Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Прошлое » 27.10.1969: Ученье - свет, а неучёных - тьма


27.10.1969: Ученье - свет, а неучёных - тьма

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

» участники эпизода
Эстер Голдштейн и Рори О'Шенахэн
» время и место действия
27 октября 1969 года, Хогвартс, гостиная Хаффлпаффа
» краткое описание эпизода
Тот неловкий момент, когда объясняешь лоботрясу-старшекурснику элементарщину по зельеварению. И не менее неловкий момент, когда его, вроде как, не беспокоит твоя легилименция.

0

2

Как любил говорить дед Энгус, в мире нет ничего настолько плохого, что не может стать ещё хуже. Последний раз Рори вспоминал эту пословицу применительно к своим отметкам по зельеварению - с горчащей, словно прокисшее сливочное пиво, иронией. В том, что он совсем скатился, не было ничего удивительного: зельеварение – предмет сам по себе скучный, наравне с историей магии. И за авторитет и харизму преподавателя не уцепишься: профессор Слизнорт – человек мутный, как те сваренные на «отвали» зелья, которые  получались у Рори. Впрочем, кого он обманывал? Зелья были намного хуже, а по Слизнорту было просто нелегко понять,  с чем его едят и чем запивают. И его клуб «Слизней», к которому по понятным причинам парень не имел никакого отношения, был ему совершенно побоку.  Вот только с каждым новым занятием Рори всё отчётливее  осознавал, что зельеварение в этом году завалит. Точно завалит, и винить в этом ему будет некого. Именно поэтому теперь он каждое утро просыпался раньше, чтобы постепенно к концу года подтянуть «хвосты». Отчасти к этому подталкивало и кое-что другое. Конечно же, сидя в гостиной Хаффлпаффа под сенью произраставших в горшках растений, было бы приятнее воображать себя героем приключенческих книг писателей-маглов: Твена, Купера, Даррелла, - как ты, эдакий первопроходец среди тропических лесов, мачете прорубаешь дорогу себе и своим спутникам, а потом встречаешь благородных дикарей и разных экзотических зверей. Но сейчас мысли об этом мире неизменно выстраивались в невеселую цепочку, которая напоминала об августовском бегстве из Дерри – было очень страшно, страшнее любой известной Рори самой страшной магии, страшнее фразы «Десять баллов с Хаффлпаффа», которую ему нередко приходилось слышать на своем недолгом веку. Но ужаснее всего было осознать, что ты не просто не можешь никому из них помочь, а не имеешь права. Вот только именно эта принадлежность к другому миру сейчас и становилась спасением – тут было всё по-другому, но при этом  не менее настоящим, поэтому августовские воспоминания тускнели и начинали казаться чем-то совершенно нереальным, произошедшим с кем-то другим.
Палец бежит по странице сверху вниз, от строчки к строчке. «…Подробнее о воздействии валерианы смотри на странице  тридцать четыре». Ладушки-оладушки. Рори пролистал учебник назад и с удивлением обнаружил, что искомой страницы нет на месте.  Ах, ну да… Дело было ещё на первом курсе в конце года – ему стало любопытно, отрастет назад или нет, вот и решил проверить таким варварским способом. Теперь же перед Рори стоял не вопрос о том, считать ли эксперимент удавшимся, а что делать с его последствиями. А ничего. Да и шут с ними, - с валерианой, зельеварением и Слизнортом. И вообще, скоро завтрак, а после завтрака – уход за магическими существами – хоть что-то новое и действительно интересное. Рори захлопнул книгу и выбрался  из своего уютного уголка. В гостиной уже сидела первокурсница с  томиком Мышьякоффа, приметная такая белобрыска. Вроде бы, её звали Эстер и она чья-то там внучка – по крайней мере, именно такой вывод сделал Рори, пару раз нечаянно подслушав, как третьекуры обсуждают новое поступление. Была не была, если что – поправит. А он просто посмотрит, что там про валериану. Вдруг поможет? Ну вдруг?
- Привет, Эстер! – дружелюбно махнул девчонке рукой Рори и с самым серьёзным видом, на какой был способен, поинтересовался. - Можно на минутку твою книжку? Хочу проверить, будет ли больно, если стукнуть ей кого-нибудь по голове.
Когда шутишь для кого-то, самому становится веселее, особенно, если делаешь это с серьёзным лицом. Один раз начнёшь – потом трудно остановиться.
- На тебе проверять не буду.
[icon]http://s5.uploads.ru/njazG.jpg[/icon][status]Квиддич спасёт мир![/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>РОРИ О'ШЕНАХЭН, 14</b></a><br>оболтус с Хаффлпаффа, спортсмен<br>[/info]

Отредактировано Rory O'Shanahan (2017-09-08 21:31:57)

+2

3

Эстер Голдштейн не была жаворонком, но за последние недели ей пришлось сильно пересмотреть свое расписание.

Впервые в жизни оказавшись в таком большом скоплении народа - и не просто народа, а сверстников, она не из-за застенчивости или зачатков социофобии предпочитала завтракать раньше всех, и не просто так завела привычку учить уроки пораньше с утра или поздно вечером, когда в гостиной почти никого не было. Иначе слишком уж шумно. И вдвойне неприятно, если этот шум мешает больше, чем на несколько секунд задержать в собственной голове нужные строчки из учебника по трансфигурации, описывающего принципы превращения сходных по форме и размеру предметов. Минерва Мак'Гонагалл вызывала у Эстер почти священный восторг, как, впрочем, и у любого первокурсника после ее великолепного превращения в кошку и обратно, и эссе для нее писалось с особенным старанием - так, чтобы буквы ложились ровно-ровно, и чернила не оставляли клякс.

Рядом, на стопке книжек, лежал большой сэндвич с ветчиной, сыром и помидорами, который девочка выпросила на кухне у домовых эльфов, напихавших ей вдовесок еще и полные карманы пирожных, которые теперь покоились на краю стола, завернутые в бумагу - вещественное доказательство того, какие дураки эти любители сказать гадостей про Хаффлпафф. Потому что только у барсучат под боком кухня, и секрет как в нее пройти - тоже. Тщательно охраняемая факультетская тайна, между прочим, приобщившись к которой, можно даже после отбоя вылезать за перекусами, и домовики никому ничего не скажут.

Отложив в сторону дописанное эссе, чтобы просохли чернила, Эстер взялась за учебник по зельям, а задно, за бутерброд, в который вонзила зубы с чувством выполненного долга. Слизнорт (который девочке тоже нравился, пусть и не так сильно, как Мак'Гонагалл) не задал письменной работы, но поручил выучить наизусть состав и процесс приготовления зелья пробуждения, который они сегодня будут готовить по памяти. Со Слизнортом фокус подсматривания в голову преподавателя срабатывал почему-то совсем не просто, а полагаться на одноклассников в этом деле все равно что тянуть лотерею. Лучше уж подучить самой.

Змеиных зубов - шесть. Мер стандартного ингридиента из сушеных трав - четыре. Побегов волчьей погибели - две. Мальчишеский голос сверху, звонкий, но совсем не неожиданный - девочка слышала и шаги, и чужое смущенное беспокойство.
- Привет, - Эстер дружелюбно помахала сэндвичем. Чего волнуется-то? На мгновение она слегка сощурилась, будто пытаясь получше его рассмотреть, а затем удивленно подняла брови - третьекурсник и хочет учебник по зельям у мелкотни? - У меня есть конспекты про валериану, после того как варили напиток живой смерти, хочешь лучше их покажу? Сейчас антидот к нему задали.

[icon]http://s3.uploads.ru/mykYW.png[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ЭСТЕР ГОЛДШТЕЙН, 11</b></a><br> Студентка Хаффлпаффа, 1 курс<br>[/info]

Отредактировано Esther Goldstein (2017-04-13 16:34:09)

+1

4

Рори слегка удивился этой бескорыстной готовности помочь, несмотря на то, что уже успел привыкнуть к тому, что бросать товарища в беде  не в «барсучьих» правилах.
Значит, Эстер. Интересно, отчего это Филида и Фло Фицрой, перемывавшие ей кости, называли её странной? Рори бы согласился с этим, если бы она читала свои конспекты, стоя на голове, например, или по-совиному ухая при этом на каждой чётной странице. А тут-то в чём была странность? Сообразительная – понимает намеки. Добрая – вредина подняла бы его на смех, а не предложила помощь. Рори, конечно, было бы на это плевать, а вот она потом бы страдала, когда он, став звездой квиддича, из принципа не дал бы ей автограф. Жаль, что пока ему до этого далеко – провести Эстер и её друзей-первокуров на матч было бы хорошим жестом благодарности за помощь с уроками.
– Почему бы и нет? – отозвался Рори, плюхнувшись в соседнее кресло. – Это ты правильно – что конспекты ведёшь.
Умные люди учатся на чужих ошибках, а дураки – на своих собственных. Если бы Рори не ленился, у него самого остались бы полезные записи. А он всякий раз оставлял всё «на потом», выполнял задания по зельеварению спустя рукава, а то и вовсе не всегда доделывал. И вообще было бы безопаснее выкинуть его сумбурные и брошенные на середине конспекты с деревянного моста за внутренним двором. Рори тихо подозревал, что лучше не приготовить никакого зелья, чем сварить какую-нибудь сомнительную субстанцию по его записям. А то так рванёт, что ольстерские лоялисты вместе с республиканцами умрут на месте от зависти.
Вот ведь!.. Опять. Рори тяжко вздохнул и устало провёл ладонью по лицу.
– Меня, кстати, Рори звать. И если тебе рассказывали о загонщике с Хаффлпаффа, не подпустившем к своим в том году ни одного бладжера, то это обо мне говорили, – сообщил он новой знакомой и безо всякого подтекста поинтересовался. – А тебе, как погляжу, нравится зельеварение?
В этом не было бы ничего удивительного, раз Эстер в нём хорошо разбирается и старательно выполняет задания. Может, склад ума у неё походящий. И, в конце концов, неважно, в какой области ты силён – главное, чтобы был силён достаточно.
И тут до него запоздало дошло, что он ни словом не обмолвился о валериане.
Или всё-таки что-то сказал?
[icon]http://s5.uploads.ru/njazG.jpg[/icon][status]Квиддич спасёт мир![/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>РОРИ О'ШЕНАХЭН, 14</b></a><br>оболтус с Хаффлпаффа, спортсмен<br>[/info]

Отредактировано Rory O'Shanahan (2017-09-08 21:31:47)

+2

5

С людьми Эстер было по-настоящему тяжело: когда их вокруг много, она совершенно терялась в чужих мыслях, хотя порой и совсем не хотела их знать. Хаффлпаффка старалась побольше времени провести в одиночестве, что, конечно, не добавляло ей популярности. Про способность её уже кое-кто знал, и уже скоро, по-видимому, узнает вся школа, но вот как раз это Голдштейн не сказать, что пугало: бабушка Куинни говорила ей, что так будет.
Нелегко было скрыть такой дар, да и разве нужно? В действительности, наверное, попытаться бы стоило: за последние два месяца девочка успела сотню раз пожалеть, что прочла чьи-то мысли.
Только деваться, по правде-то, ей особенно некуда было.

— Тогда держи, — она протянула мальчику конспект. Сам Рори, по всей видимости, никогда их особо не вёл. — Я люблю смотреть квиддич, — задумчиво добавила Эстер. Она слышала мысли непроизвольно, и порой ей казалось, что человек вслух ей о чём-то сказал.
— Рори. Интересное имя. Ты из Ирландии? — На самом деле, девочке не хватало общения, и когда третьекурсник заговорил с ней, она очень старалась поддержать разговор, а то в школе у всех есть друзья. Она вдруг понадеялась, что он станет ей другом, хотя с чего вдруг? Он просто попросил учебник, но Эстер уже размечталась немного, естественно.
— Нет, мне почти ни о ком ничего не рассказывали, — хотя это вовсе не говорило о том, что Эстер мало знала, напротив. — Здорово! — Даже если это не совсем правда, они не будут об этом говорить.
— Зельеварение? Да, знаешь, не то чтобы... просто хотела вот подучить. Хотя профессор Слизнорт мне нравится. Но больше всего, если честно, профессор МакГонагалл, — удивительно, как даже от такой простой беседы могло подняться настроение. — А тебе что больше нравится, квиддич? — Закрыв учебник, Голдштейн отложила его.

[icon]http://s3.uploads.ru/mykYW.png[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ЭСТЕР ГОЛДШТЕЙН, 11</b></a><br> Студентка Хаффлпаффа, 1 курс<br>[/info]

Отредактировано Esther Goldstein (2017-04-13 16:33:48)

+2

6

–  Да, с северо-восточного побережья! – не без гордости за свои кельтские корни отозвался в ответ Рори. Это, в общем-то, и так было довольно очевидно: если в Хогвартсе, если рыжий, и если не Уизли, то значит, родом из Ирландии. –  Tá áthas orm bualadh leat*.
А дальше… Дальше Рори понял, что оказался на распутье, словно на правое плечо к нему приземлился добрый феникс и по-отечески советовал открыть конспект и погрузиться в чтение, а над левым болтался, попискивая, злобный лепрекон, который просто надирал его заболтать новую знакомую. И, пожалуй, у каждого из них была своя правда. Подтянуть зельеваренье действительно стоило, но ведь Рори совсем недавно проснулся, а пока он спал, говорить ему было совершенно не с кем! Он соскучился по людям. Живым людям. И, видимо, Эстер попала ровно в такую же неприятную ситуацию.
–  Да, мне нравится квиддич, –  кивнул Рори, протянув Эстер руку. – А ещё – простые и общительные люди, которые не начинают задирать нос, потому что ты рыжий, ирландец и…
«…и полукровка», –  закончил он про себя. Но к чему было отравлять утро дня, обещавшего быть весьма неплохим, такими неприятными мыслями? Несмотря на свой возраст, –  а возможно, и благодаря ему, вот этой вот детской непосредственности и дружелюбию, –  она казалась ему очень приятной собеседницей – далеко не каждый человек, с которыми ему доводилось пересекаться в школе, был таким открытым и дружелюбным, так к чему было вести себя  с ней как-то иначе?
– … и потому, что тебе нравится квиддич! – многозначительно посмотрев на девочку, закончил мысль Рори. – Да как вообще можно задирать нос, если кто-то в помещении любит квиддич? Если что-то в мире и объединит людей, то это будет только спорт. Кстати… –  немного поутихнув, О’Шенахэн перелистнул несколько страниц конспекта. – А ты никогда не думала не смотреть, а попробовать  свои силы в квиддиче, Эстер?
С таким вопросами обычно к малознакомым людям не лезут, но вновь вспомнив о валериане, о которой он, вроде бы, не говорил, Рори осознал, что, возможно, перед ним сейчас сидит будущая звезда стадиона.
–  У тебя ведь отлично развита интуиция – ты как-то догадалась, что мне очень нужны записи про валериану, хотя я просто попросил учебник, –  заметил Рори дружелюбно и не без энтузиазма. – А ведь это качество очень нужно ловцу – если загонщик должен мыслить, как бладжер, и бы-ы-ы-ы-ыть, – он выразительно протянул это слово, – бладжером, то ловец должен предвидеть полёт снитча на несколько секунд вперёд!
[icon]http://s5.uploads.ru/njazG.jpg[/icon][status]Квиддич спасёт мир![/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>РОРИ О'ШЕНАХЭН, 14</b></a><br>оболтус с Хаффлпаффа, спортсмен<br>[/info]
*приятно познакомиться
Как примерно звучит, лучше не нашёл - Рори произносит эту фразу мягче

Отредактировано Rory O'Shanahan (2017-09-08 21:37:37)

+2

7

— Agus ormsa freisin1, — почти неожиданно для самой себя и с жутким акцентом ответила Эстер. Естественно, раньше никогда в жизни ни слова не произносила по-ирландски, но это отнюдь не помешало юной хаффлпаффке прочесть эту фразу в мыслях Рори: в Ирландии её всегда говорят при знакомстве.
Девочка весело улыбнулась новому знакомому, пожав ему руку.
А ещё — не заметила, что про чистоту крови мальчик только подумал, а вот про квиддич сказал уже вслух. — Да что такого-то, я тоже полукровка. Мой дедушка — самый настоящий маггл! — заявила мисс Голдштейн с никак не меньшей гордостью, чем её новый знакомый, когда сказал, откуда он. — Он печёт очень вкусные булочки, — мечтательно добавила она, думая о том, что в Хогвартсе булочки и вполовину не такие вкусные, как в пекарне дедушки Джейкоба. Но от этих мыслей её быстро отвлёк Рори, не прекращавший говорить о квиддиче.
У неё глаза от удивления раcширились. — Мне? Попробовать в квиддич?, — эта мысль девушку пока не посещала, хотя идея, безусловно, интересная. — На первом курсе в команду нельзя, но потом... я подумаю, — на уроках полётов мадам Трюк её хвалила, но там и задания были попроще... И не успела Эстер начать об этом рассуждать, как Рори заговорил про интуицию. Девочка опустила глаза.
Рассказать ему? Кажется, однокурсники стали с опаской смотреть на неё, узнав, что она читает их мысли. С другой стороны, её новый знакомый, кажется, точно что говорил о том, что ему нравятся простые и общительные люди. Хотя Эстер, как раз, ни то, ни другое. По крайней мере, ей самой так казалось. Вздохнув, она всё же решилась.
— Рори, это не совсем интуиция. Я в самом деле могу читать мысли, — негромким, почти извиняющимся голосом проговорила девушка, стараясь смотреть в сторону.

1 Ответ на фразу «приятно познакомиться»
[icon]http://s3.uploads.ru/mykYW.png[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ЭСТЕР ГОЛДШТЕЙН, 11</b></a><br> Студентка Хаффлпаффа, 1 курс<br>[/info]

Отредактировано Esther Goldstein (2017-10-12 23:54:13)

+2

8

Чем дальше Рори слушал, что говорит его новая знакомая, тем сильнее у него отвисала челюсть под действием силы тяжести и крайней степени удивления. Ладно, он ещё мог предположить, что в руки Эстер попал универсальный англо-ирландский разговорник, где любому сассанаху на пальцах объяснят, как правильно поздороваться с североирландским повстанцем, чтобы он не вышиб тебе мозги в первую же минуту знакомства в каком-нибудь тёмном переулке Белфаста. Но ведь он ни слова не произнёс о том, что он полукровка! В приличном обществе такие вещи вообще вслух лишний раз не говорят! Но Эстер сама расставила точки над i. Правда, порванный шаблон от этого не стал более целым.
– Так-так-так, – задумчиво пробормотал О’Шенахэн, взъерошив рыжие волосы на затылке. Он слышал про таких ребят, – их, вроде, называли легилиментами, – от деда. И про заклинание легилименции что-то на занятиях по чарам ему попадалось. Что-то, чему он в своё время тоже не уделил должного внимания. А зря, очень зря! Потому что сейчас, глядя на то, как переменилось настроение Эстер, и уловив, как изменился её тон, он с трудом представлял, что ему делать.
Единственное, что не вызывало никаких сомнений, так это то, что она не врала. Даже если допустить желание произвести сильное впечатление на старшего товарища с той же вероятностью, что и англо-ирландский разговорник, вопросы о чистоте крови не денешь никуда. И валериану, дополнившую картину, тоже.
С другой стороны, а разве в этом было что-то плохое? Лично для него, Рори О’Шенахэна – так точно ничего. Вот если бы Эстер в свободное время бегала по Хогвартсу и щемила по углам маленьких и слабых, угрожая им чтением мыслей и собирая с них дань шоколадными лягушками, или, забравшись в чужую голову, озвучивала творящийся там хаос к вящей радости всех пристуствующих, сопровождая всё это едкими комментариями и демоническим хохотом – был бы уже другой разговор. Но ведь её способности никому не вредили. Даже в чем-то помогали лучше друг друга понять. А то как бывает: один не так сказал, другой не так понял, и всё, враги навеки.
– Очень и очень жаль, – ответил Рори, стараясь спрятать волнение за обыденным тоном. – Значит, у тебя не будет преимущества перед другими ловцами – едва ли у снитча есть какие-то мысли. У него даже головы нет… – он хмыкнул, прикрыв рот ладонью. – Или как раз голова есть, но нет всего остального? Но это ничего не меняет, – дружелюбно добавил он, и, на всякий случай обтерев ладонь о жилет, протянул её Эстер для рукопожатия. – Вернее, меняет, но лично я не вижу в этом ничего плохого. Кстати, – промедлив, поинтересовался он. Уж очень личным мог прозвучать этот вопрос, но Рори было чрезвычайно любопытно узнать. – Ты всё это уже прочла или ещё нет?
[icon]http://s5.uploads.ru/njazG.jpg[/icon][status]Квиддич спасёт мир![/status][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>РОРИ О'ШЕНАХЭН, 14</b></a><br>оболтус с Хаффлпаффа, спортсмен<br>[/info]

Отредактировано Rory O'Shanahan (2017-09-25 00:11:42)

+1

9

Обычно, стоило только Эстер заговорить о легиллименции или выдать способности к чтению мыслей иначе, как люди пугались её. Хорошо ещё, если не злились: люди привыкли считать тайником свои головы — им тяжел принять, что мисс Голдштейн может его распахнуть без усилий.
Можно себе представить, как хаффлпаффка удивилась тому, что Рори иначе воспринял её правду, не видя в легиллименции ни опасности, ни оскорбления. Кажется, прежде лишь родственники так относились к способности Эстер: однокурсники сторонились её, словно секретов у них, как у гоблинов в «Гринготтсе». С одной стороны, одной девушке было гораздо легче сосредоточиться на чём-то, с другой же — друзей завести тоже очень хотелось.
Маленькая ведьма осторожно пожала руку новому знакомому.   
— Да, если честно, прочла. Извини, — девочке совсем не хотелось без спроса влезать в чьё-то сознание, но, к несчастью, она не могла управлять своим даром. — Я совсем не хотела, но ничего не могу сделать с этим. Бабушка говорит, что со временем это пройдёт, но... не знаю, — похоже, мисс Голдштейн втайне надеялась, что «со временем» будет недолгим.
— На меня часто злятся. Не хотят разговаривать, — вздохнула Эстер. Не то, чтобы ей нужно было кому-то пожаловаться: просто другие с ней особенно не разговаривали. А хаффлпаффка была ещё слишком мала и не понимала, что не она теряла людей — это люди теряли её. Голдштейн была добрым и милым ребёнком, искренней и открытой девочкой, мечтавшей об обыденных вещах вроде пустой болтовни на переменах, шутках, друзьях и приятелях. Может быть, Рори захочет быть её другом? Волшебнице очень хотелось, чтоб стал: очень немногие люди от неё не отшатывались, и Эстер всегда будет это ценить.
— Почему ты не злишься? — почему-то этот вопрос задать проще, чем предложить дружбу. Голдштейн за эту краткую беседу не так уж и мало прочла в мыслях Рори. Хаффлпаффец действительно не думал о ней ничего плохого, но что, если ему не захочется дружить с девчонкой? Тем более, он-то её плохо знает.
Но он хороший человек, а в конечном счёте именно это ведь самое важное.

[icon]http://s3.uploads.ru/mykYW.png[/icon][info]<a href="ЗДЕСЬ НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТЕ"><b>ЭСТЕР ГОЛДШТЕЙН, 11</b></a><br> Студентка Хаффлпаффа, 1 курс<br>[/info]

+2


Вы здесь » Marauder's Map: What you always wanted to know about 1976 » Прошлое » 27.10.1969: Ученье - свет, а неучёных - тьма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC