Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Настоящее » 19.11.1976-29.11.1976: Как достать соседа


19.11.1976-29.11.1976: Как достать соседа

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

» участники эпизода
Мальсибер Мод, Годдард Мальсибер
» время и место действия
Отрывки в промежутке 19-29 ноября 1976, Дарем, Великобритания, дом Мальсиберов
» краткое описание эпизода
А зачем тебе такие большие уши, девочка?
Для того, чтобы подслушивать, дядюшка!

0

2

21.30, коридор второго этажа

После переговоров с Роули Годдард Мальсибер чувствовал себя отлично - ничего не сказать! Не прошло и недели с тех пор, как из Франции была привезена внучатая племянница, а здесь и жених, и возможность избавиться от неё. Иной бы радовался - но что-то, тем не менее, не давало Годдарду ощущения полного покоя. Писем от сына не было уже много дней, Присцилла не посещала дом слишком часто, внук учился в Хогвартсе: словом, Годдард был сам себе господином во внушительном вампирском особняке Мальсиберов. Наличие в доме Мод хоть как-то заставляло его изображать деятельность помимо посещения Министерства и разбора дел школы чародейства и волшебства. Спустя час после ужина он шёл по коридору второго этажа к собственной комнате. Тишина в особняке с уходом мистера Роули стояла гробовая: кажется, дорогая племянница тихо утопилась в ванной. Впрочем, мистера Мальсибера это волновало мало - скорее, он размышлял о причинах визита Роули так скоро, да и о том, что не только Роули захаживал в этот дом. На прошлой неделе или около того приходил мистер Джагсон, интересовавшийся его сыном, но тот типчик был отогнан далеко и надолго Присциллой. Решив подумать на досуге о том, что привело в его тихий кладбищенский дом двух мужчин, а также причём тут французская родственница, Годдард удалился в библиотеку, тихо скрипнув дверью.

21.40-23.45, библиотека второго этажа
Чтение вечером не удалось - Годдард думал слишком много и долго о Роули, о его предложении и о том, зачем ему Мод Мальсибер на самом деле. Вместо трудов Авиценны Годдард Мальсибер достал книги о генеалогии и сами свитки с древами различных родов, разглядывая их с той же щепетильностью, с какой это делала Присцилла. В этот осенний вечер пожилому Годдарду Мальсиберу не давала покоя идея, которую невестка высказала вслух: о том, что в день похорон, когда Годдард устно озвучил, что теперь Мод - часть семьи, что-то произошло. Возможно, не одна Присцилла сталкивалась с такими странностями, возможно, Роули тоже что-то об этом знал. Его предложение позволить Мод сохранить двойную фамилию показалось странным: как будто Роули хотел, чтобы племянница осталась Мальсибер. Зачем? Почему?... Связи между династиями и родами на свитках пергамента поблёскивали серебряными нитями в полумраке, и решение плавало на поверхности - но Годдард его упорно не видел. Жаль, чт Присциллы рядом не было. Несмотря на её чернушное поведение и всепоглощающий цинизм, мистер Мальсибер считал, что их связывала дружба, и её мысли пригодились бы.
Годдард окунул перо в чернильницу и нацарапал письмо к ней с просьбой о встрече в Хогвартсе или в Хогсмиде - on va voir, что произойдёт.

00.30, спальня мистера Мальсибера, второй этаж
В половине первого ночи мистер Мальсибер переместился к себе в кровать, зная, что спать будет крайне плохо и очень беспокойно, просыпаясь от своих мыслей и от каждого шороха. Ему показалось, что в саду кто-то ходил, и над могилами как будто трещат тонкие ветки деревьев и кустарников, но ноябрьские ночи потому и коварны, верно... Он закрыл глаза, готовый проснуться в любой момент.

+1

3

20 число, 00.40, спальня Мод
Годдард Мальсибер, кажется, обладал весьма чутким сердц...ну или каким ещё органом, который может предчувствовать, потому как, пока в голове у чёрта старого пытались сложиться в один слаженный механизм разные-преразные коварные англичане и причуды мальсиберской фамилии, за окнами первые со вторыми складывались в картинку почти неприличную. Приплюсовывается торфинновское очарование к трогательной модской влюблённости прямо-таки на раз, настолько вот быстро, что она всего минут за сорок доходит до кондиции, когда ради "долго, счастливо и дорогие шторы" готов горы свернуть, и, попрощавшись со своим мон амуром, скачет обратно к призывно мигающему окну. Последнее, кстати, её подводит - хлопает створками так шумно, так громко, что маленькая Мальсибер оказывается в кровати со скоростью восьмилетки, заслышавшей к двум часам ночи шаги родителя за дверью. Там и съёживается, всё прокручивает в голове события ночной встречи, не упуская из виду и главное (для Роули, конечно, никак не для Мод) - её новую, секретную, ну безумно важную миссию! Ей теперь - шпионить за дорогим дядюшкой! О том, что лучше бы сразу сунуть голову вместе со всеми её придурями и фантазиями в пасть к аллигатору, французская мадама и не мыслит - любовь, она же сильнее всего этого, да!

08.00
На ногах она оказывается рано - Мод теперь чувствует ответственность, и хочет как можно быстрее разобраться с нею. Первые минуты три (те, считай, в которые дорогой дяде покидает свою спальню, а девица выглядывает из-за угла) ей даже кажется, что всё это просто, не очень страшно и etc. Те пять, в которые она, проскользнув в комнату, ещё помнившую о её тяжком родственнике, отчаянно вертит головой, пытаясь осмыслить отсутствие каких-либо кидающихся в глаза улик о том, что дядюшка...ну, замешан в нехороших делах? Или, может быть, хранит древние фамильные секреты? В голове у Мальсибер всё было просто и романтично - она-то все свои тайны хранила под подушкой али во втором дне от кроличьей клетки, а у дяди второго не было, а первое никаких секретов не хранило, и тут она имеет проблему!

11.00
Если дорогой дяде и хранил какие-то секреты, то за, - о, боги! - шесть с половиной минут они ей не открылись, поэтому Мод поджала хвостик и что-то случилось. Ко полудню хитроумный девичий мозг придумал план ещё гениальнее, и барышня отправилась в библиотеку. Разве не самое это загадочное место в доме, а! Книги, к сожалению, тоже почему-то молчали, и даже лежавшие у большого стола фолианты (кажется, их недавно трогали) указывали разве что на то, что Годдард пытается уточнить степень порядочности фамилии её горе-кавалера. Тем не менее, она искренне попыталась полистать эти самые книженции - а вдруг они не то, чем кажутся? Мысль о том, что ей стоило последить за тем, куда ходит и с кем здоровается дражайший дядя, приходит запоздало - Мод дёргается и решает, что всему своё время.

13.00
И, должно быть, оказывается чертовски права, потому что из энного по счёту талмуда таки выпадает заветный (но это ещё не точно!) трофей - пара вскрытых писем и одна колдография, на которой один очень знакомый её родственник позирует с какой-то южноамериканской чешуйчатой дичью. Бумажки, правда, девственно чисты, несмотря на сломанный сургуч и очевидные следы пользованности. Мод высовывает язык от напряжения, так и не услышав хлопка двери.

+1

4

20 ноября, где-то утро
Годдард Мальсибер проснулся и потянулся - уже достижение. В суровый век, когда в твой дом беспардонно сваливалась девочка с «лёгким» характером, а за окном вовсю шагает проливными дождями и первым снегом ноябрь, само по себе открытие глаз в постели - это подвиг. Где была Мод, чем занималась - ему было недосуг даже думать, и, позавтракав чем эльфы наготовили, мистер Мальсибер спустился в гостиную, устроившись у огня со свежим номером «Трансфигурации сегодня». Почему не «Пророка»? Потому, что «Пророком» в его доме чаще всего эльфы подтирали задницу. Ни на что более этот таблоид приятного гепатитного цвета не годился, и тут они с Присциллой выступали единым фронтом.

13.00, библиотека
- Доброго тебе дня, девочка.
Годдард зашёл в библиотеку только лишь потому, что хотел продолжить свои размышления о Роули после обеда, покопаться в древе, подумать и порисовать схемки на пергаменте. Однако, между рядами книжек обнаружилась Мод, которая что-то ковыряла в книжках. Образование - это прекрасно, и если французская родственница решила научиться читать, то так тому и быть.
- Решила поискать что-нибудь для самообразования, милая? Правильная позиция, я одобряю полностью. Советую обратить внимание вот на эти книги, - мистер Мальсибер показал на ту секцию, где он полюбовно собирал талмуды по истории магии.
- Наша фамилия в них встречается часто. Мистеру Роули и не снилось, конечно. Не желаешь пойти пообедать вниз?

+1

5

13.00, библиотека
К обеду в научные изыскания на тему "кто такой Годдард Мальсибер и с чем его едят" Мод включается так сильно, что по её фирменным голубым жилам разбегается не менее фирменное шпионское напряжение: и холодок по спине бегает, и глаза хаотично бегают, и голова настороженно дёргается - караул, нас поймали на...ну, поймали! - когда к ней обращается дорогой дядюшка. Модификация на секунду даже забывает, что ничего незаконного (ещё) не делала, да и книги листала самого отдалённого характера, но успокоить её нетрудно - суровый британский дядя нонче неожиданно приветлив (не зажимает другому не менее британскому дяде её руки - и то уже выглядит маленькой победой), потому француженка переворачивает страницы с видом человека, который зашел почитать, и включается в беседу. Присутствие Годдарда совсем не на руку - чем дольше он смотрит, тем чаще её наивный мозг колотится о стенки черепа: "Он-что-то-знает!".
- Доброго дня, дядюшка, - к написанной по теме "пустые треволнения" докторской прилагалается какая-то хорошая и вкусная оценка по этике. Модификация улыбается, трёт нос (ух, эта Мод!) и думает, как бы откосить от обеда - она всё торопится наконец-то что-нибудь найти. Хоть бы письма или какие книги с собой утащить! На глазах у Мальсибера-старшего этот финт будет смотреться почти суицидально.
- Непременно, только дочитаю во-от здесь, и сразу догоню вас! - сверкает мадама en français, утыкается в какой-то из открытых ею томиков и замест извлечения из них важного-полезного пытается убедить себя саму: дядя уж точно ничего не подозревает! С чего бы ему, в конце концов, упрекать её в непорядочности? Да ещё в такой! В конце концов, не будь её нынешнее свидание тайной, окна в комнате Мод уже поутру стянули бы тугой решеткой. Да и...чёрт, в общем, знает, что ещё бы могло случиться!
13.30, библиотека
Дядюшка скрывается за дверью, книги демонстрирует вопиющее пренебрежение актуальными темами последних лет, Модификация дуется и расставляет толстые тома по полкам. Особенно тяжёлую книженцию, содержание которой сводилось к нудной описи многовековой истории чьих-то там договорных браков, она на полку почти закидывает - последняя отвечает возмущенным "пхе" и неожиданно проседает поближе к стенке. Маленькая Мальсибер долго не думает - не было в мире ни одного романа с участием тайных ходов, который она не прочла бы! - Маленькая Мальсибер лапает несчастный шкаф с увлеченностью голодного мужчины, Маленькая Мальсибер чувствует, как стройный ряд полок плавно трогается со своего места и уже чувствует, как гордо предоставляет возлюбленному...ну, что-нибудь очень секретное!

13.45
Тускло поблёскивающие стены хода едва ли отражают свет - Мод даже успевает испугаться, будто бы длинный коридор, в свете люмоса кажущийся ещё жутче, бесконечен, но упирается ладошками в деревянную поверхность - и изо всех толкает, вовсе забыв об обеде, на который опаздывает. Как, впрочем, и о том, что шкаф за её спиной с таким же щелчком встаёт на место, отрезая неопытной охотнице за секретами дорогу назад. Она выбирается (как позже выяснилось - из неприметной дверцы в кладке камина) в комнату, которую прежде никогда не видела - она мало чем отличается от других спален, строгих и всегда казавшихся Модификации излишне пустыми...ну разве что тем, что здесь пустота не просто гость - полноценный, и, кажется, единственный жилец. Спальня кажется заброшенной уже в тот момент, когда девушка хватается за камин и пачкает руку тонким слоем пыли. Первым делом Мод бросается к аккуратному столику у зеркала - девичья дедукция отстаивает свои права на существования изо всех сил, и настоятельно рекомендует проверить письма для...да, определённо, эта комната ну никак не походила на гостевую (где-то вещи старых хозяев хранили следы прошлых индивидуальностей: взять бы хоть стопку бортовых журналов на полупустой полке!) спальню, а, значит, могла принадлежать только Мальсиберам. О своей британской родне она знала немного, но была уверена - дядюшка ни за что не отвёл бы такую комнату чужой крови. Чуть покопавшись в памяти, Мод извлекает из неё память вот ровно о том родственнике, который энное количество времени назад уезжал в Америку, и...да, определённо имел жену! - и, посоветовавшись с двуспальной кроватью в углу, утверждает личность прошлых жильцов.

И, покопавшись ровно во всех его вещах, злорадно утверждает - он был сомнительного рода мужем! Ни писем, ни вестей, даже фотографий с американских прерий не слал!
- Ага! - восторженно тычет пальцем Модификация, зарываясь с носом в записи ещё одного своего родственника.

+1

6

13.15, библиотека
Мод что-то читала очень увлечённо. Годдард искренне удивился: значит, маленькая французская мигрень умеет читать. Что же, она уже не потеряна для общества - через книги, говорят, многие люди заражаются страшной болезнью - интеллектом. Необезображенные им лица становятся всё более и более вдумчивыми, и в глазах уже бегают первые симптомы любопытства. Нет, не того, которое сгубило кошку…
- Хорошо. Через полчаса жду тебя в столовой, девочка.
Годдард лукаво улыбнулся в своём обычном репертуаре. Ничего нового.

13.45, столовая
Полчаса до обеда мистер Мальсибер провёл в кабинете, приводя в порядок счета и корреспонденцию, которую доставляли даже с утра в воскресенье. Как всегда, на столе были письма: несколько возмущённых произошедшим в Хогвартсе инцидентом мам и пап требовали немедленной отставки Дамблдора, кто-то предлагал прекратить набирать в школу магглорожденных преподавателей…
Читая всё это, Годдард соглашался с концепцией, которую уверенно излагали авторы. Да, криво, да, похоже на бред умалишённых (кто-то предлагал скормить Дамблдора гигантскому кальмару в озере), но в общем и целом вектор развития был задан более чем верно. Директор школы терял хватку.
Сейчас Годдард Мальсибер и думать забыл, конечно, о летнем разговоре с Карактакусом Бёрком, а то забот бы у него прибавилось: тайна ребёнка-оборотня была погребена под слоем трёхмесячной пыли.
Без четверти два мистер Мальсибер занял своё место в столовой. Мод ещё не было. Не появилась она и без десяти минут, и без пяти. Накрывать эльфам ещё приказа не было, и мистер Мальсибер вздохнул. Если девчонка собирается в комнате, стало быть, надо повесить ей огромные часы во всю стену. Если нет - спросить, что она там такого читает в библиотеке.

14.00, библиотека
Мод в библиотеке не оказалось. Годдард Мальсибер удивился, куда могла провалиться французская девчонка. Может, в подвал и в прямом смысле слова?…
- Мод!
Позвал мистер Мальсибер племянницу, затем - ещё раз, высунув голову в коридор. Куда она провалилась?… Годдард нехотя отправился искать её сам: любопытство было сильнее возможности послать за девчонкой эльфа.

+2

7

14.00, спальня
В последнюю очередь Модификация добирается до журналов дорогого (пусть и абсолютно ей самой неизвестного родственника) - она бегло листает страницы, словно надеется на жирное "Совершенно секретно" красной ручкой где-нибудь на восемнадцатой. Французская мадама ловит себя на том, что плохо представляет, что ищет - откуда ей знать, не содержится ли в одной из этих туго сшитых папочек нужная дорогому Роули информация? Может, это только Мод в простых рабочих записях слона не углядит? Чуда не случается, зато случается приступ аккуратности у Мальсибера - сомнительного вида почерк (ей-богу, будто не человек писал, а птица какая!) неожиданно сменяется на ровные записи, и это уже - намёк на зацепку!

14.10
Модификация неожиданно обнаруживает себя нервно вслушивающейся в каждый шорох - ей начинает казаться, будто в двери напротив камина вот-вот звякнет ключ, чудится знакомый стук копыт мужского каблука и прямо-таки видится сцена, как дорогой, наверняка уже отобедавший дядюшка грозно глядит на зарывшуюся в чужие вещи Мод. Ей, может, к этому взгляду и не привыкать, но сердечко выстукивает "нас накроют, нас накроют!" и заставляет поторопиться. Точно так же, конечно, француженка мандражирует и крадя с кухни остатки лимонного тарта опосля полуночи, но об этом - ни слова! Ах, где ж теперь её храбрость, так бодро активировавшаяся на срок полночного свидания? Зажав под мышкой один из журналов, она торопливо скидывает остальные в ящик, откуда достала, и лезет обратно в лаз.

14.15
Второй разрыв своего наивного сердечка французская мадама получает, столкнувшись с книжной полкой с другой стороны - та кажется подозрительно непоколебимой, нигде не висит чудо кнопки, а поднятая было палочка останавливается одним здравым "а вдруг что-нибудь сломается?". Секунд сорок она шарит по ровной поверхности, и даже бьётся в неё плечом (а вдруг, а вдруг?). Получается больно, неприятно, мальсиберский журнал в знак протеста скрипит. Почти впавшая в отчаяние Мод готовится пустить шармбатонскую слезу по привычному маршруту, но что-то всё-таки щёлкает, и стена со стеллажем со скрипом отъезжает. Толкнув её за собой в ряды не хранивших никаких загадок собратов, француженка торопливо суёт журнал куда-то вглубь одной из полок (ух, настоящий моветон в рядах её сородичей колена эдак до двадцатого!) и выскальзывает в коридоры, промакивая платочком неожиданно напряжённого для юного тела вида лоб.
- О, дядюшка, прошу простить меня...книги это так захватывающе! - сдавленно восклицает мадама, на всякий случай пытаясь вспомнить, что конкретно она там листала. Ну а в голове, соответственно, вакуум средних размером.

0


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Настоящее » 19.11.1976-29.11.1976: Как достать соседа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC