Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 23.11.1976: Гни свою линию


23.11.1976: Гни свою линию

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

» участники эпизода
Лили Эванс, Хатор Шафик, позже присоединяется Северус Снейп.
» время и место действия
23.11.1976, 19.00, коридоры школы.
» краткое описание эпизода
Эванс внезапно не в настроении, но имеет в руках ценный груз, а Хатор будто бы только того и надо.

0

2

Лили чувствовала себя отвратительно кажется ещё до того, как проснулась.
Она кисло поздоровалась с уже поднявшимися соседками и стремительно отправилась умываться, одеваться и собираться, стараясь ни с кем не разговаривать. Настроение было ни к чёрту, ни к дракклу: правда, пока она приводила себя в порядок, немного полегчало, и мир вокруг даже стал казаться ярче. Она подумала, что хандра, преследующая её последнюю неделю, наконец отступила, и с лёгким сердцем подхватила лежащую у кровати сумку с учебниками. Проверяя, всё ли убрала туда вчера с вечера, Лили наткнулась рукой на диадему, которую нашла в таинственной комнате. «Надо бы вытащить её, наверное, — подумала она. — И обратно отнести бы не помешало. Зачем она мне?» Впрочем, посмотрев на неё ещё несколько секунд, Лили отправила диадему назад, бросила сверху ещё один свиток с эссе по древним рунам и отправилась на занятия.
Нет, всё-таки, настроение было ни к чёрту.
День прошёл быстро и непонятно, Лили не успела толком ничего сообразить. Вечером она забежала в библиотеку, чтобы уточнить кое-что для эссе по трансфигурации, и мадам Пинс смерила её хмурое лицо неодобрительным взглядом. Лили впервые за очень долгое время было всё равно и очень хотелось в ответ не улыбнуться, а огрызнуться. Вместо этого она просто подхватила нужную книгу и вышла, надеясь, что хотя бы где-нибудь в школе сможет обойтись без преследующих каждое её движение любопытных глаз. Почему они смотрят? Заняться нечем?
Впрочем, наедине со своими мыслями легче не становилось, и от этого было только хуже.
Лили остановилась в одном из коридоров на третьем этаже — может, стоило пойти в какой-нибудь класс и там спокойно дополнить эссе, чтобы не мельтешили первокурсники, не доставали своими комментариями Поттер с его компанией, чтобы Мэри опять не заводила шарманку... Лили устало оперлась на подоконник. Да хоть здесь, где темно и тихо. Несмотря на собственное прескверное настроение, она не хотела портить его никому больше, а потому не стремилась искать контактов.
Впрочем, контакты искали её сами.
Появившуюся в коридорах фигуру она решительно игнорировала, даже не глядя, кто это: просто достала книгу по трансфигурации и принялась медленно листать, чтобы не давать повода к разговору, если таковой найдётся. Иди мимо и не подходи, думала Эванс, всматриваясь в буквы, которые никак не желали складываться в слова.

+4

3

- Какие люди.
Хатор возвращалась вниз, спокойно шествуя по школе привычной для себя королевской походкой. Так или иначе, скоро в Хогвартсе будут иные порядки - особенно после того, что они с Кайном узнали. Главное, подбить доказательства - и вот, Лили Эванс получает разломанную волшебную палочку и вшивым веником, её выводок гриффиндорских убогих - тоже, а ещё в школе не остаётся тех, кому не положено вообще находиться в мире волшебников. Так вот, стоило помянуть дерьмо - вот и оно, стоит, демонстративно листает учебник.
- Учимся читать? Правильно. Я бы на твоём месте ещё бы научилась писать табличку "помогите кто чем может", - жалостиво добавила Хатор, притормаживая на расстоянии трёх вытянутых рук от маггловского выродка, которого по ошибке и из большой жалости взяли в мир волшебства. Интересно, а магглы совершенно всё хватают своими граблями, не подозревая о том, что магией можно дышать? И, интересно, эту Лили Эванс уже кусал оборотень, обнаружившийся в школе?
- Как дела, Эванс? Ты уже дала Джеймсу Поттеру почувствовать себя старше, или ты МакДональд отсылаешь для этой цели, чтобы никого не обижать? Как это у вас, магглов, принято? - Хатор усмехнулась. Не то, чтобы ей хотелось позадираться - просто задаваке Эванс не повезло нарваться на очень хорошее настроение своей слизеринской однокурсницы. А однокурсница, вот незадача, представляла собой джекпот для того, чтобы нарваться. Маггловка, выскочка, страшила (кто носит эти странные тряпки, маггловские бездомные?), бездарная правозащитница и бесконечная подружка тех, кто пострашнее. Лучше и не придумать. В сумке Эванс что-то блеснуло, и Хатор приподняла бровку в удивлении.
- Так как дела, Лили? Или ты прекрасная Лилианна по метрике, и мне надо обращаться к вам как к вашему маггловскому величеству? - настроение становилось всё гаже, а Эванс казалась всё более и более отвратительной. Хатор звенела браслетами и спокойно выжидала, пока староста соседней общаги бросится на неё с кулаками. Только этого ей и надо было.

+4

4

Игнорируй её. Игнорируй её. Игнорируй...
— Очень остроумно, — процедила Лили с недовольной миной. — А теперь иди, куда шла.
Но однокурснице не слишком хотелось идти — видимо, никаких важных дел не было, чем ей, в конце концов, заниматься целый день, кроме как упражняться в остроумии — поэтому она остановилась чуть поодаль, демонстрируя всё своё презрение к происхождению Лили и ей самой, нацепила на лицо гадкую ухмылку и выдавила из себя целую порцию оскорблений. Про неё, про Поттера — Мерлин, да при чём тут вообще Поттер?! — про Мэри...
Игнорируй, Лили, просто игнорируй...
Нет. Не сегодня.
— Если на Слизерине так принято выражать людям свой интерес, то у меня для твоих родителей плохие новости, — почти спокойно отозвалась Лили. — У нас на Гриффиндоре с этим всё в порядке, спасибо за беспокойство. Поинтересовалась бы, скольким людям ты дала почувствовать себя взрослыми, но, увы, меня это не интересует. Так что придётся похвастаться кому-нибудь ещё. Ой, или больше никому и не интересно слушать про твою жизнь, и ты в отчаянии решила рассказать мне? Очень мило.
Какая-то часть Лили до победного боролась с желанием ответить, пытаясь смягчить сказанное, съязвить как-то более... деликатно, что ли. Не так в лоб, не так грубо, не так... Но Хатор начала первая. Первая оскорбила Лили, намекая на... Подумать стыдно.
Поддавшись порыву прекратить это бессмысленное занятие, Лили снова перевела взгляд в книжку, демонстрируя, что разговор окончен и больше обсуждать нечего, однако у Хатор Шафик было на этот счёт своё мнение, которое Лили с радостью бы засунула ей в то место, о котором обычно не говорят вслух.
— Не от человека с непроизносимым именем мне слушать про королевское величие, Хизер, — огрызнулась Лили. Та частота, с которой её звали то Лилиан, то ещё как, поражала, как и тот факт, что чаще всего Лили Эванс обзывали старостой, чьи обязанности она мимоходом и выполняла, чем настоящая староста Гриффиндора стремительно научилась пользоваться, практически полностью отойдя от дел. И хотя официально поста она ещё не получила, по факту Лили Эванс была старостой Гриффиндора. Как знать, может, на седьмом курсе повезёт с постом старосты школы...
Она с треском захлопнула книгу и посмотрела на Хатор зло.
— Тебе чего надо? — спросила она раздражённо. — Если пытаешься строить из себя королеву, так хоть узнай для начала, что такое манеры и этикет. Или слишком сложно? Да уж, будет посложнее, чем браслет к мантии подобрать и сделать вид, что ты знаешь, что такое ирония и сарказм.
Лили чувствовала, как злится, как не контролирует то, что говорит, как слова сами льются из неё... Она на мгновение почувствовала укол совести, но он тут же потонул под лавиной неприязни к однокурснице. Кто она такая, чтобы пытаться её оскорбить? Тем более такими абсолютно придуманными поводами. И если раньше Лили предпочитала игнорировать Хатор, то сейчас у неё просто не осталось на это сил.
— Иди, куда шла, — повторила она тихо, почти угрожающе. — И сделай милость, притворись, что меня не существует. Как-нибудь переживу отсутствие твоей рожи в моей жизни.

+4

5

- Маггловским отбросам, вроде тебя, вообще достаточно трудно жить, - философски заметила Хатор, спокойно опираясь на стенку и перекрещивая ручки на груди. Эванс что-то явно злило - что не могло не радовать, определённо. Словарный запас "любимой" однокурсницы резко запестрел словом "рожа". Ну, и как тут пройти мимо, когда Гриффиндор просто фонтанирует дерьмецом? Девочка продолжила под мелодичный аккомпанемент браслетов на ручках:
- Вы, магглы, читать-то учитесь, поди, к Хогвартсу. Да и то, я не уверена, что твоя мамуля с тобой в принципе занималась - наверняка тебя, Лилиана, только перед "Экспрессом"-то вымуштровали не хватать руками еду и буквы различать. Я тебя прощаю за Хизер. Тупых положено прощать.
Хатор была крайне благодушна в этот дивный вечерок. Эванс почему-то легко доводилась до точки кипения, обычно предпочитая задирать свой носярник и псевдогордо сваливать в закат. А сегодня прямо Клондайк из точек кипения: и на "дать" среагировала, и "иди куда шла" выдала, и "рожу" тоже. То ли Поттера застала на свиданке с МакДональд (а это-то оно куда делось? Миньону разве положено отходить от королевки?...), то ли от Эйвери какого-нибудь словила проклятие-мигрень аккурат посреди своих задничных булок. Ну, хоть что-то же должно было быть в Эванс так? Вот, задница торчит.
- Да ладно, чего ты злишься, моя сладенькая львица. Давай по-девчоночьи-то поболтаем-ка, - задушевно продолжала Хатор, неприкрыто разглядывая собственные ногти и отмечая, что их нужно было бы немного подпилить. - Дала Поттеру, а он не взял? Не проблема, найди другого любителя резиновых грелок. Не грусти. Твоя маленькая грудь тогда совсем не будет... А, прости. Там и так пусто. Прости-прости, - Хатор пожала плечиками и хмыкнула. Вечер обещал массу приколов в гостиной Слизерина.

+4

6

— Говорит девочка, которая до Хогвартса даже не знала, что такое "школа", — парировала Лили. О тонкостях обучения волшебников на дому она была прекрасно осведомлена от своих более адекватно настроенных однокурсников, так что полагать, что госпожа Шафик была каким-то там счастливым исключением из правил, не было никаких оснований.
Чтоб ей пусто было.
Она сжала руку в кулак и тут же отпустила. Скатываться до драки в стенах школы ей ещё не хватало.
Однако Лили с трудом держала себя в руках: ей катастрофически хотелось двинуть надоедливой слизеринке по нахальной физиономии, что, в принципе, было едва ли не впервые в жизни. Обычно Лили просто не обращала внимания на то, что кто-то пытается её задеть, даже если прислушивалась к голосам за спиной. Сейчас её почему-то страшно не устраивало, что не слишком выдающаяся волшебница и студентка что-то пытается вякнуть в её сторону.
Тише-тише, Лили.
Нужно было успокоиться. 
— А я тебя не прощаю. Ни за Лилиану, ни за всё остальное, — произнесла она с вызовом вопреки своему собственному же наставлению успокоиться. — Лучше уж я буду тупой, чем исходить ядом и лезть в чужие дела от неудовлетворения собственной жизнью, как ты.
Она выдохнула и повернулась к сумке, чтобы убрать туда книгу и покинуть уже место этой невероятно дурацкой словесной баталии, однако Хатор не замолчала. Лили так и остановилась, с наполовину открытой сумкой. Одно движение — она может вытащить палочку. Одно движение чуть правее — и вместе с палочкой заденет и диадему, о существовании которой Эванс как будто постоянно забывала.
— Не поболтаем, — отозвалась Лили, прежде чем Хатор успела завершить свою недосентенцию. Но однокурсница очень рвалась обсудить темы, которые Лили не обсуждала даже с Мэри — ни с кем не обсуждала! Вообще-то, это было слишком личное, чтобы кто-то посторонний имел наглость лезть туда грязными ногами.
Было бы там, что обсуждать.
— У тебя какая-то нездоровая фиксация на теме, — произнесла она, окончательно закипая и удерживая ткань сумки в сжатом кулаке. — Тебе надо лечиться. Если у тебя в голове только постель и ничего другого, не надо судить остальных по себе.
Она посмотрела на Хатор прямо и как будто оценивающе.
— Впрочем, ты, может, кому-то и сдалась бы, Хатор. Только вот стоит тебе рот открыть, иметь с тобой дело уже не хочется. Может, задумаешься об этом, когда всё-таки останешься в гордом одиночестве.
Лили всё-таки сомкнула ладонь вокруг палочки, повинуясь какому-то неизвестному порыву, но продолжала стоять, как стояла. Голова катастрофически раскалывалась, тёмные тучи злобы сгущались над девочками.
— А теперь, я повторяю, отвали.

+3

7

- Нет других школ, кроме Хогвартса, в магической Британии, - отбила Хатор, закусив губу и сочувственно посмотрев на Эванс. Настроение главной чудесной феи всея Гриффиндора падало так, что впору было его седлать и с гиканьем съезжать с огромной снежной горы. Какая муха укусила отличницу учёбы? Нет, Хатор Шафик действительно пожалела, что не дружит с Лили. Можно было бы спросить, какого драккла происходит.
- А это правда, что тебя к нам привезли из выгребной ямы?
Слухи ходили разные, в том числе о том, что магглы жрут собственное дерьмо, глупы и не пригодны для того, чтобы жить в обществе. Тем, кто украл у кого-то магический дар, вроде Лили Эванс и её миньонки Машки, наверняка делали какие-то инъекции, чтобы они не бросались на людей. Хатор вообще была уверена, что маггловских выродков до школы Хогвартс несколько лет должны были держать в карцерах, обучать разговору, письму, всякому такому...
- Да ты и так тупая. Грязнокровки не бывают умными. Светишься-светишься от очередных двадцати очков в копилку, а у самой в башке ходят инфернарии и говорят: мозги! мозги! Где в башке у этой грязнокровки мозги? А мозги забиты зубрёжкой. Не принимай близко к сердцу, я тебя не обзываю, я констатирую факт. Я ж не сказала "маггловский выродок", ага.
Хатор по прежнему звенела браслетами, а сейчас ещё и захихикала, довольная собственной актёрской игрой - она ведь даже изменила голос слегка, чтобы чуть более детально передать, как Лили Эванс страдает от пустой башки с оживлёнными трупами внутри. "Граа-а-а-а-ар!" - рычали они, обыскивая грязнокровку изнутри...
- Не отвалю. С чего бы это? Я с тобой поговорить пытаюсь, выяснить, чего это ты злая. Мне просто интересно, что ты мне сделаешь, если я не отойду. Магию-то в коридорах применять запрещено, - ещё разок хихикнула Хатор.
- Ударишь меня любимой книжкой или портфельчиком побьёшь?

+3

8

— А у Шафиков автоматическая настройка — та ещё тварь? — спросила Лили зло. Во время вопроса про выгребную яму она сжимала зубы от злости: неужели родители настолько плохо воспитали свою дочь, что сейчас Хатор смела выдавать подобное? Что вообще за отвратительные люди были мистер и миссис Шафик при таком раскладе?
— С того, что я этого хочу, — отозвалась Лили, наверное, самой нетипичной фразой в её лексиконе. Она всегда избегала предложений, начинающихся с я: ей казалось, что это не очень вежливо и всегда можно подобрать аргумент более аргументированный, чем "я хочу". Сейчас, как будто, от прежней Лили с каждым словом оставалось всё меньше и меньше, и если бы она могла сейчас оценить ситуацию со стороны, она бы решила, что пора что-то с этим делать. Но Лили не могла оценить ситуацию — критическое мышление будто медленно и печально покидало её в последние десять дней.
— Может и так. Только что ты сделаешь в ответ? Тебе вроде бы не пристало что-то поднимать руками, а не магией?
Лили вытащила палочку из сумки, демонстративно держа её в руках. Она не хуже Хатор знала, чем ей грозит нападение на другую студентку в коридорах, тут уж из отработок не вылезет, тем более, такая змеюка, как Хатор Шафик, однозначно и быстро рассказала бы всем абсолютно неправдивую историю их встречи. Другой разговор, что она сама провоцировала всех своих обидчиков: потом с невинным видом сделать лицо "это был не я", удавалось ей лучше всех. За это можно было бы добавить пару очков в копилку Слизерина, но по-человечески Лили хотелось растолкать и растереть Хатор в порошок. Такие люди, как она, портили всё на свете: такие люди, как она, превратили её лучшего друга в подобие себя.
— Я тебя не звала. Я стояла здесь первая. Не испытывай моё терпение. Уйди.
Она сама не понимала, что не даёт ей уйти с места: в любой другой раз она бы уже десять тысяч раз развернулась, ушла и забыла о произошедшем.

+3

9

- Не-а, - хихикнула Хатор, приседая на подоконник рядом с Лили. Святой Анубис, она и правда такая страшная? Её от Эванс воняло, причём ужасно. Это был не запах пота, грязного тела или флоббервормов из сумки, это был запах отвратительной мерзости, которую пустили в приличное общество по ошибке. "Отвали", "тварь" - да, так оскорбляли только самые грязнокровые грязнокровки. Нет чтобы заявить что-то вроде "у вас, Шафик, вся спина белая, как седина Уинстона Черчилля, да и сами вы не лучше выглядите". Но нет, одна сплошная попса.
- Фу, Лилиана, кто тебя научил таким словам. Откуда ты взяла слово "тварь"? Вот так и знала, что ты в дом тащишь одну сплошную драконью лепёшку. Иду, значит, по коридору, слышу запах - отборное драконье оно. И ты стоишь. Всё как Поттер любит, погляжу.
Хатор поболтала ножками. Гриффиндорская женщина начинала надоедать своими пустыми обещаниями. Вот от таких-то голова и болела больше всего на свете - стоят, болтаются, выкобениваются. М-да.
- Первая в мире женщина-общественный туалет. Была занята первой, - тут уже Хатор не смогла сдержаться и засмеялась, по привычке сопровождая выражение светлых эмоций после удачного сравненьица перезвоном браслетов и серебристым тембром голоса.
- Да чего ты заладила, уйди, уйди... - Хатор спрыгнула с подоконничка, и тут случилось сразу две вещи. Она нечаянно задела сумку Эванс коленкой, отчего сумка перевернулась. И второе: из баула с разномастными шмотками Лилианы Рыжеволосой Бестии Чудесной посыпались вещи, среди которых обнаружилась одна, наиболее странная для переноски в сумке.
- Воруешь? - ехидно и елейно спросила Хатор, собираясь уйти. - Чуде-е-есненько...
Впрочем, спиной к Эванс она пока не поворачивалась.

+2

10

День не задался с самого утра. Так бывает, когда и одежда упрямо цепляется за каждый выглядывающий острый выступ, и чашки совершенно непостижимым образом выскальзывают из рук, и злобные привидения шутят в разы больше, нежели обычно, и ненавистные Мародеры все не сводят глаз, явно замышляя очередную подлянку, и преподаватели, словно сговорившись, придираются и снижают оценки. Словом, настроение у Северуса, без дела слоняющегося по коридорам Хогвартса, было отвратительным и волшебник намеревался от него как-нибудь избавиться. В идеале, конечно, распять Джеймса Поттера на преподавательском столе в Большом Зале на виду у всех или вздернуть на рее Сириуса Блэка, или... С каждым шагом воображение слизеринца рисовало картины все кровавее и кровавее, а с губ не сходила издевательская ухмылка. Пожалуй, в тот момент Северус понимал Аргуса Филча, любившего по поводу и без ныть об неиспользуемых методах наказания: розги, подвешивания за пальцы ног, вогнанные иглы под ногтями...
— М.
Снейп даже и не заметил, что не удержал выдох восхищения от картинок, что подсовывало разбереженное воображение. Однако все образы разом схлынули, стоило Северусу уловить знакомый голос за поворотом. Знакомый до боли.
Лили.
И Хатор.
Им определенно пересекаться нельзя. Уж слишком гремучая смесь получается.
Снейп остановился и прислушался. Разумеется, гриффиндорка и слизеринка ссорились. И ссорились грязно. Вопрос «воруешь», Северус посчитал перебором. Он знал, что Лили — не воровка. В ее гриффиндорскую сущность априори не заложено такое понятие, как «кража». Слизеринец выступил из-за угла и неспешно приблизился к девушкам.
— Хатор, моя милая чистокровная сокурсница, — в голосе сочился откровенно разлитый яд. — Где же присущие истинно чистокровным волшебницам манеры? Слизерин — это не хамство и не обвинение василиск знает в чем. Как низко, Хатор, как низко, — цокнул языком Снейп, привычно скрещивая руки на груди.
Северус хотел было добавить что-то еще про грязный язычок слизеринки, но его внимание привлекла откатившаяся к его ногам вещь. Не сказать, чтобы он интересовался девчачьими штучками, но конкретно эта вещь отчего-то притягивала его взор. Словно... словно... Снейп никак не мог ни сформулировать мысль, ни охарактеризовать чувство, охватившее его. Словно предчувствие. Или знание. Или откровение.
Зельевар перевел вопросительный взгляд на Лили.

Отредактировано Severus Snape (2017-08-08 12:34:33)

+3

11

Она молчала, сжимая кулаки. Ещё одно слово Хатор, ещё хоть одно — и, видит Мерлин, Лили готова была заколдовать сокурсницу. Или, чего хуже, попросту вцепиться ей в волосы и хорошенько приложить её аристократическим носиком о подоконник, на котором она так беззаботно болтала ногами. Лили почти готова была сделать шаг по направлению к Хатор, «будь что будет», но остановила её абсолютно неожиданная вещь: упавшая на пол сумка.
Лили будто парализовало. Она не могла пошевелиться, только наблюдала за тем, как из сумки вываливаются учебники, пергаменты с домашними заданиями, как трескается неудачно выпавшее зеркальце — семь лет несчастий, говорят, — и...
Диадема.
Она почти забыла, что она там есть.
Лили смотрела на диадему, не отрываясь: ей хотелось подойти и поднять её, но она не могла по какой-то причине. Ей казалось, что стоит ей сделать шаг навстречу, Хатор обязательно сделает то же самое. Палочка в руках оказалась будто бесполезной — Лили показалось, что призывать диадему к себе было бы... глупо? Честно говоря, в голове потемнело от полного отсутствия мыслей, и всё, что она могла сделать, это просто перевести злой взгляд на однокурсницу.
И однокурсника.
На Северуса Снейпа.
На человека, которого, ей в последнее время казалось, она готова была возненавидеть за то, что он заставил её пережить.
У Лили отчаянно закружилась голова.
— Это моё, — зачем-то соврала Лили, всё ещё не решаясь поднимать свои вещи — свои? С каких пор диадема была её? Впрочем, она ведь была ничья, бесхозная, значит, пока что Лили была единственной её хозяйкой, как человек, который первым нашёл её...
— И вообще не твоё дело. Так что даже не думай к ней притронуться, — получилось достаточно угрожающе.
Это было неправильно. Ужасно неправильно, но она просто не могла об этом думать, ей казалось, что голова вот-вот лопнет, если она начнёт что-то анализировать или о чём-то размышлять.
Зато злоба выходила что надо.
— А твоей защиты я не просила, Снейп, — выплюнула Лили в сторону бывшего лучшего друга. — Забирай свою "милую сокурсницу" и ради бога запритесь в своём подземелье или где хотите. Подальше от меня.
Она убрала палочку в карман и всё-таки наклонилась к своим разбросанным по полу вещам.

+4

12

Хатор улыбнулась мило, почти невинно. Обычно таким улыбкам никто-никто на свете не верил, но здесь ситуация не располагала ни к чему другому: Хатор Шафик теперь не хотела конфронтации с Лили Эванс, даже если бы эта самая Лили взорвала бы к Сехмет и Изиде всё Слизеринское подземелье. Хатор теперь знала, что Лили Эванс - воровка, и что её словам поверят куда лучше, если она пойдёт, скажем, сразу к дедушке Кайна вместе с Кайном, и расскажет, что в школе промышляет воровка, и её покрывает...
Снейп?
- Привет, Северус. Интересно получается, правда? Я ловлю Эванс с награбленным, которое она стащила где-то в Зале Славы или в музее школы, если у нас и такой есть, а ты её защищаешь. Вчера, чтобы тебя приняли в компанию, ты весьма правдоподобно называл таких, как твоя подзащитная, грязнокровками, мусором и отбросами.
Хатор пожала плечами.
- Теперь ты читаешь мне курс этикета. Попахивает взаимоисключающими параграфами. А вообще... Мы тут болтали о женском. О Поттере, первых школьных близостях и всяких таких вещах. Но я не скажу тебе ничего тайного, чем со мной поделилась Лили. Пойдём отсюда, Северус.
Хатор взмахнула рукой, отправила за спину висевшую через плечо сумку и встала боком, ожидая, пока Северус Снейп либо поймёт, что висит на последней ниточке уважения слизеринских сотоварищей, либо окончательно похоронит себя и распишется в желании стать парией. Причем, судя по всему, по обе стороны фронта ему будут не то, чтобы очень рады.
На последок Хатор бросила взгляд на диадему. Где бы Эванс её не взяла, эта вещь ей не принадлежала от слова "в принципе". А и правда, где грязнокровка её взяла?...

0

13

Снейп чувствовал обжигающую нутро злость. Впрочем, на кого бы могла быть направлена эта самая злость, решить слизеринец не мог: на извечное непримиримое противостояние меж факультетами; на себя за то, что решил вмешаться в чужую — но разве Лили ему чужая? — ссору; на Хатор, что так легкомысленно — или все же тщательно взвешенно? — бросалась злыми и колкими словами; на Лили, за... Нет, на Лили он не злился. За Лили Северус беспокоился. Даже спустя полгода после события, что окончательно отбросило их по разные стороны баррикад.
Северус никак не отреагировал на слова Лили. Конечно, она еще злится. Разве бы он сам не злился? Однако она была права — его защита ей не требовалась. Никогда не требовалась — Лили могла постоять за себя в любой ситуации. Но Северус отмахнулся от мысли, что несла в себе это неприятное знание.
Слизеринец прекрасно осознавал, в какой непростой ситуации оказался — Хатор состояла в близких отношениях с Кайном Мальсибером, что они услужливо ему продемонстрировали дней двадцать назад, отловив его в одной из ниш для допроса. Состояла в близких отношениях, а, значит, имела некоторые рычаги влияния. Разумеется, узнай Мальсибер о поведении Северуса, будет неприятно удивлен. Узнает Кайн — узнают и другие слизеринцы его окружения. Снейп фактически под острым взглядом Хатор балансировал над пропастью.
И все же когда дело касалось Лили Эванс, всякая рациональность отказывала Северусу в адекватной работоспособности. В руках зельевара мгновенно появилась волшебная палочка.
— У тебя нет никаких доказательств — это во-первых, — угрожающе произнес Северус. — Во-вторых, ты что-то путаешь.
Снейп лукавил и Хатор была права — еще вчера он не стеснялся в выражениях относительно некоторых гриффиндорцев и хаффлпаффцев. Нет, о Лили он старался не распространяться и при малейшем упоминании о рыжей гриффиндорке пытался перевести разговор в иное русло. Но признаваться в своих словесных прегрешениях, разумеется, не собирался.
«О Поттере... первых школьных близостях», — Снейп не хотел концентрировать свое внимание на этой фразе, не хотел. Но внутренняя темная сущность — та еще стерва — акцентировала свое внимание и медленно проиграла фразу в сознании Северуса, не забыв добавить порцию яхидства и порцию сарказма. Пришлось на мгновение прикрыть глаза и медленно выдохнуть. Иначе бы проклял Северус Хатор, самым наиотвратительнейшим проклятьем проклял бы.
— Уходи.

Отредактировано Severus Snape (2017-08-08 14:19:33)

+2

14

- С радостью. В слизеринскую гостиную можешь вечером не возвращаться, - улыбнулась Хатор Снейпу. - Любитель маггловских гриффиндорских воровок-подстилок Северус Сдрейфь. Надеюсь, тебе достанется тёплое местечко в ножках у Поттера и Лили.
Хатор вытащила волшебную палочку и сделала два шага назад, подальше от своих однокурсников - она догадывалась, что Снейп, могущий атаковать и в спину, вполне мог неадекватно среагировать на её слова, да и воровка Эванс не относилась к тем, кто будет терпеть беспочвенные обвинения в выдуманных грехах. Выдумала Хатор всё, кроме одного - воровство. Эванс спёрла школьную реликвию, видимо, чтобы продать её и на вырученные деньги прокатить Северуса до помойки. Да Анубис её знает, зачем она это сделала. Факт налицо: вещь, которой и быть не могло у маленькой грязнули, была у неё в руках.
- Даже не думайте о том, чтобы применить ко мне магию. Это запрещено правилами школы, - в милом голоске Хатор нарисовалась нотка любви и понимания.
- А ещё, Эванс, будь осторожна в полную луну, не ходи в Поттеровскую спальню. Северус сказал, что его дружок сильно болен и кусается в припадках.
Хатор Шафик злилась всё больше и больше, адреналин в её крови зашкаливал. Если эти двое вытащат палочки, она уж точно будет защищаться и добьётся у родителей, чтобы нелюдей из школы выкинули в самую дальнюю выгребную яму с магглами.
- Будьте здоровы, господа. До скорого свидания.
Хатор снова попятилась, также держа Лили и Северуса на прицеле, готовая защищаться, но первая не атаковала. Лишь только обозначился поворот - она скрылась за ним, и только её и видели. Через полчаса вся слизеринская гостиная знала, что Северус Снейп по кличке "Говнарь" защищает грязнокровок, любит Гриффиндор и, возможно, участвовал в воровской проделке грязнокровки Эванс...

+2

15

Снейп продолжал стоять в боевой стойке, ожидая нападения со стороны Хатор. Слизеринец был уверен: а ведь она могла бы напасть. Бить Хатор умела не только словами. Пожалуй, с этого мгновения Северус более не желал иметь с ней общих дел. Хотя, разумеется, ее отношения с Мальсибером очень плохо сказывались на дружбу между Северусом и, собственно, Мальсибером. Как ни крути, а Хатор умудрилась одним своим присутствием — и, пожалуй, своим грязным незакрывающимся ртом — испортить все, до чего только смогла дотянуться. Снейп скрипнул зубами, но не ответил на ее колкие слова. Угрозу касательно его возвращения — или вернее сказать невозвращения? — в слизеринскую гостиную вечером зельевар не воспринял всерьез. Возвращался он и при куда худших обстоятельствах. И ничего — очень даже жив.
А следующая фраза заставила Северуса фыркнуть:
— Правилами школы? Да неужели? И когда же правила школы выполнялись неукоснительно?
Снейп хотел было акцентировать внимание на факт близких незащищенных контактов между студентами разных полов, но передумал. Интим между студентами напрямую не запрещался, хотя в общем-то порицался. Нет, этот козырь слизеринец решил приберечь на будущее. И все же он мог припомнить и иные грешки, числящиеся за Хатор. Однако решил более не злить свою сокурсницу. Проблем она могла бы создать немерено — при ее дружбе с Мальсибером, во-первых, и, во-вторых, сама по себе как весьма склочная и стервозная представительница чистокровного семейства. Снейп едва удержал себя от колкостей в ответ. Быть может, после.
— Всех благ, — бросил Снейп удаляющейся Хатор, поворачиваясь к ней боком, тем ставя точку в их склоке. Что будет вечером — то будет вечером, дожить бы. А там он непременно как-нибудь выкрутится. Не впервой ведь.
— Не просила, — наконец, обратился Северус к Лили. — Однако я здесь.
Северус нагнулся вслед за Лили и первым делом подцепил злополучную вещицу, от которой так и веяло темной магией. Предчувствие было скверным. Артефакт стоило либо уничтожить, либо спрятать в надежном месте под надежными заклинаниями, а не носится с ним по всей школе. Снейп нахмурился.
— Послушай, Лили. Это... очень злая и темная вещь. Я чувствую это влияние. Возможно, она уже запустила в тебя свои темные нити. Я ни в коем случае не настаиваю, что тебе необходима моя помощь. Но... позволь мне продиагностировать и тебя, и эту вещь. У меня плохое предчувствие. Я хочу убедиться, что все не так плохо, как кажется.
... либо удостовериться в диаметрально противоположном.
— Лили? Пожалуйста...

Отредактировано Severus Snape (2017-10-02 22:26:28)

+2


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 23.11.1976: Гни свою линию


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC