Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Альтернативная реальность » Gotham: Cast some light and you'll be alright


Gotham: Cast some light and you'll be alright

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

» действующие лица
Christopher & Gill Lynch.
» время и место действия
15.08.1970, Готэм, США. Дом Линчей.
» краткое описание эпизода
У Джилл был долгий и тяжёлый больше-чем-день в логове маньяка, у Кристофера — ещё более долгий день-поисков-жены. Разговора, конечно, не избежать: даже если очень хочется лечь спать и осушить весь семейный бар.

[nick]Gill Lynch[/nick][status]be aware[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2CSUG.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ДЖИЛЛ ЛИНЧ, 39</b></a><br>Журналист Gotham Gazette<br>[/info]

+1

2

Джилл совершенно точно не хотелось ни есть, ни спать, ни обезболивающее. В душ хотелось, это да. И как там дети узнать.
Когда она завизжала в комнате допросов, где мельтешащие вокруг полицейские всё пытались принести ей то плед, то кофе, завизжала так, что у самой уши заложило — что ей надо к мужу и детям — к ней ненадолго пустили Криса.
Ей стало немного спокойнее, когда она узнала, что дети не отсиживаются дома одни и вообще не в курсе, что с их матерью произошло что-то серьёзнее, чем «внеплановая командировка в Чикаго». И что у детей точно всё в порядке. И что никто не будет нападать на родственников Криса. Всё в порядке, с детьми всё в порядке, не будить же их посреди ночи, да с такой физиономией на матери?
Джилл мутило, пока она отвечала на однообразные вопросы улыбчивого полицейского. Не в курсе, что за человек. Их было двое, одного удалось хитростью вывести из строя. В целях самообороны... Похитили прямо с улицы. В себя пришла уже внутри. Мистер Танкард был просто случайным свидетелем, которому не повезло. Да, охота шла на меня, это я из разговора поняла. Что-то кололи. Мучили. Пить не буду, спасибо...
Как выяснилось из диалога с полицейским, которому Джилл между делом умудрялась задавать вопросы по старой журналистской привычке, не было её больше суток: на их с Марвом след полицию вывел случайный свидетель, сообщивший о подозрительной активности в районе складов охранник, закончивший смену и таки решивший послужить мировой справедливости в Готэме. И, заодно,послужить освобождению города от мигрантов — пусть, говорит, валят в свой Чайнатаун. А вообще они, полиция, то есть, представить не могут, что стало бы с пленниками, если бы не этот святой человек.
Что, что. Убили бы и второго.
Джилл подписывала какие-то бумаги, совершенно не глядя, что-то ещё говорила, но уже не запоминала: голова была абсолютно пустой. Взявшись за руку мужа, она покорно вышла из здания полиции и села в машину. Её куда-то везли, в окне проплывали здания и огни медленно просыпающегося города, который никогда не спит.
Джилл тоже не спала уже чёрт знает сколько.
Она почти задремала на мягком сидении — или ей только так показалось? — когда они приехали в пункт назначения. Джилл думала, что домой, но на самом деле — в больницу. Крис практически втащил её внутрь — Джилл не хотелось сопротивляться, хотя от вида игл её начинало тошнить ещё сильнее. Пара минут — и по настоянию мужа их быстро принял какой-то отменный доктор, Джилл всё никак не могла вспомнить его имя, а ведь они виделись столько раз... Она покорно разрешила себя осмотреть и зажмурилась, когда речь зашла об анализах. Потом отвечала на какие-то вопросы: что-то кололи, не знаю, что именно. Чесаться хотелось. Жар был. Голова кружилась. В обморок падала вроде бы пару раз. Не помню. Можно мне домой, доктор?
Можно. К утру они оказались в их уютном доме американской мечты.
Она всё-таки сходила в душ: простояла под струями горячей воды минут двадцать, пока Крис не постучал в дверь с вопросом, всё ли в порядке. Потом закуталась в тёплый нагретый халат. Попросила мужа сделать кофе и опустилась на диван.
Она старалась не моргать, потому что боялась уснуть.
— Хочешь спросить — спрашивай, — обратилась она к нервно сопящему над ухом мужу и осторожно прислонилась к его плечу. Чашка жгла руки, но это совсем не мешало. — Спина болит. Этот ублюдок тот ещё силач. Был.
Как-то слишком погано-хорошо стало от этого слова.

[nick]Gill Lynch[/nick][status]be aware[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2CSUG.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ДЖИЛЛ ЛИНЧ, 39</b></a><br>Журналист Gotham Gazette<br>[/info]

+1

3

Уставившись невидящим взглядом в пространство, Кристофер аккуратно приобнял Джилл за плечи.
Ещё чуточку, и его нервозность можно будет не только пощупать — облапать, до такой она стала уже почти осязаемой. Непонятно даже, когда было хуже: когда он искал её или — сейчас, когда всё уже, вроде, закончилось.
Второе, наверное, потому что сначала паниковать было как-то и некогда. Линч вообще плохо помнил, что делал после того, как узнал, что случилось. Чуть с ума не сошёл — это да, это точно. Было такое. 
А вот что делал — так уж и важно? Нервно поглаживая её по руке, Крис только теперь досконально переживал всё случившееся, словно смакуя в сознании каждую секунду этих грёбаных больше-чем-суток. «Отпустило» — оно так и выглядит. Мерзко, отвратно, и внутри, double ять, всё вьётся змеёй. Змеёй под гипнозом, если так уж, по-честному.
Как он умудрялся сидеть так спокойно? Хороший вопрос, и должно быть, всё дело в виски, которого в кофе было куда больше, чем самого кофе. И шла третья чашка.
Может быть, пятая, сколько там времени жена была в душе. Он даже стучать пошёл, спрашивать, всё ли в порядке.
Ну, с другой стороны, какой «даже»? Они с Клэр и Дэвидом никогда не давали ей спокойно помыться, и что там ещё женщины делают в ванной: чуть что — барабанили, что есть мочи. Кристофер так вообще со всей дури и чудо, что дверь до сих пор держалась на петлях.
«В самом деле, надо было пойти с ней,» — мужчина сел на диван, лицо пряча в ладони.
Сколько часов он не спал? И теперь не уснёт: наостовалась одна уже, хватит с неё.

Когда на допросе с ней случилась истерика, мужчина ещё был где-то в шоке, раз смог относительно быстро объяснить ей, что всё хорошо.
Тогда как на деле — он даже не помнил, в какой момент Дэвида с Клэр забрали его мать с отцом. Сестра его, может, Анна София, лихо сгрузила их подальше от Готэма, правильно сделала: нехрен торчать тут. Bloody hell Gotham.
Допросы, «нетвынеможетебытьсней», больница потом, и вот там он узнал то, что меньше всего хотел слышать.
Что-то кололи. И кто, блять, разберёт теперь, что? Ну пусть даже поймёт, и что дальше?
А вдруг это яд, а вдруг психотропные, ещё дурь какая — в этом городе шприц мог таить в себе almost всё, что угодно.
Даже больше, чем всё, ему ли не знать.

Кто это сделал? Едва узнав о случившемся и заряжая пистолет ещё в кабинете, Кристофер думал, что за тварь подняла руку на Джиллиан, что за тварь вообще могла сделать это. Преступный мир Готэма Линчей не трогал — подозревать их, в общем, бессмысленно.
Не зря же Линч столько их покрывал. Оборзели? Они или Джилл — кто там первый начал.
Вот говорил сколько раз, не шляйся одна, где ни попадя. Ну конечно, кто его слушал.
Злорадствовать, правда, не хотелось вообще. Ничего не хотелось — только убить. Вырвать глотку.
Ему сообщили, что Джилл не случайно попалась: кто-то искал её. Но зачем? Поводов было, безусловно, достаточно, но сколько лет она скачет по Готэму, ловя проституток, отчаянно веря, что делает мир вокруг лучше? То ещё зло-правосудие Готэма, скорее уж так — плевок справедливости. А пусть даже и зло, она за ним замужем.
Хоть кому бы она там насолила, чёртова женщина, никто не должен был к ней даже приблизиться. Страшно представить, что было бы, не позвони им кто-то бдительный: так, небось, до сих пор и валандались с поиском бы.

«Хочешь спросить», а на самом деле? Он хотел знать всё, что с ней было, но, по правде, боялся услышать.
И что делало всё только паршивее, Кристофер знал, кто во всём виноват. Вовсе не Джилл со своей справедливостью, а тот самый мужик, что по утрам ему лыбился с зеркала. Это Линч не смог уберечь её, пусть даже беречь нужно было от собственной глупости.
— Дай посмотрю, — чуть отстранившись, он спустил края халата с плеч жены, аккуратно проводя пальцами по плечам. — Скажи, где болит, — собственное бессилие порядком бесило мужчину, и главным образом то, что он не сумел отомстить за неё, а спас её вовсе левый мужик какой-то. Да-да, и нет бы порадоваться, что она вообще так отделалась. Прекрасным прицнем Кристофер никогда не был, да и с драконом сражаться обычно не лез, но Джилл была ему дорога слишком сильно, чтобы кто-то стал посягать на неё.
Столько лет он всё делал, чтобы никто ничего ей не сделал, и на тебе. — Кто это сделал? — спустив халат Джиллиан так, чтобы видеть её спину целиком, мужчина аккуратно провёл пальцами вдоль позвоночника. Ей нужна была его нежность, должно быть, а он отчаянно желал свернуть шею тому, кто мучил её.

Раньше Кристофер себе наверняка и представить не мог того ужаса, что теперь настигал его: разве мог он вообразить, что может и правда лишиться её? Признаться себе в этом тоже непросто. Кристофер легко коснулся губами волос женщины, чувствуя, что его наизнанку уже почти выворачивает эта вот лёгкость, эта попытка прийти в себя, пережить. Какой нахер там.
— Я должен знать, — Линч привлёк жену к себе, продолжая проводить руками по плечам. — Должен знать, кто, — пальцы непроизвольно сжались, точно кто-то мог отобрать Джилл. В участке сейчас так и делали, правда, заявив, что заинтересованное лицо не может участвовать в ведении дела, и вообще Крис из другого отдела, и нечего тут рассусоливать.
Да, по-хорошему, ему бы сейчас не сидеть здесь, а сделать всё, чтобы этого не было, чтобы Джилл не должна была прятаться.
«Я не смогу потерять тебя ещё раз,» — мужчина не сказал вслух, когда обнял за талию, когда даже ничего лишнего не подумал, хотя она тут в таком виде. Ещё бы. И тем не менее, такого с ним раньше никогда не было, так что это — из ряда вон, в самом деле.
[nick]Christopher Lynch[/nick][status]мне 44, а я до сих пор не Бэтмен[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2svUd.png[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>КРИСТОФЕР ЛИНЧ, 44</b></a><br> начальник отдела по борьбе с организованной преступностью GCPD<br>[/info]

Отредактировано Esther Goldstein (2017-05-02 13:32:10)

+1

4

— Спина, — неопределённо отмахнулась Джилл, позволяя снять с себя халат. Прикосновения мужа, всегда отдававшиеся теплом, сегодня оставили её равнодушными: она не отдавала себе отчёт в том, что происходит сейчас в её голове, но больше всего это походило на какую-то звенящую пустоту, от которой не так просто избавиться. В комнате царила густая тишина, и Джилл хотелось что-нибудь говорить, только чтобы ощущать вокруг себя прежние радостные эмоции от нахождения в собственном доме, таком привычном и уютном, доме, где растут её дети, где они с Крисом когда-то впервые... Но она просто не знала, что сказать. Крис, видимо, тоже.
Хотя вопрос он всё равно задал. Ожидаемый.
— Я всё рассказала в участке, — отозвалась Джилл, не поворачиваясь. Повторять всю эту запутанную историю заново у неё не было ровным счётом никакого желания, да и сомневаться в способности Криса взять и прочесть все материалы дела, хотя он и не будет к нему допущен по множеству причин, не было никакого толку. Однако муж упорствовал. Джилл повернулась к нему и, взяв его руку в свою, несильно сжала.
— Тот парень, китаец. Не знаю, он не представился, его дружка звали Ван. Думаю, он просто наёмник, меня явно кто-то заложил. Не могу представить, кто...
Кто угодно, в самом-то деле. С образом жизни молодой и активной журналистки Джилл Линч справлялась на ура, однако это вносило в её жизненные планы некоторые поправки. Например, вполне конкретную возможность загреметь в участок по какому-нибудь мелкому поводу или даже, как сейчас, почти успеть попрощаться с жизнью в самом расцвете сил. Стоила ли игра свеч — вопрос хороший.
Джилл очень боялась, что Кристофер спросит.
— Возможно, те ребята-сутенёры. Или тот парень мошенник со своей гимнасткой. Или я просто выгляжу как человек, которому нравится висеть в неудобной позе двадцать четыре часа подряд.
Она издала какой-то невразумительный смешок и отпустила руку мужа, прикрывая глаза. Всё, что происходило в последние сутки, как будто было не с ней, как будто она просто посмотрела очень долгое и очень реалистичное кино о том, как два психа хорошенько поиздевались над двумя абсолютно ничего не понимающими американцами, а в конце всё вроде бы закончилось хорошо, только на душе погано. Джилл всё ещё казалось, что тело не до конца отмыто от этой грязи, от пота, от собственного крика и слёз, душивших её в этом несчастном складе. Как будто бы она провела там ещё одну жизнь, жизнь внутри жизни, которая закончилась — но вряд ли её теперь забудешь...
Она опустила голову Крису на колени и прикрыла глаза. Сейчас она могла заставить себя представить, как хорошо дома и что она действительно просто вернулась из поездки в Чикаго, где решила проведать своих рехнувшихся родственничков или просто заехать в свой полицейский участок, чтобы отобедать пончиками с бывшими коллегами, рассказать про судьбу с этими внезапными поворотами в виде нового мужчины и двоих детей от него же, поудивляться изменениям... Слишком странное было Чикаго. Перед глазами всё стоял этот несчастный слабо освещённый стол посреди комнаты — и спина отдавалась тянущим эхом всё ещё ярко ощущавшегося материала на ней.
Джилл приоткрыла глаза, разглядывая до боли знакомый ковёр. Полиция будет делать всё возможное и невозможное, Крис позаботится об этом, вот уж в чём она была уверена. Только вот...
— Я боюсь, не удастся ничего доказать, кто бы это ни был. Хорошо, если хотя бы этого психа найдут...
Она снова резко села и внимательно посмотрела на напряжённого мужа. Думаешь о том же, о чём и я?
— Его ведь найдут, да, Крис?
И через секунду добавила:
— Если он охотился за мной, Дэвид и Клэр...
Закончить она не смогла: пришлось сглотнуть так некстати подступившие к горлу слёзы.

[nick]Gill Lynch[/nick][status]be aware[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2CSUG.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ДЖИЛЛ ЛИНЧ, 39</b></a><br>Журналист Gotham Gazette<br>[/info]

+1

5

Следовало ожидать, что Джилл вообще не захочет сейчас разговаривать. В те минуты, когда Кристофера наконец пропустили к жене, чтобы он привёл её в чувство, Линч понял, что это случится. И, честное слово, лучше бы она сейчас плакала, потому что теперь было страшно представить, что творится в её голове. Мужчина не знал, о чём говорить: мелкая дрожь то и дело, словно бы вспышками, превращала его движения в рваные, дёрганые. А ведь он только гладил её по спине.
Молчание казалось ему слишком гнетущим.
Он просто не мог не спросить, кто стоит за всем этим. Да, очевидно, что повторить всё ещё раз для Джиллиан, может статься, как пережить вновь случившееся, но пусть сейчас будет болью, эта боль будет ценой за спасение.
Рану нужно промыть, прижечь спиртом, перевязав аккуратно бинтами.
Несомненно, это было не просто так: позвонивший в полицию, видимо, не слишком внятно рассказывал, но и то объяснил, что Джиллиан выслеживали. Безусловно, она нажила себе много врагов, но всё больше по-мелочи, и Крис даже не мог сказать точно, чтоб супруга кого, например, упекла за решётку. Да не, ерунда какая-то: это супруга сама была частым гостем в участке.
Журналисты, конечно, люди такие — в каждой бочке затычка, но что теперь. В голове не укладывалось: больше всего Линч боялся, что какая-то тварь тронет его семью, и вот это случилось несмотря на всё то, что он делал. Готэм всегда был полон опасностей, но многочисленные связи с мафией долгое время вселяли в него ощущение безопасности.
Только сейчас это не мафия: их почерк Кристофер знал хорошо, да и похить они Джилл — стали бы его шантажировать, а не колоть ей какую-то мерзость. Что, если там яд? В крови ничего не нашли, но что это значило? В том и проблема, что нихрена вообще просто: судмедэксперт полиции Готэма сходу назвал Линчу, похоже, тысячу формул медленной смерти.
Если так, то он Джилл не поможет, что самое страшное — не поможет никто. — Китаец, — и на кой Джиллиан Линч сдалась мелким бандитам? Все хулиганы ходили под мафией, так что заставило этих ослушаться? — Что за грёбаный псих, — пальцы инстинктивно сжимаются вокруг плеча женщины, и на касание её кожа реагирует странно и — только холодом.
Она, может, впадала в апатию. Не исключено, что правильней было бы оставить Джилл на попечении психологов, но Кристофер и переживал слишком сильно, и слишком нервничал. Кажется, в больнице его даже пытались поить валерьянкой. Хорошо, что он отказался: коньяк живо бы вышиб ему следом мозги. Сейчас — отпускало, уж очень помалу. — Похищение — статья хреновая, с какой стати им пачкаться, — дышать стало как-то неловко, и Крис расстегнул несколько пуговиц на рубашке. Воображение настойчиво рисовало картины того, что за последние сутки делали с Джиллиан, и апостериорный страх мешался со злостью. Безусловно, Джилл не три года, и самое худшее, прежде могла загреметь за решётку.
Как отвратительно сознавать, что его не было рядом, что он не смог ей помочь. Он никогда, вроде как, не был эмпатом, но бессонная ночь, накалённые нервы — мужчина как никогда хорошо понимал чувства Джилл. Пальцы перебирают пряди волос жены, взгляд устремлён в пустоту, и в голове — мысли крутятся. Одна только мысль: кто это сделал. — Да, Джилл, найдут, — негромко говорит Крис. В действительности, доказать что-то и впрямь будет непросто, но сейчас слишком рано думать об этом: его не нашли. Линч вообще с трудом представлял, что найдут: преступная сеть в Готэме обширней иной паутины, и кто знает, где эта тварь могла прятаться. Знай о нём Кристофер что-нибудь, обратился бы к мафии, но «китаец» — это слишком абстрактно — они не возьмутся.
От тяжёлых размышлений его отвлекает оборвавшийся голос жены. Почувствовав, что Джиллиан сейчас разрыдается, он аккуратно поднял её и привлёк к себе. — Нет-нет, тшшш, с ними всё хорошо, — вообще, он и сам думал об этом, но сейчас важнее другое. Чтоб она успокоилась. — Пойдём, — Кристофер набрасывает халат на плечи жены, и не то ведёт, не то несёт в спальню, аккуратно кладёт на кровать, чтобы после — сесть рядом. Осторожно гладит по спине. — Тебе нужно поспать, Джилл, пожалуйста, — от разговоров жена волновалась сильнее, и он вспомнил слова врачей, что сон поможет ей лучше лекарств. — Хочешь, я принесу тебе выпить? Будет легче уснуть, — забираясь на кровать с ногами, Кристофер притянул Джилл к себе. — Я буду здесь, не волнуйся, — негромко добавил он, силясь изобразить, что спокоен.
Только это, конечно, враньё: правда была слишком болезненной.[nick]Christopher Lynch[/nick][status]мне 44, а я до сих пор не Бэтмен[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2svUd.png[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>КРИСТОФЕР ЛИНЧ, 44</b></a><br> начальник отдела по борьбе с организованной преступностью GCPD<br>[/info]

Отредактировано Esther Goldstein (2017-05-02 13:35:01)

+1

6

Знала бы она, кто в самом деле мог заказать её, Джиллиан Линч, она бы сообщила мужу быстрее, чем оказалась бы в его крепких объятиях, ещё с порога, не успев толком стереть с лица то ли слёзы, то ли кровь — была ли там вообще кровь? Джилл нервно сглотнула, пытаясь подумать логически, но не получалось, слишком сильно гудела голова. Хотелось в кои-то веки не расследовать, а чтобы это сделали за неё — нашли, отмыли, представили перед судом и заставили поклониться в ножки. Почему бы и нет, в конце концов? Было бы очень неплохое окончание жуткой истории.
Только пока что всё это больше напоминало фильм ужасов с относительно неплохим концом, да вот только неизвестно, кончилось оно или нет — всплывёт эта история через пару лет или нет. Может, даже быстрее. Может, окажется, что она отравлена каким-то чрезвычайно серьёзным ядом и жить ей осталось дай бог двадцать минут.
Но Джилл было как будто всё равно, слишком сильно опустошали её любые мысли о том, что будет потом. О детях и их судьбе — тем более.

— Мы должны позаботиться о том, чтобы здесь им ничто не угрожало, — быстро заговорила Джилл, схватив Криса за руку и притянув к себе так, чтобы смотрел прямо в её заострившееся от ужаса и беспокойства лицо. — Чтобы они были подальше от всего этого. От того, кто может идти за мной. Ты прав, он грёбанный псих, и мы не знаем, какая тварь стоит за этим психом. Мы должны знать, Крис. Иначе...
Иначе всю жизнь будем ждать, когда он нападёт снова.
Она обмякла на кровати, свернулась в клубочек, от руки его не дёрнулась и не отстранилась.
— Не хочу, — почти одними губами отзывается Джилл. — Не знаю, сколько надо выпить, чтобы уснуть.
Наверное, пару ящиков виски, не меньше. Она прикрыла глаза, будто пытаясь действительно последовать его просьбе, но вся обратилась в слух вместо того, чтобы оглядываться: прислушивалась к каждому шороху, к каждому движению простыни и одеяла, шуршанию занавесок, сквозняку. Будто мог этот грёбанный псих прийти за ней даже сюда, в их защищённую крепость и обитель, в их дом, где она была под защитой Криса и целого полицейского управления.
Мысленно она снова вернулась к непрозвучавшему вопросу, который мучил их обоих, не давал отвлечься и бродил туда-сюда, опускаясь на плечи тяжёлой ношей. Она была шебутной журналисткой, совершенно непрофессиональной женой полицейского, позорящей значок, но кому могло понадобиться покушаться на её жизнь? С особым цинизмом? Чёрт возьми, вопрос действительно интересный. Если бы только знать, Джилл бы прояснила все вопросы с этим больным ублюдком быстрее, чем он успел бы пикнуть — или просто сделала бы так, чтобы оказаться от него на другом конце Штатов, лишь бы больше не влипать в подобные передряги.
Ей даже на секунду подумалось, что хватит с неё журналистских расследований, что хватит с неё попаданий в участок и вообще — хватит. Пора уже взрослеть, остепеняться и думать не только о сенсациях. Не только о себе.
Крис, наверное, успел поседеть.

— Прости, — тихо хнычет Джилл, прижимаясь всем телом к Крису и хватаясь за его руку, как за соломинку. — Это я виновата. Я со своими расследованиями, со своими... а, чёрт возьми.
Она зажмуривает глаза изо всех сил и потом несколько раз моргает, чтобы прогнать сожаления, которые никому не помогут. Не сейчас. Может быть, после — в эту секунду Джилл и правда думает, что отныне будет заниматься только своим несчастным магазином, вникнет, наконец, в бизнес, а не будет платить наёмным рабочим, начнёт, как приличная жена, наводить порядок не в последние двадцать минут до прихода мужа, а, как и положено, разведёт генеральную уборку с утра и до ночи... В эту секунду Джилл кажется, что нет ничего лучше такой простой доли, где нет места подвешению под потолком и, вероятно, скоропостижной смерти.
Но вслух она предусмотрительно ничего не обещает.
— Может, мне стоит в кои-то веки пожить, как все нормальные люди. Может, это знак свыше. Не поздно ещё после тридцати к богу-то обращаться?
Она как-то невесело хмыкает, но на мгновение будто бы отпускает.
— Крис, если его не поймают, мы все в опасности. Вы все в опасности, — она делает упор на местоимении. — Это уже не похоже на игрушки. Кому-то я перешла дорогу, но, чёрт возьми, как мне узнать, кому? Хоть бы визитки оставляли, в самом деле.
Она начинает понемногу злиться, но почему-то совсем без ярости в голосе, в голове. Только бесконечно сильно напряжена каждая клеточка, каждая мышца её тела.
— Я всё ещё не могу поверить, что я дома... в безопасности.
Последнее слово даётся совсем тяжело.
[nick]Gill Lynch[/nick][status]be aware[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2CSUG.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ДЖИЛЛ ЛИНЧ, 39</b></a><br>Журналист Gotham Gazette<br>[/info]

+1

7

Ничего не закончилось: вещество, которое вкололи Джилл, по-прежнему могло её убить. И как бы Кристофер ни старался показаться спокойным, он боялся отпустить ситуацию, точно жена в ту секунду упадёт замертво. Но страшнее всего было то, что ситуацию он под контролем не держал, и на всё теперь — воля случая.
Лучше бы он тридцать раз ему вколол эту дрянь, лучше бы вообще весь этот ужас с ним произошёл, не с Джилл. Мужчина не мог перестать думать о том, что в любую секунду может её потерять.
Он старался заставить себя думать, что преступник намеренно вколол что-то безвредное, дабы заставить испытывать страх. Но кто их разберёт, этих психов. Но позволить себе паниковать мужчина, конечно, не мог: нужно привести жену в чувство, не пугать ещё больше. Джилл, к тому же, сама понимала, как неопределённо её — их — будущее. Поначалу Линч собирался уложить её спать, но потом в памяти вдруг всплыло, что нельзя.
Нужно сейчас привести её в чувство.
— Не бойся, я ничему не позволю случиться с ними. Ни одна падла к ним не подойдёт, — в голове зреет план, с кем из влиятельных преступников договориться. Готэм был полон мафиози, и власти у них куда больше, чем у полиции. И куда больше интереса в лояльности Линча, изо всех сил занятого борьбой с организованной преступностью. Нет, конечно, они не были друзьями, что за глупости — это только сотрудничество, что выгодно обеим сторонам. — Тише, тише, я здесь. Ничего. Не случится, — твёрдо говорит Крис, прижимая к себе Джилл. Невыносимо видеть страх на лице её, чувствуя, как собственный ужас вьётся змеёю.
Только он не имеет права на панику. — Я тебе обещаю, что выясню. Я никогда это так не оставлю, — больше всего на свете Крис боялся, что из-за его работы пострадают Джилл и дети, но псих едва ли вообще его знал. Если только его не послали. С другой стороны, ему бы позвонили, потребовали выкуп, что-нибудь ещё... Нет, ничего не сходится. Неужели он просто маньяк? Слишком странно.
Рассеянно перебирая пальцами пряди волос жены, Линч напряжённо всматривается в пространство, точно в любой момент кошмар может вернуться, и кто-нибудь вырвет Джиллиан у него из объятий. Кажется, виски сейчас не помешал бы. — Я могу принести, если хочешь, — оставлять её не хотелось и на секунду, хотя, в общем-то, что за глупости? Всё правда закончилось: минута за минутой, она дышит ровно — всё будет хорошо, никто больше не умрёт. Нет, плевать на других — она не умрёт. Не от этого.
Он сжимает ладонь жены. В другой раз он бы позлорадствовал, но в этот раз Джиллиан пришлось отнюдь не из участка доставать. Дело приняло слишком серьёзный оборот, бросив их всех в сраный ад за последние сутки.
— Не ты виновата, — всегда просто винить жертву, но ведь это псих совершил преступление. Джиллиан была жертвой, в чём тут было её обвинять? В неосторожности, когда бы это сделал кто-то, кому миссис Линч действительно дорогу перешла, но ведь и этого сказать нельзя.
— Только этого мне не хватало, — невесело усмехнулся мужчина, тепло глядя на жену. — Я не согласен жить в монастыре, — удивительно, он снова шутит, хотя ещё часа три назад его жизнь полетела к чертям, а сейчас словно не было этого, словно просто приснилось.
— С тебя хватит, оставь это мне. Я сверну ему шею, как только увижу, — если, конечно, вообще есть, кому сворачивать. — Мы во всём разберёмся, сейчас — отдохни. Обозрим ваш общий с Танкардом круг знакомых, — хотя бы то хорошо, что она не одна там была. Почувствовав, как Джиллиан напряглась, мужчина провёл руками по её плечам, точно надеясь забрать её боль, её ужас. 
— В безопасности, — повторил Кристофер, коротко целуя жену в висок. Сколько ещё им боятся, что она умрёт? Быть может, сутки, может — годы? Ерунда, в крови всё же чисто.
Чтобы сдох этот псих, в самом деле.
В мучениях.

[nick]Christopher Lynch[/nick][status]мне 44, а я до сих пор не Бэтмен[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2svUd.png[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>КРИСТОФЕР ЛИНЧ, 44</b></a><br> начальник отдела по борьбе с организованной преступностью GCPD<br>[/info]

+1


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Альтернативная реальность » Gotham: Cast some light and you'll be alright


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC