временем, уроки никто не заменяет, и школьники не получают знаний. А потом вырастают из них джейкобы, - иронично подметил Годдард, вспомнив по матушке своего секретаря, который астрономию путал с астрологией: навязанный сверху, мальчишка происходил из волшебников, которые любили магглов. А мистер Мальсибер был готов таких бесплатно отправлять на скотобазу для разведения на корм драконам. Говорят, огромные летучие твари любят тупую человечинку.

+1

8

Не только он сам, никто не считал мистера Мальсибера старым, вот ещё. Волшебники чаще всего отмеряют себе такой срок, что в юношеские семьдесят два человека можно разве что убить, шальной Авадой. София, как и большая часть волшебников, и не думали видеть возраст мэтра Мальсибера преклонным, для многих всё только начиналось. Впрочем, разумеется, благородные седины вызывали непременное уважение, но исключительно в контексте нажитого опыта. У кого ещё Софии учиться человеческим шахматам, если не у человека, игравшего в них уж в три раза дольше, чем она на свете живёт. На такое предложение, на такое сотрудничество срочно необходимо было соглашаться.
Знай София, о чем мэтр подумал, сама бы пожалела о своем возрасте и сочла бы себя старой девой. С такими людьми бы породниться, но придётся довольствоваться малым. Тем усерднее она собиралась проявить себя, чтобы успех нельзя было приписать семейным связям. Они хороши и полезны, но всё же более впечатляюще было бы взять ту высоту чуть более самостоятельно.
– Я, должно быть, все ещё мыслю слишком банально, и по привычке... – вот уж с чем у Софии не было проблем, так это с самооценкой и признанием собственных слабостей, – Но в голову действительно идут в первую очередь традиционные методы помощи. Не ярмарка и не выставка, но, возможно, полезнее оказалось бы что-то более торжественное. Гала-ужин. На каникулах, с приглашением профессоров. Мне кажется, многие из выходок Дамблдора ускользнули из виду потому, что о происходящем в школе узнают уже после того, как произошел, как вы выразились, драконий навоз. И ученики, и профессора, отдалены от остального сообщества, пресса туда не наведывается... Инспектора, насколько я знаю, тоже не заведено, родительские собрания так же не проходят. В конце концов, я, например, даже не знаю, имеет ли попечительский совет голос в подборе персонала школы, а в будущем мне бы хотелось знать даже то, кто будет заботиться о моем ребенке в Больничном крыле. Мне кажется, следовало бы дать родителям и просто обеспокоенным волшебникам возможность держать себя в курсе. Так, например, за ужином познакомиться с другими профессорами, – предложила София.
На самом деле, конечно, эти другие профессора должны были бы за ужином ругать и осужденного учителишку, и Дамблдора. Желательно – на чём свет стоит. Ну да, София мыслит благотворительными мероприятиями пока ещё весьма однобоко. Но мыслит.
– И само мероприятие было бы не столько сконцентрировано на детях, как ярмарки, а именно на осведомлённости родителей, опекунов и просто сочувствующих о внутренних порядках школы. Прибыль можно было бы сделать на продаже билетов и прочего бара, а в программе как раз вынести предложение и о регулярной инспекции и, возможно, о какой-то форме опубликования результатов тех инспекций, возможно, в прессе. Это помимо общего улучшения настроения торжеством в честь Хогвартса и всех его преимуществ. Такая реклама, возможно, привлекла бы больше компетентных и вдохновленных кандидатов в профессора, или можно было бы еще подумать о временных лекторах для старших курсов.

+1

9

Мисс Яксли была прекрасна в своей женственности. Да, для Кайна такая невеста была бы настоящим подарком: очень жаль, что кто-то Мальсибера опередил, и теперь прелестная Софи была почти недосягаема. Единственным женским недостатком в ней была та самая гражданская позиция. Но у Годдарда было и иное мнение на этот счёт: он любил логические задачки с двумя, тремя и пятью неизвестными.
- Мыслите вы, София, не так банально, как об этом говорите, да и ваше умение думать как таковое делает вас особенной девушкой. Примите моё восхищение. Я обязательно сообщу нашему казначею о том, что у неё будет помощница, да какая!
Годдард улыбнулся своей красивой гостье. Определённо, Элеанор могла воспринять молодую красотку в штыки. Определённо, обеим дамам придётся тренировать дипломатию куда усиленнее, чем они об этом думают.
- И ваше предложение я, думаю, мне нужно принять с минимальной корректировкой. Софи, можете взять на себя ещё и роль переговорщика? Я с удовольствием бы донёс до Эйвери, Розье, Уилкисов, Монтегю, что в школе беспорядки. К сожалению, мне одному с этой задачей не справиться. И здесь вы правы - поможет гала-ужин. Задача в том, чтобы его устроить… Кажется, я недавно получил приглашение от миссис Малфой. Не думаете ли вы, София, что удача сама идёт к нам в руки? Мы переговорим с другими приглашёнными, объясним нашу точку зрения и спросим, что об этом думают другие люди из наших. Малфои не захотят остаться в стороне… И, конечно, мне каким-то образом нужно решить проблему учителя астрономии, но фонды школы пока не позволяют пригласить кого-то из тех, кто действительно может научить наших детей. А как в этом контексте обыграть ярмарку или аукцион, я пока не знаю, признаюсь вам честно.
Наверное, было бы неплохо устроить какое-то хогсмидское сборище, но как всё это сделать? Может, продать билеты на матч века, сборная Хогвартса против сборной взрослых игроков в квиддич?… Мерлин его знает. Годдарду пока хотелось попросить Софию стать лицом кампании против Дамблдора. Молодость и красота против съехавшей крыши старого магглолюбца.

+1

10

Чего мистер Мальсибер не мог знать, а София забыла о таком думать, так это о важности красоты женщины в ее интригах. Как и в кнедавнем разговоре с Нарциссой Малфой о том, как поладить с будущим мужем, София по прежнему в упор отказывалась понимать, что красота (или даже не столько красота, а осознание, уверенность в своей красоте) открывает женщине многие двери, правда, вызывает и встречные штыки, обычно от других женщин. Красивым все с ходит с рук, красивые опасны просто по природе своей, и Софи никак не могла усвоить этой науки.
Она всегда была хорошенькой, чисто прибранной, со вкусом однтой, но она никогда не пыталась быть ослепительной. Жаловалась давеча подруге, что не умеет очаровывать, даже не представляет, как подступиться. А без этих качеств ее красота становилась такой же холодной, и сухой, как весь ее характер - не интриующе недоступная снежная королева, а как бы... Как остывшая овсянка. Она не думала о себе, как о красавице, или, еще чего - роковой красавице, и в других красивых женщинах не видела конкуренток. Согласно философии ее семьи, каждой приличной женщине рано или поздно достанется достойный мужчина, с которым потом жить достойной жизнью, для этого необязательно быть Нарциссой. Вот София так и считала, и не видела причин торопиться или соревноваться. Да и в чём? В узости талии и тонкости черт?  Лучше она тот же объем энергии потратит на дела попечительского совета.
Услышав встречное предложение, София оживилась (то есть почти не изменилась в лице, так, вздернула бровки - и это в ее случае было много), и сделала пометку в блокноте.
– Я полагаю, суаре миссис Малфой – прекрасный повод все обсудить в заинтересованном кругу, – разумеется, круг будет заинтересован. Нарцисса других не приглашала. – Мне кажется, многие добропорядочные волшебники после этой новости оказались в той же ситуации, что и я – вдруг обнаружили, что им ничего толком неизвестно о внутренних распорядках отдаленной от общественности школы, но могут не знать, с чего начать, чтобы поправить это положение дел. Да, вы правы, все происходит как будто по графику. Я уверена, что нам многие захотят помочь с будущим ужином, и просто с делами школы. Это уже привлечет внимание, главное потом запустить колесики так, чтобы это внимание не могло так просто ослабнуть.
На вечере у Нарциссы будут только нужные Софии и мэтру Мальсиберу люди, настолько же возмущенные происходящим, уволенным преподавателем, и директором. Это поможет создать необходимый эмоциональный фон на самом будущем торжестве и, конечно, лучшее финансовое положение казны попечительского совета.
– Вы очень занятой человек, мистер Мальсибер, я могла бы взять на себя приятную обязанность поднять эту тему на вечере, – предложила София, которой только дай подготовить доклад, пусть и светский. Позволял бы того технический прогресс, она бы притащила слайды. – Да и до него успею наметить как минимум варианты того, где проводить вечер, чтобы к вынесению вопроса на обсуждение у нас уже были какие-то конкретные идеи. Если в программе лишь приятный вечер и несколько речей, то и организовать сам вечер – задача не слишком трудоемкая, куда важнее правильно и вовремя привлечь к нему внимание, тогда можно все усроить достаточно скоро, тем более, что близятся праздники. Быть может, вечер откроет даже школьный хор с парой рождественских гимнов.
Она аж улыбнулась, впрочем, последняя идея была самой необязательной, смотря, на какую дату будет назначен ужин, однако, это было бы милой деталью. Сделав еще пометку в блокноте, София затем взглянула на мэтра Мальсибера серьезнее.
– Скажите, как вы смотрите на мысль об инспекторе школы, думаете, возможно было бы организовать что-то регулярное? Не каждый месяц, разумеется, и неожиданные проверки всегда эффективнее, но в свете последних событий, мне кажется, это был бы неплохой способ убедиться, что школьный персонал и оборудование способны обеспечить необходимый высокий уровень образования, что в стенах школы не происходит ничего такого, что выходило бы за рамки безобидных студенческих приключений, – склонив голову немного набок, София надеялась, что у нее получился такой, как бы ностальгически-многозначительный взгляд, чтобы мистер Мальсибер вспомнил и о своем времени в Хогвартсе, и о своих "безобидных приключениях".

+1

11

- Мистер Мальсибер не настолько занят, чтобы бросить вас одну в пекле нашей маленькой камерной революции, мисс Софи, - Годдард продолжал улыбаться своей очаровательной собеседнице. Он до сих пор до конца не мог определиться, хорош или плох тот факт, что старина Яксли культивировал внутри хорошенькой белокурой головки своей дочки самые настоящие мозги. Женщина из неё могла вырасти крайне опасная - одну такую натуру Годдард уже знал, и приходилась она ему первой любовью. Второе подобное творение сердце его мужское семидесятилетнее могло не пережить - чай, не мальчик уже, хотя и в старики себя списывать рано.
- Но я буду благодарен, если вы возьмёте на себя труд донести до молодёжи мысль о том, что в Хогвартсе есть проблемы, которые нужно решать. Школьники поют гимны и оратории - что может быть прекраснее?
Годдард постучал пальцами по столешнице, раздумывая над тем, что сказала ему молоденькая Яксли. Родилась бы мужчиной - всё, Министр Магии должен был бы складывать полномочия в кучку и посыпать голову пеплом, конкуренция налицо. Креативность, дипломатичность, обучаемость, стрессоустойчивость, многозадачность.
- А вот мысль об инспекторе мне пока не приходила в голову. Это нужно обсудить с министром Минчумом, но… Как вы видите его работу, Софи?
Вопрос Годдард задал скорее из любопытства - он и сам был вполне в состоянии родить программу школьной проверки, а потом воплотить её в жизнь. Но раз уж к нему в кабинет заглянуло юное дарование двадцати лет от роду, то любопытство уж точно не было пороком в этой ситуации. Может, Софию он и отошлёт в школу инспектором? Или включит в состав комиссии, которая проведёт ревизию в стенах Хогвартса и придёт к пониманию необходимости выкидывания из школы Дамблдора и его отряд мигрантов из страны грязнокровых выродков.
Такие должны были держаться подальше от его любимого внука Кайна.

+1

12

София не метила в Министры. Пусть со времен Артемизии Люфкин никто уже не удивялся женщине Министру, но молодой барышне из высшего света не положено метить в Министры. Ей положено метить в достойные жены, в радушные хозяйки домов и мероприятий, затем в активные матери. Им положено менять положение в стране светскими раутами, блистательными балами, сердобольной благотворительностью, а не речами, дебатами, и указами. Им положено быть даже не серыми кардиналами, а кардиналами в роскошной цветочного узора мантии того цвета, что нынче в моде, впрочем, серый всегда благороден и уместен. Многие домохозяйки делают для государства больше, чем Министр, сами того не ведая.
В данной ситуации хотя бы София ведала, что делает. Совершенно сознательно плела сейчас невидимую ниточку, напару с мэтром Мальсибером. Она хотела было посмотреть на него со скромной неловкостью, но живости мимики на это не хватило, так что София просто взглянула вниз, на свои заметки, затем снова вверх, на собеседника.
– У меня совершенно нет подобного опыта, или информации о подобном опыте где-то еще, но сейчас мне чисто логически кажется, что главное – неожиданность, – начала она, достаточно осторожно, впрочем, к чести Мальсибера, он до сих пор давал ей высказать все, не перебивая и не обрушивая на нее снисходительных нравоучений, как от старшего по званию и по жизни. Редкое качество для мужчины. 
– К известным заранее проверкам всегда можно подготовиться. Начистить серебро, попрятать скелеты в шкафы подальше, причесать студентов и распланировать речи преподавателей на уроках того дня до последнего вдоха. Нам это не нужно, нам нужно реальное положение вещей. Даже когда инспектор заявится с утра пораньше – эльфам немедленно будет дано указание чистить и драить, красиво все разложить в кладовых, преподаватели за завтраком успеют спланировать свои занятия, но все же будет больше шансов, что удастся урвать картинку такой, какой она является на самом деле.
Пока говорила, София вновь делала пометки, просто для себя, раз уж ее несло, да и потом можно будет вносить изменения в план сразу по пунктам. А то расслабились. Заперлись в замке в далекой шотландии, и пока непревзойденная мадам Мальсибер не забьет тревогу, так думают, что никому до них дела нет.
– Присутствие на уроках, осмотр плана занятий. Инспектор может просто оставаться в стороне, возможно, на перемене задать вопросы некоторым ученикам. Всех не научишь отвечать одинаково. Подготовить вопросы, достаточно невинные, но меткие, которые дадут самый полный обзор. Наверное, стоит больше их задавать ученикам младших курсов, которые скорее проявят искренность. На переменах, я думаю, инспектор уловит, каковы порядки, какие настроения среди учеников, какие им предоставлены возможности проводить свободное время интересно и полезно. Все это, на мой взгляд, упирается в непредсказуемый график проверок. В один период по одной в неделю, потом резко делать паузу на пару месяцев, и затем инспектору появиться не с утра, а в обед. Возможно, это создаст впечатление, что мы шпионим за школой, но на данный момент ситуация сложилась так, что и это бы не помешало, и мы должны показать, что поддерживать требуемые нормативы в школе нужно всегда, вне зависимости от угрозы проверок. Дамблдор не идиот, – София всегда ужасно волновалась, когда использовала сильные слова в речи. Леди это как бы не положено. Но говоря о делах она чувствовала, что леди в ней отступает перед еще какой-то сущностью, пока очень малознакомой, но эта сущность не стесняется оборотов. – И демагог. Многие выходки и происшествия он захочет и сможет оправдать, каким-нибудь нестандартным подходом, извлеченным уроком, любой красивой чушью, которая выгородит его и его приспешников. Этот ужасный магглолюбец оказался ему не по зубам, но это лишь тот случай, о котором нам известно, так что проверки – залог благотворных тенденций, а так же будет заметно, готов ли нынешний директор отвечать перед попечительским советом, а вслед за ним и перед всей заинтересовавшейся общественностью. И если нынешний директор не готов к такой отчетности, то...
Она немного развела руками, и это был самый театральный жест в ее жизни. Глаза Софии блеснули огнем решимости послушной собаки. Она и была сторожевой собакой своего социального слоя. Возможно, всего-лишь симпатичным шпициком, с бантиком на голове и в ошейнике с бубенцом. Но даже нежная челюсть декоративной собачки может перегрызть сонную артерию.

+1

13

- Софи, у меня, кажется, родилась необычная идея. Насколько вы храбрый человек, умеющий хранить тайны?…
Годдард Мальсибер выслушал свою собеседницу до конца, но не торопился пока выкладывать то, что пришло ему на ум. Софи Яксли, малышка двадцати с небольшим лет, едва превосходила Мод возрастом и ростом, но уже имела то, что Годдард ТАК любил в женщинах, и чему он восхищался в дочке своего шефа вот уже двадцать минут как. Мозги. Если бы мистер Мальсибер был сведущ в психологии, читал бы старину Фройда и не брезговал бы Маслоу, то назвал бы себя «сапиосексуалом», отнёс бы к извращенцам и был бы счастлив по этому поводу. Так или иначе, сейчас Годдард Мальсибер обдумывал хитрый план, родившийся в его голове. Осталось только переговорить с отцом Софии, чтобы получить окончательное одобрение на то, что он придумал…
- Я, кажется, имею, что предложить вам. Куда существеннее организации ярмарки или поднятия темы за ужином...

+1

14

Не встретив возражений, но и конкретного одобрения тоже не встретив, София пусть и испытала некоторое замешательство, но оно, как и большая часть переживаемых ею эмоций, не нашло отражения на ее лице. Так и смотрела почти безо всякого выражения. Сосредоточенно, как на шахматную доску.
Ответ она обдумывала, но недолго. Хранение тайны показалось ей более ожидаемым требованием, чем храбрость. Зачем в интригах о благополучии школы храбрость? А впрочем, как в интригах, и без храбрости? Они ведь тут несколько минут назад собирались смещать директора. София чувствовала себя готовой выступить против одного из самых выдающихся волшебников современности, а для этого требовалась храбрость.
– Я думаю, что ради благого дела, – начала она спокойно и как-то собранно, даже с достоинством, – В любом ответственном и сознательном человеке должно хватать храбрости.
София чувствовала себя очень ответственной, и очень сознательной. Ей льстило, что если мэтр Мальсибер и не одобряет набросков ее плана с наскока и целиком, то ее речь, кажется, вдохновила его. А отстветственности София никогда не боялась, и вполне обоснованно. Сама только что собиралась взвалить на себя презентацию идеи на суаре у Нарциссы, при том, что имела на плечах уже и организацию аукциона, и собственной свадьбы.
– И я всецело готова ревностно оберегать все то, что вы сочтете нужным мне доверить, – пообещала она настолько серьезно, что в ее случае это равнялось пылкому убеждению.

0


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Настоящее » 17.11.1976: На благо образования


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC