Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 27.07.1973: А лепреконы будут?


27.07.1973: А лепреконы будут?

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

» участники эпизода
Rory O'Shanahan, Aengus O'Shanahan, Caractacus Burke, Gwenda Burke
» время и место действия
27 июля 1973, Ирландия, Балликасл, паб «Ворона в короне»
» краткое описание эпизода
Деловая встреча двух пожилых магов или о том, как совместить приятное с полезным.

0

2

[nick]Aengus O'Shanahan[/nick][status]We walk through ourselves[/status][icon]http://s0.uploads.ru/5SDi6.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ЭНГУС О'ШЕНАХЭН, 112</b></a><br>Волшебник, краевед, владелец "Вороны в короне" в Балликасле<br>[/info]Если в этом мире и есть что-то постоянное, то это погода Ирландии – неизменно изменчивая и совершенно непредсказуемая. Кто хает лондонские дожди и туманы, тот никогда не бывал на северном побережье. Впрочем, всем приезжим, ругавшим погоду Эйре, Энгус О’Шенахэн предлагал на досуге задуматься над тем, почему остров исстари прозвали Изумрудным.
Волшебник подозвал собак, игравших друг с другом на каменистом пляже. За все годы, прожитые в Балликасле, он научился видеть в оттенках морской воды, слышать в шуме ветра, заблудившегося в прибрежных скалах, чувствовать по едва уловимому запаху сырости в воздухе и угадывать по форме облаков, когда на землю прольётся дождь, а когда пройдёт мимо. Благо, до дома было рукой подать даже без всяких магических фокусов: выйти на пристань, пройти чуть дальше вдоль одинаковых грязно-белых пригородных домов, свернуть в скрытый от посторонних глаз защитными чарами переулок прямо за жёлтым дорожным знаком «Осторожно, лепреконы!», который местные жители, не имеющие никакого отношения к волшебному миру, видели исключительно как предупреждение о круговом движении. Лепреконов в Балликасле и правда было достаточно…
Тяжелая дверь «Вороны в короне» радостно скрипнула, открывшись перед своим хозяином – Энгус любил возвращаться с прогулок домой именно таким образом: ему нравилась новая вывеска, сделанная в этом году, как раз к началу квиддичного сезона. А летом, когда внук подолгу гостил у него, в этом всегда был какой-то элемент неожиданности. Так было и в этот раз. Волшебник ухмыльнулся, с порога услышав, как из глубины ближнего ко входу «громкого» зала доносятся звуки модной магловской песни «Smoke on the water». Правда, в исполнении зачарованных инструментов, - арфы, локтевой волынки, вистла и скрипки, - парящих над небольшими подмостками у стены, расписанной картинками из жизни ши, звучала она весьма забавно. Его любимый внук, Рори, устроился на скамье за столом у окна, сквозь матовое стекло которого мягко падал свет, и, закусив кончик языка от старания, обновлял переводоэмульсионной краской таблички. На полу, выложенном каменной плиткой всех оттенков атлантических вод, поблескивающей слюдяными вкраплениями, уже лежали  две: «Хозяин уставший, а не глухой» и «Мерлин дал мне терпения, но лучше не испытывайте его».
- Фаду забыл, - сообщил Энгус, указав пальцем на место пропущенного знака долготы над первой буквой слова «хозяин»,  потрепал внука по рыжей вихрастой голове и, бросив в стоявший у подмостков горшочек монету в десять кнатов, заказал у арфы и её звучных товарищей О’Каролана, раз уж душа Рори взыскует магловской музыки. Только пускай это будет хорошая музыка.
Старый волшебник отправился к барной стойке – слегка почистить её с помощью «тергео». В межсезонье посетителей бывает не очень много, но давать себе поблажек не следовало – то ли ещё начнётся,   когда в августе «Нетопыри» будут играть в Балликасле серию товарищеских матчей: народ потянется сюда со всех уголков магической Британии. В связи с этим,  переводоэмульсионная краска и впрямь была настоящей находкой: не вешать рядом с каждой табличкой перевод, и не объяснять лично каждому посетителю и постояльцу, что в «Вороне в короне» запрещено устраивать магические дуэли, обижать домовичку Пегги и обсуждать дракклами драную магловскую политику?
Взгляд Энгуса скользнул по противоположной стене, зацепился за грифельную доску, где были отмечены деловые встречи и бронь комнат и столиков. Уже скоро, уже скоро... На этой стене было особенно много картин колдографий. Порой старику казалось, что он открыл паб буквально вчера, а поглядишь – вот она, история половины жизни. Вот он вместе с Уной держит небольшую, скромную, блестящую свежей краской вывеску, которую через пару минут повесят над входом; вот несколько групповых колдографий квиддичных команд, отдыхающих после соревнований, а вот сын берёт интервью у ловца «Нетопырей». Вот вид на побережье, вот старый замок, возле которого вырос Балликасл – именно там Энгус подобрал птенца сипухи, которого потом подарил Рори. А вот снова Уна, за своей прялкой. Энгус печально вздохнул – в самом расцвете лет и такая красивая, как и в тот год, когда она навсегда покинула его. Сколько лет прошло, а он всё не может перевесить этот портрет из "громкого" зала.
Из меланхоличной задумчивости Энгуса выдернул Дув, чёрный волкодав – он тихо подошёл к хозяину и, опустив голову, ткнулся в его ладонь мокрым носом.

Отредактировано Metamorphmagus (2016-12-20 18:42:58)

+3

3

В Ирландию Карактакус предпочел прибыть за несколько часов до назначенной встречи. И причина была вовсе не в том, что у него имелись здесь еще какие-то дела или он боялся опоздать. Бёрку хотелось показать правнучке, которую он решил взять с собой, развалины замка Кинбейн, расположенные в окрестностях Балликасла. Если подумать, то в руинах не было ничего особенного. Наверное, они ничем не отличались от десятков других полуразрушенных крепостей или даже иллюзий, которыми окружали свои поместья некоторые волшебники, но Карактакусу всегда нравилось это место. Оно успокаивало, помогало упорядочить мысли. Тишина, нарушаемая лишь плеском бившихся о скалы волн, позволяла отбросить все мелкие переживания, сосредоточившись на главных задачах и проблемах. Впрочем, так было лишь тогда, когда вокруг не юркали любопытные магглы, видимо, тоже привлеченные отблеском былого величия развалин замка.
К счастью, Карактакусу и Гвенде повезло вдвойне: и парная аппарация прошла без малейших проблем, и зевак на мысе не было.
- Эта крепость когда-то принадлежала кому-то из маггловской знати. Более подробной истории я, увы, не знаю, честно говоря, и не пытался ничего выяснить, но мне всегда нравилось само это место без привязки к каким-то конкретным фактам. Знаешь, в Великобритании полно удивительных мест. С некоторыми из них связаны любопытные легенды, сумевшие проникнуть даже в наш мир, - задумчиво произнес волшебник, помогая правнучке взбираться по развалинам. – У меня назначена встреча в Балликасле. Город расположен милях в трех отсюда. Это не так уж далеко, поэтому я решил, что мы сможем прогуляться и осмотреть окрестности. Я подумал, что тебе это может быть интересно, - усаживаясь на камень, добавил старик. – В Германии все другое. Пора и родную страну изучать.
Некоторое время маг сидел неподвижно, вглядываясь в волны, а потом осторожно поднялся и позвал правнучку: «Нам пора выдвигаться! Негоже заставлять людей ждать!»
Дорога заняла около часа, но Карактакус старался не дать девочке заскучать, рассказывая то про золото лепреконов, которых в этих краях водилось очень много, то про «Нетопырей Ньюкасла» и талисмана их команды. Разговаривая, они подошли к неприметному переулку, у входа в который приютился дорожный знак.
- Кажется, мы пришли, - улыбнувшись, произнес мужчина. – Ничему не удивляйся. Ирландцы не очень-то на нас похожи. Весьма необычный народ, - Карактакус толкнул тяжелую дверь, пропустил девочку вперед, а потом зашел и сам, с интересом оглядываясь по сторонам, вслушиваясь в звуки незнакомой музыки.
- Здравствуйте, мистер О’Шенахэн! – продвигаясь к барной стойке, зычно крикнул волшебник, перекрывая своим голосом игру зачарованных инструментов. – Нам, пожалуйста, горячего чая и ваших фирменных сладостей. Познакомьтесь, это моя правнучка Гвенда, - хитро улыбнулся Бёрк. Он понятия не имел, есть ли в таверне какие-то особенные сладости, но очень на это надеялся. В конце концов, не зря же он притащил ребенка в Ирландию!

+3

4

[nick]Aengus O'Shanahan[/nick][status]We walk through ourselves[/status][icon]http://s0.uploads.ru/5SDi6.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ЭНГУС О'ШЕНАХЭН, 112</b></a><br>Волшебник, краевед, владелец "Вороны в короне" в Балликасле<br>[/info]
Под действием очищающих чар тёмное лакированное дерево засверкало как новенькое. Обстановке «Вороны в короне» было сто лет в обед, – практически в прямом смысле, – но Энгус поддерживал её в хорошем состоянии: была идеально цела даже обивка сидений, видавших на своём веку всякое.  Гости явились очень вовремя: из кухни как раз потянуло ароматом яблочного пирога, который Пэгги обещала испечь ещё утром.
– Добро пожаловать, мистер Бёрк! Весьма рад вашему визиту! – доброжелательно отозвался волшебник, вышел из-за барной стойки и протянул артефактологу руку. Как равному, можно сказать, как коллеге. Им раньше доводилось встречаться всего лишь несколько раз, но Энгус практически сразу понял,  что совладелец «Борджин и Бёрк» в первую очередь исследователь, чем кто-либо ещё. Ему, единственному О’Шенахэну за много поколений, распределённому на Равенкло, этот тип людей был хорошо знаком. – Надеюсь, вы не пожалеете о том, что проделали такой неблизкий путь.
На Гвенду старик взглянул с интересом, отметив про себя её не по годам умный взгляд. Дув  тоже заинтересовался гостями и, навострив уши, потянулся к ним, но хозяин твёрдой рукой взял его за ошейник.
– Не бойтесь Дува – своих он не кусает, – дружелюбно улыбнувшись, сказал Гвенде Энгус, не уточняя, кого в таком случае считать чужими. – Никого не стесняйтесь и чувствуйте себя как дома.
Если бы он в своё время не прятал повстанцев среди холмов Коннемары и не водил «чёрно-пегих» по топям в графстве Оффали, у него, возможно, тоже была бы правнучка – с веснушками и косичками. Но увы. Увы-увы-увы. В ближайшее время о правнучке не стоило и думать – Энгус всегда был реалистом  и прекрасно понимал, что внуки  так быстро не остепенятся и не заведут семью. Двадцатый век, иные ценности – что же вы хотите! Собственно, это и послужило одной из причин сегодняшней встречи – на кой друидский посох мальчишкам сдалась эта вещица? А мистер Бёрк смог бы подыскать ей подходящую хозяйку. Если вещица всё ещё работает, конечно… А вот это и предстояло проверить юной мисс Бёрк. И радушный хозяин, в общем-то, заинтересованный в успехе сделки, без лишних разговоров найдёт для неё сладостей. Конечно, паб – это прежде всего заведение для культурных посиделок: местные волшебники, заходившие поболтать, выпить и послушать музыку,  даже коддл заказывали нечасто, но для приезжих  здесь всегда могли накрыть стол – отчасти из практичных соображений, чтобы те останавливались в «Вороне в короне» ещё и ещё, отчасти из предпринимательской гордости. Энгус не без основания считал своё заведение лучшим провинциальным волшебным пабом на всём северном побережье. Даже «Полый холм» в Донеголе ей проигрывал, хотя стаут-пить-не-перестаут там подавали отличный.   
– Рори! – окликнул он внука. – Подойди-ка на минутку!

+3

5

[icon]http://s5.uploads.ru/njazG.jpg[/icon]
Рори чуть не обронил кисточку, уделавшись в переводоэмульсионке. Ох, О’Каролан – это ж почти как на концерт классической музыки сходить. Он сдался на втором посвящении-какой-то-там-леди и метнул в горшочек очередную монетку. Вот так все карманные деньги изведешь. Но пусть лучше в качестве компромисса будет джига-дрыга. Дед как-то рассказывал, что когда её исполнял её создатель, какой-то волшебник из Коннемары, все, до кого доносились её звуки, пускались в пляс.
Оценивающе оглядев табличку с надписью «Место для удара головой», парень положил её сушиться на пол. У Рори не было никаких мыслей,  куда именно дед хотел её повесить, но накануне квиддичного сезона она была чрезвычайно уместна. Рори и сам был не прочь повеселиться и побуянить после матчей, в конце концов, в этом году он выпускник, а кроме того, вот уже неделю он вкалывает в пабе, словно домовик у мажоров, и он заслужил хороший отдых.
Рори взял следующую: «За поделки лепреконов администрация ответственности не несёт», когда услышал, как его позвали.
– Иду-иду! – буркнул в ответ Рори и, велев живому оркестру лабать чутка потише, прошлёпал на зов. Бан, почти белый волкодав, лежавший на полу возле его ног, поднялся, и, цокая когтями по полу, пошёл за ним следом.
Дед тем временем беседовал с каким-то своим знакомым, явно приезжим и, скорее всего, каким-то любителем старины. Увидев Рори, старик представил ему и своего гостя, и его правнучку.
– А это мой внук Рори, мистер Бёрк, – не без гордости сообщил  О’Шенахэн-старший. – Окончил Хогвартс в этом году, Хаффлпафф.
–  Приятно познакомиться, – сдержано кивнул Рори. Он немного тушевался перед незнакомцами – в первые пять минут общения, примерно.
– Рори, проводи пока гостей в «тихий» зал, а я загляну к Пегги, – деловито сказал дед и удалился на кухню.
Парень велел псу остаться тут и сторожить , а после обратился к гостям, жестом предлагая следовать за ним.
К деду часто заглядывали разные люди. Первое время Рори пытался их классифицировать, но потом оставил эту пустую затею. Ведь главное, как говорит дед, - оказать радушный приём.
– Как добрались, сэр? – по пути поинтересовался Рори. – Как вам Балликасл?
«Тихий» зал был меньше «громкого», в окнах стояли простые витражи из цветных стеклянных ромбиков, три из четырёх стен были отделаны деревом. В углу на жёрдочке, нахохлившись, сидела ворона,  правда, без короны. Она внимательно поглядела на гостей глазами-бусинками. Рори пригласил их к столу, стоящему у окна, своему  любимому – когда выглянет солнце, витражные блики, падающие на столешницу, станут очень яркие и красивые. А ещё оттуда было хорошо видно настенную роспись с сэлки. Наложенные дедом чары заставляли морские волны колыхаться, а сидящие на скалах тюлени два раза в сутки обращались в прекрасных юношей и девушек – как раз через четверть часа картинка и сменится.
– Пожалуйста, присаживайтесь.
Потоптавшись на месте в некотором замешательстве, Рори подумал-подумал, и решил предупредить дедовых гостей.
– Будьте осторожнее с лепреконами. Они, конечно, не такие вредные, как пикси, но шкодят не меньше. На днях вот снова колёса мне на велосипеде спустили, – между делом пожаловался он. Лепреконы объявили войну Рори неделю назад – после того, как он нечаянно  напугал одного велосипедным звонком. Но отказываться от велосипеда было бы глупо – в городе он был очень удобен.  – И в загадки с ними ни за что не играйте – вечно они жульничают: в прошлом году волшебницу из Уэльса на тридцать пять галеонов «нагрели».
Он бросил взгляд на Гвенду.
– Впрочем, маленьких они редко донимают. Но если один из них позовёт с собой – лучше не ходи.
Из уроков УЗМС Рори знал, что за популяциями магических существ осуществляется надзор. Но дед запомнил ещё те времена, когда не только ши, но и всякой магической шушере ничего не стоило умыкнуть ребёнка. Так что предупредить гостей  было бы не лишним.

Отредактировано Rory O'Shanahan (2016-12-24 21:41:50)

+3

6

За прошедшее с их последней встречи время Энгус ни капельки не изменился, оставшись все таким же неунывающим чудаковатым волшебником, умевшим к каждому человеку подобрать, если не ключ, то отмычку. Он по-прежнему словно лучился жизненной силой и весельем, которым, казалось, умудрялся заразить каждого, кто находился с ним рядом.
- Когда есть магия, расстояния значительно сокращаются, - с трудом подавляя улыбку, отозвался Карактакус. Излишняя вежливость мистера О’Шенахэна почему-то настраивала Бёрка на совершенно неделовой лад. Хотелось забыть о первоначальной цели визита, взять отпуск на парочку дней, побродить по зеленым холмам Ирландии, изучить руины старинных замков и крепостей, заняться еще какой-нибудь бесполезной романтической чушью, абсолютно не соответствовавшей его солидному возрасту.
«Старый чёрт!» - про себя беззлобно выругался Карактакус, все больше проникаясь своеобразной атмосферой таверны, созданной ее хозяином. В таком месте престало пить эль, а не заключать сделки.
- Ну что вы! Мы совершенно не боимся вашей собаки! – на всякий случай придя на помочь девочке, усмехнувшись, заявил Бёрк. Дальше развить мысль он не успел, поскольку у барной стойки, выскочив из соседней комнаты, появился рыжеволосый паренёк, подозрительно похожий на Энгуса. Тайна сходства, впрочем, была тут же раскрыта. Мальчишка оказался внуком О’Шенахэна.
- Добрый день, молодой человек, - поздоровался Карактакус, на этот раз не выдержав и улыбнувшись. Уж больно ыми были эти ирландцы, чтобы оставаться непробиваемо спокойным.
Подождав, пока юноша отвернется и отойдет на пару шагов, указывая путь к залу, где им предстояло и обедать, и вести беседу, Бёрк заговорщически подмигнул своей правнучке, призывая ее не стесняться и изучать все вокруг, пока есть возможность.
- Спасибо, наше путешествие было весьма приятным, - отвечая в тон заданному вопросу, произнес мужчина. – Неплохой город, хотя мне привычнее Лондон. Но это дело вкуса каждого, - стараясь не задеть самолюбие паренька, миролюбиво добавил волшебник, усаживаясь на указанный стол.
- Гвенда, смотри, какая необычная картина! - привлекая внимание девочки настенной росписи, изображавшей полулюдей – полутюленей, сказал Карактакус. – А вы присаживайтесь к нам, молодой человек, - тут добродушно добавил он, не желая терять такого уморительного собеседника. Когда еще послушаешь истории про войну выпускника Хогвартса с лепреконами.
- Спасибо, мы будем осторожны, - едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, поблагодарил Бёрк. –Вы уже окончили школу. Так чем же теперь собираетесь заняться? Пойдете по стопам деда? Или присмотрели что-то другое?

+3

7

В Ирландии Гвенда до сих пор ни разу не бывала, так что против путешествия, пусть и не слишком-то продолжительного, конечно же, ничего не имела. Тем более, что до сих пор у нее и в самом деле было не так-то много возможностей заняться изучением родной страны, а в Германии, где путешествовать Гвенде доводилось куда больше, все было совершенно иначе. Гвенда, впрочем, не могла пока с уверенностью утверждать, где ей больше нравится.
И прогулка, и осмотр местных достопримечательностей прошли очень ладно, и даже магглы им сегодня почти не встречались. Старая маггловская крепость произвела на девочку двоякое впечатление - это место, должно быть, когда-то было очень впечатляющим, да и сейчас то, кто от него осталось выглядело достаточно живописно. Интересно, почему оно пришло в запущение? Разве люди не цепляются любыми способами за то, что принято считать своим? Особенно, если это "свое" - неприступная крепость, а эти люди считаются знатью. Впрочем, Гвенда вполне признавала, что понятия не имеет, как жилось и живется магглам, а значит и их история, и их мотивы для нее потемки. Теперь это просто красиво - да и ладно.
Дорога до города, на деле оказавшегося совсем крошечным и еще меньше похожим на Германию, заняла и в самом деле совсем немного времени, за рассказами и разговорами Гвенда и заметить не успела, как они добрались до места. Гвенда обещает ничему не удивляться, сегодня, видимо, с тем, что "все по другому" нужно просто смириться.
- Добрый день! - здоровается Гвенда с волшебником - вероятно, хозяином этого заведения. Мохнатой собаке, в общем-то ничуть не страшной, Гвенда тоже приветливо улыбается. Собаки ей всегда нравились, но вот в качестве питомцев держать таковых пока не доводилось.
К ним, тем временем, вышел молодой человек, которого Гвенда, к собственному удивлению, уже видела. В Хогвартсе, который тот, как тут же и подтвердилось, только недавно закончил. Кажется, он играл в квиддич, и это было все, что знала о нем девочка. Сама она всегда болела за другую команду, и, даже если не играл ее родной факультет, болела за факультет Говарда - до своего выпуска он тоже играл в квиддич.
Местечко, куда они попали и где, Гвенда все еще помнила, у ее прадеда была назначена встреча (очень любопытно какая именно) казалось тоже весьма необычным - не слишком похожим на все заведения для волшебников, где ей доводилось бывать до сих пор. Может быть, совсем немного, на "Дырявый котел", впрочем и то едва ли. Поделиться своими впечатлениями о путешествие Гвенда не успела - они дошли до "тихого" зала, и, стоило усесться за столик у окна (вид за которым, к слову, тоже был очень ничего), их провожатый решил поделиться историей, видимо, основанной на собственном опыте. Что такое "велосипед" Гвенда однажды слышала в школе - в ее лексикон подобное понятие не входило, и что это за маггловское бытовое чудо девочка представляла себе весьма смутно. И еще меньше - зачем это нечто понадобилось волшебнику, который, между прочем, уже вполне мог бы передвигаться и куда более привычными, да и удобными, способами. Впрочем, удивленно пялиться или переспрашивать Гвенде показалось не вежливым, и девочка предпочла считать, что в этом презабавном месте и у этих волшебников просто так принято. Каждый имеет право на глупость, если готов за нее отвечать.
- Хорошо, я запомню, - Гвенда кивает, ка как бы обещая ни за что не общаться с надоедливыми лепреконами.

+3

8

[icon]http://s5.uploads.ru/njazG.jpg[/icon]
– Это точно. Дед говорит, города – как люди: к каждому нужен свой подход, – напустив на себя серьёзный вид, кивнул Рори в знак согласия. Сам он, не бывавший там почти нигде, кроме Косого переулка, толком и не знал немагический Лондон. Наверное, похож на Белфаст, только без «линий мира»: шумно, людно, интересно, полно высоких домов.
Говоря по чести, Рори невольно проникся уважением к этому мистеру Бёрку и его правнучке – первым делом они успели осмотреться, а история о лепреконах, похоже, их ни разу не напугала. Возможно, они сохраняли спокойствие прежде всего потому, что у них не было велосипедов, которые обязательно стали бы камнем преткновения в их противостоянии с лепреконами, но это ни разу не умаляло их выдержки: кто предупреждён – тот вооружён.
– Для начала нужно решить проблему с лепреконами до начала товарищеского турнира по квиддичу, а то дедушка уже подумывает на всякий случай завести отдельную лепреконскую жалобную книгу, которую потом приложит к письму в Министерство, в отдел регулирования магических популяций, – деловито отозвался Рори, после чего не на шутку призадумался. Вопрос мистера Бёрка поставил его в тупик: он никогда не любил строить далеко идущие планы, потому что они имели пренеприятнейшее свойство обламываться. Точно и достоверно Рори мог сказать только за одно: в этом сезоне, как и раньше, он будет болеть за «Нетопырей». А ещё… А ещё на открытии товарищеского турнира будет играть и петь Шинейд, которая живёт неподалёку, на старом маяке. Ей уже двадцать два, её большие и печальные глаза синее, чем воды Атлантики, а тёмная коса толще его, Рори, запястья. Шинейд иногда заходит в паб – поговорить с дедом о филидах и друидах, да послушать музыку, чтобы не грустить от того, что никто не играет для неё, хотя её арфа радует всех. Когда Рори сам разливал ей пинту сливочного в два стакана – дед учил, что дамам не подают целую, – у него руки дрожали от этих её старинных песен. Да, должно быть, от них. Как раз после матча стоит обсудить  с ней это. А вот потом-то что?.. Рори не то чтобы хорошо разбирался в истории магической Ирландии, как дедушка, не играл в квиддич на таком же уровне, как брат, и даже не шарил в нём, как отец, да и вообще, если вдуматься, каких-то удивительных талантов не имел, хотя благодаря своей целеустремленности и своевременной помощи друзей сдал ЖАБА весьма недурно.
– Боюсь, пойти по чьим-то стопам у меня не получится, – ответил Рори, застенчиво взъерошив волосы на затылке. – Но в пабе ещё одна пара рук лишней не будет.
Хотя кого он обманывал? Дедушка прекрасно справлялся со всем сам – в этом ему помогали Пэгги и волшебная палочка. В пабе ему нужен был кто-то, умеющий развлекать гостей. Только и всего.
О подоконник гулко ударили первые капли дождя, а через несколько мгновений летний ливень, пришедший с океана, громко зашелестел в высокой нескошенной траве и по камням. Рори вздохнул, поднялся со своего места и прикрыл открытую в конце «тихого» зала форточку, а после, достав из кармана жилета волшебную палочку, поджёг «инсендио» дрова в камине. Так стало уютнее.
– А вы ведь историей магии интересуетесь, да? – дружелюбно уточнил Рори, хотя это было очевидно: дед очень обрадовался сегодняшним визитёрам, а что ещё могло объединять его и лондонского джентльмена, как не общие увлечения. –  Артефактами? Загадками старины? И вы, мисс Бёрк, наверное, разделяете интересы прадедушки?
Если бы девочка училась на Хаффлпаффе, Рори бы её запомнил – его всегда интересовало, чем живут и дышат младшие товарищи – забавно за ними было наблюдать. От слизеринки не стоило бы ждать таких хороших манер – слишком сильно там на чистоте крови двинуты, а кто не двинут сам – тот молча принимает чужие правила игры, чтоб не заклевали. Значит, Гриффиндор или Рейвенкло. И если столь юная особа приехала сюда расширять кругозор, Рори сделал бы ставку на второй вариант.

Отредактировано Rory O'Shanahan (2016-12-28 20:10:26)

+3

9

Мальчишка важничал, пытаясь быть не по годам серьезным и разумным, рассуждал о городах так, словно успел объездить чуть ли не весь свет. Карактакусу все труднее было удерживать смех, который наверняка бы обидел и подростка, и его деда, пусть последний и скрывался где-то в подсобных помещениях паба.
- И какого же подхода требует к себе Балликасл? – заинтересованно спросил мужчина. Ему было любопытно послушать неординарные размышления паренька, отличавшиеся одновременно и странной рассудительностью, и детской наивностью. – А что вы думаете о Лондоне? – не выдержав, волшебник улыбнулся. Было забавно участвовать в столь необычной беседе, где полную серьезность сохраняли лишь двое, являвшиеся детьми. Кажется, Гвенда тоже не видела ничего смешного в их разговоре. Впрочем, юная мисс Бёрк была прекрасно воспитанной девочкой и вряд ли бы показала свое удивление даже, если бы ирландец залез на стол и, громко топоча, станцевал джигу.
«Интересно, а национальные танцы они где-то показывают?» - смотря на веснушчатое лицо Рори, подумал Карактакус. Поездка в Ирландию с каждой минутой все больше воспринималась мужчиной как развлечение, а не как очередная деловая необходимость.
- Неужели лепреконы до сих представляют такую проблему? – искренне удивился волшебник, никогда не сталкивавшийся с данными существами лично, если не считать нескольких матчей по квиддичу, где они устраивали шоу в поддержку «Нетопырей Ньюкасла» и казались ничуть не глупее гоблинов или домашних эльфов, теперь практически не причинявших магам значительных проблем.
- Интересуюсь, - подтвердив догадку паренька, ответил Бёрк, про себя отметив, что юноша не так уж и глуп, хотя и учился на Хаффлпаффе. – История занимает меня больше в качестве дани уважения предкам и минувшим годам. Не зная прошлого, нельзя понять настоящее и предвидеть будущее, - назидательно произнес мужчина, невольно задумавшись, поймет ли внук Энгуса значение данной фразы. Конечно, Рори был довольно сообразительный, но в тоже время и поразительно легкомысленный. По крайней мере, так считал Карактакус. – А вот артефактам и, как вы сказали, загадкам старины я посвятил всю свою жизнь, - задумчиво улыбаясь, добавил волшебник.

+3

10

Гвенде вовсе не казалось, что с люди так уж похожи на города, но оспаривать мнение Рори, а заодно, видимо, и его дедушки, девочка не стала. В чем-то, может быть, они оба и правы. Гвенда точно знала, что Лондон - это совсем не тоже, что и Берлин, и уж точно не тоже самое, что этот крохотный Балликасл, но смириться с тем, что в Лондоне дождь поливает намного чаще, чем в Берлине, и лучше бы не забывать лишний раз наложить на мантию водоотталкивающие чары куда проще, чем ужиться в одной комнате с надоедливое соседкой.
- А что могут сделать лепреконы взрослым волшебником? Тем, у которых нет велосипедов и всего прочего, - интересуется Гвенда. Она, если честно, настоящий лепреконов никогда не видела, только читала о них, но по-настоящему жизнью этих волшебных существ никогда не интересовалась. Ссоры с кем-то вроде лепреконов казались Гвенде очень забавными - это ведь даже не с эльфом-домовиком тягаться. Всем известно, что у домовиков своя, особенная магия, а лепреконы... Ну да и ладно, похоже, ей просто и правда не стоит ничему удивляться.
- Разделяю, - кивает Гвенда, подтверждая догадку Рори. История магии, правда, ее интересовала меньше, чем трансфигурация или чары, но все равно интересовала, и Гвенда то и дела находила очередную интересую книжку об очередном интересном событии.

Отредактировано Gwenda Burke (2017-01-19 00:42:04)

+3

11

[icon]http://s5.uploads.ru/njazG.jpg[/icon]
Рори подпёр голову рукой и на секунду задумался: у него не было заготовленных заранее ответов, потому что он не думал, что такой серьёзный джентльмен, как этот дедов знакомый, станет беседовать с ним о таких серьёзных вещах. Но разницу в подходах он чувствовал очень хорошо.
– Понимаете, в Балликасле всем до тебя есть дело: все друг друга знают, у нас и по именам обращаться друг к другу – не редкость, – начал он рассудительным тоном. – Порой от этого устаёшь, но тебе всегда помогут, когда нужно. А Лондон такой большой, что, мне кажется, там всё с точностью наоборот.
Рори осёкся, решив, что сболтнул лишнего и мог обидеть таких приветливых британских гостей, и добавил:
– Это не плохо, нет. Это сложнее. Чем больше вокруг людей – тем непредсказуемее и интереснее. Нужно быть готовым ко всему и не зевать. А у нас даже время ощущается немного иначе.
А что касается лепреконов... Да, лепреконов, будь они неладны!..
– Дело вот в чём… Лепреконы – они своенравные, непредсказуемые и при этом очень умные, – ответил Рори. – А некоторые волшебники считают себя намного умнее, пытаются их перехитрить – ради их золота, например, а в итоге попадают в неприятности. А последствия деду приходится разгребать.
А потом Рори приходится разгребать последствия этого разгребания последствий: вкалывать в пабе больше обычного, бегать по разным поручениям, объясняться с придирчивыми посетителями, которые пришли не только выпить, но и душевно пообщаться с самим хозяином. И – никакой личной жизни. Вспомнив бездонные голубые глаза Шинейд, Рори печально вздохнул.
Отреагировать на семейные интересы Бёрков парень не успел ответить – мягкой поступью в «тихий» зал вошёл дед, а за ним проследовала необычная процессия: парящие в воздухе яблочный пирог, ароматный  и золотистый, маленькая корзинка с миндальным печеньем и вазочка с взбитыми сливками, за которыми, не сводя заинтересованных взглядов, прошествовали оба волкодава и маленький глен-оф-имаал.

Отредактировано Rory O'Shanahan (2017-01-21 15:09:32)

+3

12

Повинуясь воле волшебника, из маленького пристенного шкафчика выпорхнула посуда, салфетки, украшенные переплетающимися вышитыми узорами, и столовые приборы. Стол накрылся по мановению волшебной палочки, – в самом что ни на есть прямом смысле, – и лишь тёмную бутыль огневиски с оттиснутыми на этикетке сэлки и декоративными буквами «старого письма», Энгус поставил на стол своей рукой. Собственно, именно из-за неё он и задержался. Но оно того стоило – подобный чистый огневиски из перегонного куба нигде не делали уже давно. Исключительная алхимическая субстанция – исключительно к случаю!
Потрепав внука по голове, Энгус сдержано улыбнулся, – впрочем, по выражению его глаз было нетрудно понять, что он весьма доволен тем, что тот нашёл с гостями общий язык.
– Да, Рори. Мистер Бёрк – большой знаток своего дела, и, раз даже меня возникли некоторые вопросы, – заметил волшебник с беззлобной самоиронией, – он наша последняя надежда. Возможно, сегодня наши гости помогут нам пролить свет на одну такую загадку старины, – заметил он, присоединившись ко всем за столом. – Посмотрим, оживёт ли в руках Гвенды прялка твоей бабушки, Рори.
Конечно, современные волшебницы вряд ли умеют прясть, – впрочем, навыки приходят с опытом, – но тут было важнее посмотреть, как поведёт себя артефакт. И будет прекрасно, если магия в нём всё ещё жива: если эта вещь сможет найти новую хозяйку и принести кому-то пользу, это будет лучшей памятью об Уне. Она рассудила бы так же – Энгус был в том уверен.
[nick]Aengus O'Shanahan[/nick][status]We walk through ourselves[/status][icon]http://s0.uploads.ru/5SDi6.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ЭНГУС О'ШЕНАХЭН, 112</b></a><br>Волшебник, краевед, владелец "Вороны в короне" в Балликасле<br>[/info]

+3

13

Гвенда выглядела немного потерянной. Кажется, ирландцы были чересчур необычными для нее, а потому девочка старалась держаться осторожно, тщательно подбирая слова. И Карактакус ее полностью понимал: когда он сам впервые столкнулся с Энгусом, то был несколько потрясен его открытой манерой поведения. К тому же в умении ставить людей в тупик внук О’Шенахэна далеко переплюнул собственного деда. Одна его история про лепреконов чего стоила!
- Весьма интересное наблюдение! – стараясь оставаться серьезным, похвалил паренька Карактакус. – Но подобное можно ощутить не только в Лондоне, а во всех больших городах мира. Слишком много людей живет в одном месте, чтобы каждый знал другу друга и успевал интересоваться делами всех подряд. Будь иначе, весь день приходилось бы тратить только на одни приветствия, - подстраиваясь под легкомысленную манеру разговора юноши, ответил артефактолог. – Это было бы очень утомительно.
Мужчина замолчал, выслушивая очередную историю про коварных лепреконов, борьбу с ними, и даже хотел поинтересоваться, как же Энгусу удается их одолеть, когда в зале преследуемый пирогом и прочими сладостями появился сам старший О’Шенахэн. Взмахнув волшебной палочкой, он в считанные секунды накрыл стол.
- Пожалуй, мне следует почаще заглядывать к вам! – вдохнув аппетитный аромат, поднимавшийся от яств, весело заметил Бёрк. Мда! Не каждая деловая встреча начиналась с подобного пира. Жаль, что Энгусу так редко требовались советы артефактологов.
- Прялка? – с интересом разглядывая принесенную ирландцем вещь, переспросил Карактакус. – К сожалению, моя правнучка не умеет ей пользоваться, - на всякий случай предупредил маг. – Но думаю, что мы можем попробовать. Гвенда, ты нам не поможешь? – он ободряюще улыбнулся девочке. – Мистер О’Шенахэн покажет тебе, что нужно делать, а ты повторишь за ним.

+3

14

Гвенда в маленьких городах не жила, поэтому на месте Рори ей бывать не доводилось, что, наверное, хорошо. Излишнее внимание со стороны всех подряд - пусть даже это будут знакомые, ей определенно не понравилось бы: разве кто-то почти чужой должен знать, как у  нее дела и какие планы на завтра? Никого ведь это на сомом-то деле не интересует, но каждому приходится из вежливости отвечать на не очень-то вежливые вопросы. 
- Понятно, - Гвенда благодарно кивает - интересный из Рори выходит рассказчик. - Хорошо, что нас с лепреконами делить ничего.
С лепреконами все оказалось очень просто - если из удивительных рассказов Рори Гвенда сделала правильный вывод, волшебников, не поладивших с лепреконами, сгубила всего лишь жадность. Все люди жадные, просто кому-то нужны галлеоны, кто-то требует внимания, кто-то завидует чужому успеху. Гвенда, правда, так и не поняла, почему сам Рори конфликтовал с этими умными и хитрыми лепреконами, чем им не угодил его велосипед и зачем он вообще нужен волшебнику, но решила больше ни о чем не спрашивать. Каждый имеет право быть таким, каким хочет.
За маленькой процессией больших и не очень собак Гвенда наблюдает с любопытством: интересно, они всегда так? Вот хитрюги! Собаки Гвенде очень нравились - весело с ними, наверное, приходится.
- Конечно помогу, - соглашается Гвенда. Она, правда, действительно не умела пользоваться прялкой и до сегодняшнего дня в руках ни одной не держала, но дело-то наверняка в чем-то другом. - Что мне нужно сделать?

+2

15

– Нужно будет в первую очередь запустить колесо – оно встало, когда Уна покинула этот мир. Если прялка послушается тебя, спрясти нить будет несложно, – дружелюбно улыбнулся девочке Энгус, глядя, как чашки гостей наполняются ароматным чаем, чтобы никто из присутствующих не заметил в его взгляде лёгкую тень давней тоски по супруге. – Я объясню, как она устроена, но, я уверен, Гвенда и сама всё поймёт.
Всем людям приходится чему-то учиться, каждый день осваивать что-то новое – и в этом деле нет никакой разницы, какой факультет ты закончил и на каком языке ты говоришь как на родном.
Маленький глен-ов-имаал, цокая коготками по полу, подошёл  к столу и, трогательно и предано взглянув на мистера Бёрка, поскулил и потрогал лапой его ботинок.
– Собаки сегодня уже завтракали, – предупредил Карактакуса Энгус. – А вот вам не стоит упускать возможность подкрепиться после дороги.

Рори тем временем с интересом посмотрел на дедушкиных гостей. Так вот, оказывается, в чём заключалась цель их визита! И, хотя, это было не в его правилах – лезть с советами к старшим, он деликатно поинтересовался у деда:
– Может, мне позвать Шинейд? Она-то, наверное, знает, как обращаться с прялкой – подскажет что-то.
Шинейд не так много рассказывала о себе, но она родилась и выросла в Ирландии, – наверняка, у неё дома была бабушкина или прабабушкина прялка, с которой ей хотелось поиграть, когда она была маленькой. Даже странно, что дедушка не подумал обратиться к ней. Рори бы вот не хотелось оказаться на месте Гвенды – облажаешься ещё в обращении с незнакомой штуковиной, потом переживать будешь.

Энгус лишь покачал головой и подвинул внуку тарелку с куском пирога. Мальчик явно видел в объекте своего обожания некий идеал. А ещё явно искал повод с ним лишний раз увидеться. Впрочем, старый волшебник ничего не имел против.
– Лучше проведай её сегодня – отнеси кусок пирога, например, – Пэгги соберёт корзину с угощением.
Тем временем, пробили настенные часы, и зачарованная роспись на стене начала меняться – тюлени-сэлки сбросили свои шкуры, и на их месте на скалах возникли красивые девушки и юноши в тонких рубашках, расшитых кельтскими узорами. Они что-то обсуждали на староирландском, смотрели в сторону гостей, но в их взглядах не было неприязни. Однако Энгус решил перевести для пущей надёжности:
– Завидуют нам – тоже пирога  с чаем хотят.
Да, сэлки определённо были его коронной и излюбленной темой.
[nick]Aengus O'Shanahan[/nick][status]We walk through ourselves[/status][icon]http://s0.uploads.ru/5SDi6.jpg[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ЭНГУС О'ШЕНАХЭН, 112</b></a><br>Волшебник, краевед, владелец "Вороны в короне" в Балликасле<br>[/info]

Отредактировано Metamorphmagus (2017-02-10 19:31:54)

+1

16

Маг внимательно слушал нехитрое объяснение Энгуса, периодически переводя взгляд на Гвенду, которая, кажется, полностью прониклась важностью возложенного на нее задания. Девочка выглядела серьезной и собранной, словно ей предстояло сдать сложный экзамен. Хотя, наверное, подобное предположение не было далеко от правды. В конце концов, не каждой современной волшебнице приходится иметь дело с настоящей средневековой прялкой. Тут и взрослая колдунья могла ошибиться, что уж и говорить об одиннадцатилетней девочке. Только вот Карактакус ни капли не сомневался, что у его правнучки все получится: не только потому что она принадлежала к роду Бёрков, но и потому что была не по годам смышленым и внимательным ребенком.
- Попробуй! А мы поможем, если что-то пойдет не так, - ободряюще произнес мужчина и тут же замолчал, опустив взгляд вниз и удивленно разглядывая небольшую собаку, трогательно выпрашивавшую лакомство. Взгляд у животного был такой печальный, словно его не кормили год, а то и больше, что, однако, полностью расходилось с предупреждением Энгуса.
- Прости, дружок. Твой хозяин не разрешает, - извиняющееся сказал Карактакус и осторожно почесал пса за ухом. Кажется, того не очень-то устроила подобная замена угощения, но Бёрк не был в этом полностью уверен. Сам он животных никогда дома не держал, если не считать сов и филинов, которые не требовали особого беспокойства и заботы, а потому в поведении зверей разбирался еще хуже, чем в мотивациях поступков маленьких детей, с которыми все-таки имел бОльший опыт общения.
Рассуждения про приглашение в паб некой Шинейд Карактакус пропустил мимо ушей, играя в гляделки с собакой, все еще не терявшей надежды получить лакомство со стола, и старательно делая вид, что не заметил наивной влюбленности внука Энгуса в вышеназванную девушку.
- Так почему же вы им на картине пирога не нарисуете? – улыбнувшись, весело поинтересовался Бёрк, все еще продолжая гипнотизировать пса (или это пес гипнотизировал его?). – Трудно день изо дня наблюдать за тем, как другие едят, и оставаться равнодушным.

+1

17

- Хорошо, я попробую, - Гвенда, внимательно выслушав все, что от нее требовалось, улыбается в ответ волшебнику. Судя по всему, эта прялка для него не просто вещица, хорошо бы все получилось! На первый взгляд, действия с прялкой - совершенно незнакомым для нее предметом старины, не представляли особенной сложности, и все же капелька сомнения, что что-то да не получится, не покидала Гвенду. Впрочем, теперь Гвенде и самой хотелось попробовать - не только для того, чтобы помочь и проверить, можно ли еще что-то спрясть, но и из любопытства: разве будет у нее такая возможность когда-нибудь еще, если не сегодня. Прясть в дальнейшем Гвенда, конечно, не собиралась, у нее были совсем другие интересы, но попробовать-то это не мешало!
Пока хозяева обсуждали неизвестную Гвенде девушку, которая, судя по всему, должна была быть знакома с пряжей куда лучше, сама Гвенда с удовольствием наблюдала за собаками, дружное трио которых все еще крутилось тут же, вероятно, очень надеясь пообедать во второй раз. И она, конечно, обязательно угостила бы каждую, если бы не предупреждение хозяина.
- Какие красивые, - тоже замечает Гвенда, когда тюлени на часах превращаются в юношу и девушку. Их речи Гвенда, конечно же, не понимала - до тех пор, пока не последовало перевода, но все равно наблюдать было очень интересно.

+2

18

[icon]http://s0.uploads.ru/5SDi6.jpg[/icon][nick]Aengus O'Shanahan[/nick][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ЭНГУС О'ШЕНАХЭН, 112</b></a><br>Волшебник, краевед, владелец "Вороны в короне" в Балликасле<br>[/info][status]We walk through ourselves[/status]
- Почему? Почему? – весело переспросил Энгус, словно собирался объяснить элементарную вещь, которую должен был понимать каждый волшебник, заходивший в его паб. – Тогда бы уже посетители стали им завидовать. Это, конечно, принесло бы мне прибыль, но было бы не очень-то честно, - мужчина заговорщически подмигнул Гвенде, будто бы она одна могла понять смысл сказанных им слов.
- Не переживайте, юная леди! У вас все обязательно получится, - возвращаясь к главной теме их разговора, ободряюще произнес маг. – Вы волшебница. У артефакта нет другого выбора, кроме как послушаться вас, - он улыбнулся, стараясь успокоить девочку. Ему не хотелось, чтобы из-за волнения или неуверенности в себе она бы не справилась. Желание вновь увидеть, как вертится колесо, создавая не только новую нить, но и меняя погоду за окном, было слишком велико. Энгусу хотелось верить, что вещь, когда-то принадлежавшая его жене, не утратила магию, не превратилась в ненужную рухлядь. В его сознании прялка прочно ассоциировалась с Уной. И пока вещь могла творить чудеса, его супруга словно бы оставалась жива.
Вновь подмигнув Гвенде, Энгус установил прялку на пол и принялся объяснять свои действия: «Привязываем нить к катушке, затем осторожно продеваем в крючки, вытягиваем, покручиваем колесо. Теперь берем кудель и вытягиваем, покручивая на нить. Теперь опять раскручиваем косело. А вот и нить!» Он остановился, мимолетом взглянув в окно, убедился, что погода и не собирается меняться, и встал, уступая место девочке.
- Теперь попробуйте вы, - улыбнувшись, произнес волшебник. Переводя взгляд со светловолосой правнучки Бёрка на пасмурное небо за окном. Если артефакт все еще не утратил свою силу, то скоро небо должно было проясниться.

лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать

+2

19

Гвенда внимательно следила за объяснением и демонстрацией от мистера О'Шенахэна: как же это было сложно! Вроде бы, всё предельно ясно, но стоило ей оказаться на месте прядильщицы, она растерянно обернулась на прадедушку, который смотрел на неё ободряюще. А если у неё не получится? Будет очень неловко.
Впрочем, жажда к любым знаниям, даже не самым нужным, всегда отличали студентов Рейвенкло, поэтому Гвенда взяла себя в руки и, повторив про себя последовательность действий, начала прясть.
Кудель в руку, затем вытягиваем, покручивая на нить. Её движения были неуверенными и медленными, однако, чувствуя одобрение следящих за ней волшебников, она постепенно стала более расторопной.
- Получается! — радостно произнесла она, когда результат стал очевиден. - Как здорово!
Колесо действительно поддалось ей, и нить, выходившая из прялки, хоть и была наверняка далека от идеала, была сделана руками Гвенды, а потому казалась ей особенно ценной. Она не отвлекалась от своего занятия, чтобы взглянуть в окно, полностью увлечённая процессом прядения, а потому не заметила, как осторожно из-за туч выглянул золотой солнечный лучик и проскакал по залитым дождевой водой дворам.

+2

20

Карактакус ободряюще улыбнулся правнучке, нисколько не сомневаясь в том, что у нее все получится. Конечно, современные девушки были не привычны к обращению с подобными вещами, как прялками, веретенами и прочими «отживившими» предметами, когда-то составлявшими повседневный быт практически любого волшебника, но Гвенда была сообразительной девочкой, а Энгус – хорошим учителем, так что все должно было получиться.
Наблюдая за тем, как старший О’Шенахэн старательно объясняет то, как следует работать на прялке, Бёрк с трудом сдерживал улыбку, вспоминая дни своей прошедшей молодости. Конечно, даже тогда не все юные леди умели прясть шерсть, однако подобное времяпрепровождение не было чем-то совсем уж необычным. Честно говоря, спроси кто-нибудь Карактакуса, когда вышивание, рисование и прочие более популярные занятия окончательно вытеснили прядение, то он затруднился бы ответить. Все произошло слишком быстро.
Волшебник тихо вздохнул и посмотрел в окно, с интересом отметив, что облака на небе стали редеть, а вскоре и вовсе исчезли, уступив место солнцу.
- Гвенда! У тебя все получилось! – обернувшись к увлеченно крутившей колесо прялки правнучке, воскликнул мужчина.
- Энгус! Артефакт не утратил ни капли своей силы, - обратившись к старому знакомому, добавил он.
Пообедав и поблагодарив О’Шенахэном за теплый прием, а так же за интересное «представление» Бёрки покинули таверну, аппарировав обратно в Йоркшир.
Кстати, прялку Карактакус отказался покупать, посчитав, что подобный артефакт должен оставаться в семье, который принадлежал многие века, да и выгодно продать его кому-то еще вряд ли бы удалось.

+1


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » История игры » 27.07.1973: А лепреконы будут?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC